План или пропал. Экономист Сергей Глазьев — о том, зачем России Госплан

Дата публикации: 13.01.2023

В 2022 г. в России зазвучали идеи о возрождении Госплана. Что даст усиление планового начала в экономике? Идёт ли речь о возвращении к практике советских времён? Aif.ru задал эти вопросы академику Сергею Глазьеву, два месяца назад возглавившему Институт государственного планирования.

Бумаг горы, толку мало

Алексей Макурин, aif.ru: — О «Госплане 2.0» говорят сегодня не только экономисты, но и часть сенаторов, депутатов Госдумы. Почему дискуссии о планировании всё сильнее приобретают политическую остроту?

Сергей Глазьев: — Потому что речь идёт о базовых проблемах, от решения которых зависят жизнь и развитие нашей страны под санкциями. Раньше мы могли покупать на Западе любые товары, которые сами не выпускали. Теперь санкционные барьеры делать этого не позволяют и приходится налаживать производство широкой номенклатуры отечественной продукции, необходимой людям и экономике. Но, несмотря на политические декларации, импортозамещение в промышленности идёт вяло. И одна из главных причин — отсутствие эффективного госпланирования.

— Что вы имеете в виду? Разве мало министерствами и ведомствами принято стратегий, концепций и разных дорожных карт?

— Это документы стратегического планирования. Их десятки тысяч. Чиновники регулярно составляют их, демонстрируя бурную деятельность и не неся никакой ответственности за достижение запланированных показателей, чаще всего остающихся на бумаге.

— Почему?

— В реальности госструктуры работают на основе других документов — росписи бюджетных расходов, планов текущих действий правительства РФ и региональных администраций. Строго контролируется выполнение программ госзакупок и вооружений, программ развития важнейших отраслей. За их срыв должностные лица наказываются. Но эти реальные планы составляются бессистемно, без увязки с документами стратегического планирования.

По сути, госпланирование в России отсутствует как система. Есть множество несостыкованных между собой документов, исполнение которых практически невозможно вследствие отсутствия источников финансирования. Ни стратегические планы верхнего уровня, ни отраслевые, ни региональные документы не содержат заданий по выделению денег. Денежно-кредитная политика и налогово-бюджетная политика ведутся с полным игнорированием документов стратегического планирования, включая послания президента страны.

Как лебедь, рак и щука

— Как сказываются эти проблемы на экономике и всей нашей жизни?

— Самый яркий пример — провал реализации Концепции долгосрочного социально-экономического развития РФ до 2020 г., которая с помпой была принята в 2008 г. Не было выполнено буквально ничего из того, что там написало правительство. Ожидалось, что к сегодняшнему дню Россия достигнет технологического суверенитета и мы будем летать на отечественных самолётах. Планировался объём производства в 1,5 раза больше, чем сегодня обладает страна, и доходы населения в 1,5 раза выше, чем фактически. В реальности всё только ухудшилось.

И как иначе могло быть, если разные ветви власти и бизнес действовали словно лебедь, рак и щука из басни Крылова? Президент поставил задачу совершить экономический рывок. Но Центральный банк блокировал её решение, сворачивая кредитование инвестиций под предлогом «таргетирования инфляции», госбанки вместо кредитования инвестиций стремились к прибыли за счёт комиссий с населения, а предприятия переправляли доходы в офшоры, вместо того чтобы вкладывать в развитие. При этом все клялись в следовании курсу президента и правительства. Но не достигались цели ни по росту производства, ни по снижению инфляции.

— Как такая практика тормозит импортозамещение?

— В России есть свободные мощности, позволяющие после ухода западных компаний на 20% нарастить производство собственной продукции. Но для освоения новых технологий и изделий предприятиям требуются кредиты по разумным процентным ставкам и стабильный курс рубля, чтобы не прогореть с инвестициями. А Банк России не обеспечивает им ни того ни другого. В такой ситуации без введения реального госпланирования, подкреплённого ответственностью исполнителей, финансированием и научным обеспечением проектов, импортозамещение не состоится: российские импортёры просто переориентируюся с Запада на Восток и Юг.

Планы и рынок

— В СССР директивы из центра настолько сильно сковывали инициативу предприятий, что Госплан даже высмеивался в анекдотах. Не осложнит ли усиление госпланирования жизнь российского частного бизнеса?

— Государственное планирование социально-экономического развития не противоречит рыночной конкуренции. Этот инструмент используют сегодня почти все развитые и успешно развивающие страны, независимо от политического устройства. XX съезд Компартии Китая недавно утвердил директивы на текущую пятилетку. В Индии, где в политике конкурируют разные партии, действует аналогичная система стратегического планирования, включающая инструменты кредитования приоритетных направлений экономики. В странах Запада планируется научно-техническое, пространственное, энергетическое, транспортное развитие, а денежно-кредитная и налогово-бюджетная политика синхронизируется с этими планами.

КСТАТИ
— В Китае от выполнения планов напрямую зависит карьера, — свидетельствует директор Института стран Азии и Африки МГУ Алексей Маслов. — За срыв показателей или неисполнение распоряжений вышестоящих органов чиновников наказывают чаще по партийной линии. Их могут исключить из КПК, снять с постов и даже отдать под суд. Любое порицание — это большой позор.
— Какие экономические показатели целесообразно планировать сегодня в России?

— Прежде всего — среднюю продолжительность жизни, доходы, бедность и безработицу, обеспеченность социальной инфраструктурой. Во-вторых, это прирост ВВП, объёмов производства и строительства. В-третьих, это курс рубля, процентные ставки, кредитование и инвестиции. В-четвёртых, расходы на научно-исследовательские и конструкторские разработки, уровень инновационной активности. В-пятых, внешнеторговый и платёжный баланс, уровень золотовалютных резервов.

— Как сочетаются государственные планы и рыночная экономика?

— Директивное планирование возможно лишь в госсекторе по ограниченному кругу показателей. Планирование макроэкономических показателей может быть только индикативным. Но в обоих случаях должны применяться правовые механизмы, сводящие в общий план действий интересы различных хозяйствующих субъектов и государства. Например, в России можно шире использовать специнвестконтракты между частными компаниями и правительством, в рамках которых бизнес обязуется реализовать важные для государства проекты в ответ на финансовые льготы и гарантии.

При этом правительство должно нести политическую ответственность за достижение макропоказателей производства, инвестиций, уровня и качества жизни населения. А для руководителей министерств, ведомств, госбанков и институтов развития должна быть установлена административная ответственность. Соответствующий законопроект мною вносился в Госдуму полтора десятилетия назад, но был отвергнут тогдашним правительством и депутатским большинством

.


Источник публикации: АиФ

ПОДЕЛИТЬСЯ: