Российские и немецкие бизнесмены намерены продолжать сотрудничество

Дата публикации: 04.04.2014

 

В рамках Второго Московского Экономического Форума 27 марта 2014 года состоялся круглый стол «Взаимодействие российского и немецкого бизнеса в несырьевой экономике». Эксперты затронули в дискуссии как практические вопросы делового сотрудничества, так и проблемы влияния сегодняшней внешнеполитической ситуации на перспективы экономического взаимодействия России и Германии.

Особый характер партнерства

Открыл круглый стол модератор Андрей Кобяков, экономист, заместитель главного редактора журнала «ОДНАКО». Он отметил, что Россия и Германия имеют давнюю историю сотрудничества, и это далеко не только современная история - мы знаем такие примеры и в советский, и в досоветский период. Была немецкая слобода в Москве в 16-18 веках, еще раньше во времена Ганзейского союза и Новгородской республики существовали интенсивные торговые связи.

«Особый характер наших отношений трудно переоценить. Это и показатели товарооборота – Германия ключевой торговый партнер России в Европе, хотя нас многое не удовлетворяет с точки зрения динамики этого товарооборота - он мог бы быть и более интенсивным. Но и ниша России не лучшая, мы преимущественно поставляем в Германию сырьевые товары. Мы хотели бы это изменить, и задача МЭФ обсудить также и то, что может в этом направлении сделать и сам бизнес», - сказал эксперт.

Более отрадна картина с точки зрения инвестиций. Если исключить разного рода спекулятивные потоки, идущие через экзотические офшорные юрисдикции, то Германия окажется на первом месте среди инвесторов в Россию, и что важно, эти инвестиции в основном носят неспекулятивный характер. Это и прямые инвестиции в производство, и кредитная деятельность (немецкие банки действуют в России еще с 90-х годов), кооперация, организация совместных производств. Существуют сферы, где такое сотрудничество могло бы развиваться столь же бурными темпами, как в сфере автомобилестроения или стройматериалов - например, это могла бы быть химическая промышленность.

Андрей Кобяков отметил, что вступление России в ВТО неоднозначно сказывается сегодня на этом сотрудничестве. Для тех немецких компаний, которые ввозят свои товары в Россию, ВТО – это вроде бы благо, но в условиях ВТО для них обостряется и конкуренция за российский рынок с компаниями из Азии. Гораздо сложнее ситуация с инвестиционными проектами. Многие решения об инвестировании принимались, когда предполагался защищенный режим функционирования внутреннего российского рынка, и теперь такие проекты сталкиваются со сложностями.

Немаловажный аспект – подготовка кадров. С одной стороны, в СССР существовали большие традиции профессионально-технического и среднего специального образования. В Германии подготовка квалифицированных рабочих и технических специалистов во многом сегодня является образцовой. И здесь развитие партнерских инициатив могло бы положительно сказаться на качестве совместных проектов в России.

«Политический кризис на Украине, конечно, накладывает сегодня отпечаток на российско-немецкое экономическое взаимодействие. Мы видим, что обсуждаются санкции. В то же время важно не принести в жертву тот огромный опыт и потенциал, который уже наработан в нашем деловом сотрудничестве. Он мог бы стать мостом для выстраивания прочных связей между нашими странами, в том числе и геополитических. Трудно переоценить потенциал прагматического сотрудничества немецких и российских деловых людей, которые, несмотря на все трудности, ответственно относятся к этому взаимодействию», - заключил эксперт.

Модератор круглого стола с немецкой стороны, Фальк Тишендорф, управляющий партнер московского офиса юридической компании BEITEN BURKHARDT, обратил внимание, что долголетний успешный опыт взаимодействия российского и немецкого бизнеса не исчерпывается большими (а в последние годы – рекордными) показателями торгового оборота. Не менее важно, что немецкие компании присутствуют и работают в России. «Сегодня более 6 тыс. немецких фирм ведут свою деятельность в России, и они находятся не только в Москве, Санкт-Петербурге и других крупных городах. Немецкий бизнес работает в 81 регионе России, ни одна другая страна не представлена так широко», - подчеркнул он. Эксперт также отметил, что 99% предприятий в Германии – это предприятия среднего бизнеса, они обеспечивают 70% всех рабочих мест, их вклад в ВВП составляет 95% и они являются двигателем немецкой экономики. Этим бизнесам необходимо выжить в условиях глобализации, тогда как российская экономика нуждается в модернизации. Именно поэтому так важен диалог между бизнесом России и Германии.

Федор Хорохордин, представитель Земли Бавария в РФ, рассказал, что баварский бизнес давно и успешно работает в России, и даже нынешняя сложная ситуация этого не изменила: «Мы работаем в первую очередь в интересах средних и малых и компаний из Германии. Крупным, конечно, легче пережить любые кризисы. Действительно, сегодня есть опасения по поводу свертывания двусторонних торгово-экономических связей. Но претензии по этому поводу немецкие компании высказывают скорее в адрес Брюсселя и Берлина. Последних упрекают, в частности, в том, что им и сейчас и в прошлом следовало бы действовать более тонко, с учетом в том числе и интересов России. Большинство бизнесменов все-таки проявляет оптимизм». 

