Второй фронт американской «холодной войны»: Россия только выиграет

Дата публикации: 04.06.2019

Наступление Америки против Китая на торговом и финансовом фронтах, вытеснение с мировых высокотехнологичных рынков, рост военной напряженности в Тайваньском проливе и Южно-Китайском море позволяют сделать вывод о приближении открытой фазы «холодной войны».

Эскалация антикитайских акций вызывает адекватные ответные действия властей Китая, защищающих национальные интересы. Нарастают возмущение общественности, патриотические настроения в прессе и блогосфере. Во внутренней пропаганде началась кампания подготовки населения к возможным трудностям и лишениям в духе Великого похода (1934–1936), когда после двухлетнего отступления под ударами гоминьдановцев от 86 тысяч коммунистов до пещерного города Яньань дошло всего 4 тысячи бойцов. На телеэкранах прославляются традиции самоотверженной борьбы против американских войск во времена Корейской войны (1950–1953), когда потери «китайских народных добровольцев» приблизились к миллиону человек! Иллюзии возможности «откупиться» от «алчного бизнесмена Трампа» исчезают даже в настроенном преимущественно проамерикански экспертном сообществе. Еще недавно активные приверженцы ориентации на Вашингтон во внешней политике и торговле становятся самыми непримиримыми критиками Трампа и Америки.

Приняв участие в апреле-мае сразу в двух важнейших внешнеполитических мероприятиях (второй форум «Пояс и путь» и «Диалог азиатских цивилизаций»), я вынес главное впечатление. Китай не дрогнул под американским натиском и намерен продолжать выполнение долгосрочной программы «Китайская мечта», ее основных внешнеполитических стратегий «Пояс и путь» и «Создание сообщества единой судьбы человечества». Неприятие программы «великого возрождения китайской нации» к 2049 году как раз и лежит в основе разворачивающейся «холодной войны» США против КНР. Америка не собирается позволить кому бы то ни было не только обогнать ее, но даже стать вровень. При этом американцы исходят не только из наличия объективных геополитических и геоэкономических противоречий с Поднебесной. Руководитель одного из подразделений госдепа по фамилии Скиннер недавно заявила, что «холодная война» с Китаем будет похлеще той, что была с Советским Союзом. Советская Россия все-таки принадлежала к белой расе, она исходила из одинаковых с Западом философских и этических ценностей. Китай же относится к желтой расе, у которой свой набор понятий о добре и зле. От слов уже переходят к делу — идет сокращение числа китайских студентов, выдавливание этнических китайцев из лабораторий и цехов ведущих технологических компаний. Воскрешаются отвратительные традиции дискриминации по расовому признаку.

«Холодная война» против Китая разворачивается по лекалам той, что уже много лет ведется против России. Торговые и финансовые санкции, ограничения в доступе к технологиям, окружение военными базами стали уже привычным фактом жизни российского общества. Неприятие всего исходящего из России — от самих русских до их товаров, достижений культуры и даже языка — уже граничит с дискриминацией по национальному признаку. Слова и дела американских военных и их сателлитов по НАТО не оставляют сомнений в серьезности планов «окончательного решения русского вопроса». В то же время в правящих российских элитах, экспертном сообществе и СМИ до сих пор сохраняются иллюзии возможности примирения с Вашингтоном за счет стратегических уступок. В Москву приглашают за наш счет заклятых врагов России типа Виктории Нуланд.

В Пекине тоже есть влиятельные деятели, мечтающие вернуться к продолжавшемуся почти 40 лет периоду «наибольшего благоприятствования». Они проявляют готовность мелкими шажками идти на выполнение ультиматумов Трампа. Московские и пекинские «романтики» сейчас надеются на чудо, которое случится после встреч хозяина Белого дома с лидерами России и Китая «на полях» заседаний «Большой двадцатки» в Осаке 28–29 июня. В случае неудачи и краха иллюзий именно это событие, эта дата может обозначить в истории XXI века начало второй мировой «холодной войны».

Весьма вероятный переход США к гибридной войне против Китая одновременно с дальнейшим нажимом на Россию создает качественно новую международную ситуацию. С одной стороны, Москва и Пекин будут вынуждены выделять больше средств на военные программы, отвлекать средства от улучшения жизни своих народов. Уже сейчас в обеих странах появилось немало недовольных милитаризацией общества в ущерб повышению жизненного уровня. Но, с другой стороны, положение США осложняется необходимостью противостоять сразу двум ядерным державам с глобальными интересами. Новая ситуация может создать дополнительные преимущества для Москвы и Пекина, в случае если они смогут ее правильно оценить, быстро скоординировать свои планы и действия. Правящим элитам наших стран пора избавиться от остатков взаимного недоверия, которое тормозит повышение уровня стратегического партнерства, снижает эффективность сопряжения экономических структур.

Отношения Москвы и Пекина за 70 лет, прошедших со времени образования КНР и установления дипломатических отношений, знавали хорошие и не очень хорошие времена. На долгие годы были сведены до минимума экономические, культурные и гуманитарные связи. У нас были даже серьезные пограничные стычки, но мы никогда не воевали друг с другом. Напротив, накоплен большой опыт совместного противостояния внешним вызовам — японским оккупантам, американской военной машине.

Национальные интересы России и Китая перед все более явным вызовом со стороны Америки требуют безотлагательно обсудить новую международную ситуацию. Хорошую возможность для этого предоставляют встречи президента Путина и председателя Си Цзиньпина 5-7 июня в Москве и Санкт-Петербурге, другие намеченные на этот год контакты на высшем уровне. В конкретных условиях наших государственных систем именно от воли высших руководителей зависят все политические решения. Уже достигнутый высокий уровень взаимопонимания и взаимодействия между командным составом военных ведомств и органов безопасности может быть повышен с учетом складывающейся реальности. Еще более частое проведение учений на земле и море, в ближнем и дальнем космосе, отработка противодействия кибервойнам, создание региональных центров гибкого реагирования, совместная разработка новых систем вооружений должны стать ответом на новые вызовы.

Дополнительные ресурсы для активизации взаимной работы могут изыскать внешнеполитические ведомства. Важную роль призвано сыграть и экспертное сообщество. Отрезвляющее впечатление на стратегов гибридных войн могли бы произвести призывы к началу подготовки нового двустороннего договора, повышающего нынешний уровень стратегического партнерства.

Особая ответственность ложится на финансово-экономические блоки правительств России и Китая, руководителей государственных компаний, на средний и малый бизнес. Достигнутый в 2018 году рекордный объем товарооборота никого не может успокоить — уровень торгово-экономического взаимодействия все еще довольно низок. Не в последнюю очередь это объясняется ориентацией на вашингтонский консенсус, зависимостью от мировой финансовой системы, которая базируется на долларе. Именно официальные и неофициальные финансовые круги призваны с новой энергией приступить к созданию единой платежной системы, наладить реальное сотрудничество банков, избавиться от «бутылочных горлышек» в финансировании масштабных инфраструктурных и инновационных проектов стратегического значения. Рост доли расчетов в валютах России и Китая, других стран БРИКС станет чувствительным ответным ударом по агрессивной торговой политике США.

Будем реалистами. Даже новые вызовы и общие угрозы вряд ли приведут в обозримом будущем к созданию российско-китайского военно-политического альянса. На старте навязанной нам «холодной войны» мы будем «вместе, но разные» в соответствии с китайской мудростью «хэ эр бу тун». Америка будет воевать сразу на двух фронтах. Наше дело правое!


Источник публикации: МК

ПОДЕЛИТЬСЯ: