В России появился задел для темпов экономического роста, как у Индии

Дата публикации: 11.04.2024

30% экономического роста в России по итогам прошлого года обеспечило импортозамещение. Такие данные были озвучены на Московском экономическом форуме (МЭФ). Власти в стране при этом продолжают уверять, что мы оказались первой экономикой Европы, вот только уже в 2024 году от темпов роста ничего не останется — они составят 1,5% против 3,6% в 2023 году, хотя мы можем расти темпами Индии — 7–8%.

Председатель МЭФ — Константин Бабкин, один из руководителей Ростсельмаша, промышленник, который за последний год открыл в Ростовской области три новых машиностроительных завода. Он отмечает, что МЭФ — единственный экономический форум, на котором говорят не о деньгах, а о людях и возможностях для людей.

Пока же мы имеем скорее упущенные возможности. Экономическая политика в стране, несмотря на все изменения и противостояние с Западом, полна парадоксов: бедные странным образом платят в процентном отношении больше налогов и сборов, чем богатые, производители-сырьевики платят меньше налогов, чем производители готовой продукции, а ЦБ по-прежнему нацелен не на развитие, а только на "борьбу с инфляцией", в жертву которой приносит экономический рост.

Перечислять парадоксы продолжила независимый депутат Госдумы Оксана Дмитриева. Она указала на странную политику госзаимствований при параллельном пополнении ФНБ. Нижняя граница избыточных заимствований за 20 лет составила порядка 20 трлн рублей, подсчитала она.

Подобный подход с госдолгом планируется сохранить и на перспективу 2024-2026 годов. Например, правительство ежегодно берет в долг около 4 трлн руб. у коммерческих банков под высокий процент — больше 10% годовых. При этом кабмин продолжает пополнять Фонд национального благосостояния нефтяными сверхдоходами, то есть растит долговые обязательства при наличии денег "на другом счете".

По словам Оксаны Дмитриевой, вся пирамида госдолга нужна для перекачки ресурсов в банковский сектор и для возможности бесконтрольного расходования средств "за балансом бюджета". И если доля расходов на обслуживание госдолга в бюджете 2009-2010 годов была менее 2%, а расходы на образование были вдвое больше, то в 2023 году расходы на обслуживание госдолга выросли до 5,3%, тогда как расходы на образование остались примерно на том же уровне — 4,4%.

Так в пользу кого ведется такая политика? Ищите, кому выгодно, как говорится.

Если же отказаться от практики профицитных бюджетов, накапливания ФНБ при наращивании госдолга, то тогда у нас будет рост 7-8%, как в Индии, отметила Дмитриева.

Академик Сергей Глазьев говорит, что наши власти сами не верят в то, что можно достигнуть высоких темпов экономического развития в России. И по прогнозам, рост "крупнейшей экономики Европы", то есть нашей, уже в 2024 году снизится до 1,5% с 3,6% в 2023-м. При этом экономическая система по-прежнему несправедливо выстраивается в пользу сверхбогатых, ориентирована на спекулянтов и на вывоз капитала.

— Мы часто слышим бравады, что РФ обогнала экономики Европы. Но уже в 2024 году от темпов роста ничего не останется, — подчеркнул он.

Заместитель секретаря Общественной палаты Александр Галушка отметил, что продолжается невыполнение государством своей организующей роли в экономике, от этого мы и имеем многие проблемы.

— Все сроки по модернизации БАМа и Транссиба сорваны, кто их не выполняет? Когда моделью работы ведомств является распределение субсидий с дальнейшим умыванием рук, а не цели развития, то как вы реализуете задачи развития? Это невозможно в принципе. Качество менеджмента нужно выводить на принципиально другой уровень. Вспомним, как индустриализация в стране проводилась, как были созданы новые отрасли — все это качество планирования, и делалось это без цифровизации, ИИ и больших данных, — напомнил он.

По итогам прошлого года в России был рост инвестиций в экономику на 10%, хотя в структуре источников финансирования 56% составили собственные средства предприятий, а кредиты только 9%, и это какая-то перевернутая ситуация по сравнению с экономиками Запада.

— В этих условиях вообще удивительно, как на 10% вышли, когда у нас нет кредитования, — сказал Галушка.

Директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Александр Широв отметил, что, на самом деле, в нашей экономике уже произошел масштабный структурный сдвиг, мы получили экономику, в которой главным драйвером стала обрабатывающая промышленность, при этом темпы роста в оборонке составляют 30-35%, в других машиностроительных видах деятельности — 25-30%. И треть экономического роста пришлась на импортозамещение.

Такие темпы роста означают очень быструю загрузку производственных мощностей, и мы подходим к стадии, когда этот потенциал будет задействован и потребуются новые решения. Сейчас ключевая проблема — низкая эффективность производства, и это никуда не ушло, говорит Широв. Рабочие места в стране низкоквалифицированные с низкой оплатой труда, качество жизни населения практически не растет.

Бывший губернатор Белгородской области, сенатор Совета Федерации Евгений Савченко объяснил перекосы тем, что в России несколько тысяч собственников получают в свое распоряжение в два раза больше прибыли, чем доходы примерно 50 млн наемных работников. Это, по его словам, главный источник несправедливости в нынешней рыночной экономике и это же главный источник бедности населения.

По словам Александра Широва, геополитическая напряженность вокруг России во многом была спровоцирована тем, что наша экономика росла медленно, наш рынок стал менее значимым, и Запад "потерял интерес к тому, что происходит в России", когда началось выключение России из лидеров экономического роста. В этом плане мы подошли к новой развилке — сможем ли мы нарастить экономическую мощь и заставить другие страны больше считаться с нашим мнением, а именно на это постоянно упирает руководство страны, призывая Запад слышать Москву. В свою очередь, как отмечает академик Сергей Глазьев, именно опережающий экономический рост позволит увеличить доходы населения в четыре раза.

Академик Роберт Нигматулин убежден, что стране нужна инвестиционная атака. Нельзя сидеть в экономическом окопе с депопуляцией и низкими доходами населения. Люди просто не видят перспектив в работе. Инвестиции должны расти на 5-7% в год, несмотря на низкую эффективность и инвестиционную инфляцию. Роберт Нигматулин уверен, что отступать некуда, а значит, не нужно бояться этих трудностей, и вместе с ростом инвестиций необходимо будет совершенствовать кадровый состав. Опираться, по его словам, нужно на специалистов, а не на менеджеров и экономистов. Кроме того, нужно организовать отбор инвестпроектов, увеличить затраты на научно-технические разработки с 5 до 10%.

Стране необходимо инженерное образование, упор на физико-математическую подготовку в школах и политехнических вузах. Труд инженеров, техников и квалифицированных работников, а также преподавателей должен быть престижными, а значит, и хорошо оплачиваемыми, считает Роберт Нигматулин. Лидерство должно закрепиться за теми, кто ведет научную деятельность, а не за менеджерами.

Участники МЭФ считают, что в условиях санкций темпы роста экономики России могут быть такими, как в Индии, которая по этим темпам уже обгоняет Китай. И если треть роста экономики была обеспечена импортозамещением, даже вопреки той политике, которую проводят Минфин и ЦБ, то предоставление дешевых кредитов, снижение налогов для обрабатывающей промышленности позволит в разы нарастить эти темпы. А это, в свою очередь, позволит решать и многие социальные проблемы, включая остро стоящие демографические.

Источник публикации: Накануне