По мнению эксперта, сегодня важно не допустить, чтобы в одночасье разрушилось все, что было наработано в течение многих лет. Наоборот, нужно объединять усилия, чтобы развивать этот потенциал. Похоже, что сегодня руководство Германии старается проводить более взвешенную политику – в стране все чаще звучат голоса, что не одна Россия виновата-де в сложившейся кризисной ситуации.

В то же время эксперт обратил внимание на другие, не связанные с геополитикой, сложности во взаимодействии российского и немецкого бизнеса. В первую очередь это слабость самой российской экономики. Бизнес уже отреагировал на серьезное ослабление рубля к евро (хотя сам по себе это действительно неплохой стимул для российского экспорта) – многие российские компании, которые ведут сделки с немецкими, сегодня оказались в сложной ситуации. Одновременно, это уже активизировало работу на российском рынке восточных конкурентов - которые будут рады использовать эту ситуацию, чтобы подешевле предложить российским предприятиям свою номенклатуру, в частности, станки. Понятно, что качество этих аналогов будет, скорее всего, несравнимо с немецким, но отвоевать определенные позиции у немцев на российском рынке восточные компании могут.

Еще одна проблема для немецких фирм – как найти партнеров в России, причем не из гигантов, а из такого же среднего бизнеса. Во-первых, средний бизнес в России еще недостаточно развит, особенно в сфере производства. Во-вторых, не все регионы внятно реализуют поставленную руководством страны цель привлечения иностранных инвесторов. «Зачастую такая работа ведется не очень профессионально, сказывается отсутствие опыта. И тут россиянам есть чему поучиться у Германии, включая, разумеется, и Баварию: это и технологии привлечения инвестиций, и региональный маркетинг, и связанные с этим вопросы коммуникаций и PR. Кроме того, не всегда успешно работают механизмы сотрудничества по линии торговых палат – если с немецкой стороны в таких организациях существуют обязательное членство и необходимость регулярной уплаты серьезных членских взносов, - а это помогает формировать бюджет для повседневной деятельности в интересах предпринимателей, - то в России такого нет. Многие региональные ТПП в нашей стране постоянно вынуждены изыскивать средства, ставить во главу угла предоставление услуг на возмездной основе. Отсюда возникают трудности с информированием через их каналы российского бизнес-сообщества о предложениях, например, баварских предприятий », - рассказал Федор Хорохордин.

Несмотря на все это эксперт видит даже в нынешней ситуации большой потенциал сотрудничества. «В Германии экспортно-ориентированная экономика, и немецкие компании всегда заинтересованы в новых рынках. Тот немецкий бизнес, который уже работает в России, на 99% позитивно отзывается о своем опыте, и никто не хотел бы уйти из России в свете последних событий. Мы должны пережить этот кризис, от нас всех требуется активная работа по демонстрации перспектив двустороннего сотрудничества, а также сегодняшних его успешных примеров», - резюмировал он.

Шансы на модернизацию и роль Германии

Сопредседатель МЭФ, член-корреспондент РАН, директор Института экономики РАН Руслан Гринберг обратил внимание, что Россия в своей новейшей истории имела три шанса для модернизации в партнерстве с Европой. Первый раз это было, когда Горбачев объявил о конце холодной войны и концепции общеевропейского дома. «Однако западный триумфализм по отношению к России с одной стороны, и то, как безоговорочно в России поддались соблазнам свободного рынка, привели к взаимному отчуждению России и Запада», - сказал Гринберг. Второй раз Россия упустила шанс, когда не использовала свои доходы от экономического роста, продолжавшегося до кризиса 2008-2009, для промышленной модернизации.

И наконец, по мнению сопредседателя МЭФ, третьим шансом, «улыбкой судьбы», могла стать нынешняя ситуация мирового экономического кризиса и стагнации на Западе. В этой ситуации Россия и Германия имели возможность, объединив усилия, осуществить проект масштабного партнерства. «Я говорил об этом с Штайнмайером, еще когда он был вице-канцлером. Идея была в том, что мы создаем высокий спрос на немецкие машины и оборудование, напоминающий программы СССР, но на рыночной основе, и это поможет нам в модернизации. Мы исходили из того, что Европа не может одна выжить в мире среди восточных драконов и тигров, и что только вместе - научный гений России и технический гений Германии - мы сможем быть мощной силой в мире, где есть такие гиганты как США и Китай, а не превратиться по отдельности в экономических «карликов»», - рассказал Руслан Гринберг.

Но ситуация с Крымом все изменила. «Конечно, если бы все было по абхазскому варианту, то санкции были бы гораздо слабее. А сейчас поезд ушел. Мы живем в новой реальности. Это пока не холодная война, но уже холодный мир». В своих оценках экономического влияния присоединения Крыма Руслан Гринберг далек от эйфории – конечно, в долгосрочной перспективе это важное приобретение, но сейчас регион потребует огромных вложений, чтобы использовать его потенциал. В то же время, по его мнению, Запад должен понять, что Крым – это отдельна