Гринберг Р.С., Некипелов А.Д.
Диалог. Об экономике

20.03.2013. Пленарная дискуссионная панель I «Кризис рыночного фундаментализма в мире и России. Рождение новых ориентиров»

Руслан Гринберг: Мне очень интересно знать мнение академика Некипелова по поводу того, что «капитализм начинается там, где кончается рыночная экономика». Я такого никогда не слышал, но когда-то надо начинать.

Александр Некипелов: Я согласен с профессором Валлерстайном, что, наверное, здесь проблемы терминологического характера. Наверное, никакой здравомыслящий человек не думает, что современная экономика является экономикой свободной конкуренции. Этого никто не думает.

Но из этого совсем не следует, что понимание законов функционирования свободной конкуренции не является важным для того, чтобы понять, что потом происходит, и как это потом деформируется, почему и так далее.

То же самое относится к «экономическом человеку». Я так же, как сам Адам Смит (автор этой концепции), не считаю (и он не считал), что человек является «экономическим человеком».

Это абстракция, которая позволяет многие вещи (не все, но многие) объяснить. Она позволяет (если на технические позиции становиться) объяснить, почему цена падает в большинстве случаев, когда предложение увеличивается или спрос падает, и так далее.

Но это совершенно не означает, что Смит считал, что все качества человека сводятся именно к качествам «экономического человека». Это разные вещи.

По поводу ВВП. Гжегож Колодко поднял этот важный вопрос. На мой взгляд, он является частью более широкого и очень серьезного вопроса. Это одна из тех вещей, которые остаются загадкой для экономической теории после того, как Кеннет Эрроу сформулировал теорему о возможности или о невозможности, как ее часто называют. Когда выяснилось, что невозможно сформулировать (в рамках тех предположений, которые были), что представляет из себя система групповых интересов.

А этот вопрос приводит к тому (и многие этого не понимают), что вообще сегодня в экономической науке два качественно разных раздела, покоящихся на разных основаниях.

Микроэкономика, которая исходит из того, что межличностные сравнения полезности и благосостояния невозможны, и макроэкономика, которая суммирует стоимостные показатели, рассматривает их как характеристику уровня успешности развития.

Дело не в том, что GDP — плохой показатель. Есть попытки составить другие. Дело в том, что микроэкономика оперирует векторами, а макроэкономика пытается спрессовать ради удобства и практического применения и представить это в скалярном выражении, в виде числа.

Можно в GDP пытаться добавить экологическую составляющую, можно массу других, но это не изменит сути соответствующего показателя как скалярной величины.

Последнее, что касается Маркса. Я считаю, что это был совершенно выдающийся ученый. Я думаю, его наследие важно сегодня. Потому что он поставил перед собой задачу — создать целостное представление функционирования экономической системы. Сегодня оно у нас во многом разрушено.

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Читайте также:

Гринберг Р.С.
О Форуме

Гринберг Р.С.
О кризисе

Бузгалин А.В., Гринберг Р.С.
Диалог. Об альтернативах в экономике

Дмитриева О.Г., Гринберг Р.С.
Диалог. О кризисе науки

Якунин В.И., Гринберг Р.С.
Диалог. О новой экономической теории

Гринберг Р.С., Колодко Г.
Диалог. О рыночной экономике

Некипелов А.Д.
О кризисе

Некипелов А.Д.
О догматизме в экономике