Обрабатывающая промышленность отказалась расти

Дата публикации: 18.02.2019

После скандала с аномальной статистикой экономического роста каждая новая порция данных от Росстата рассматривается под лупой на предмет адекватности. На днях ведомство опубликовало новость о снижении темпов роста в промышленности до 1,1% в январе 2019 года. Эксперты посчитали такие данные не вызывающими особых подозрений, хотя на фоне увеличения налога на добавленную стоимость могло случиться и падение производства. Представители бизнеса отмечают, что уже не ориентируются на официальную статистику, тем более что общий рост экономики обеспечен в основном добывающими отраслями, которые во многом контролирует государство.

По данным Росстата, рост промышленного производства в России в январе 2019 года составил 1,1% по сравнению с январем 2018-го. И это минимальный с декабря 2017 года рост, когда промышленность снизилась на 1,7%, после чего годовой рост по месяцам не опускался ниже 2% (таким он был и в декабре 2018-го).

В месячном выражении падение промпроизводства в январе составило целых 21,5% по сравнению с декабрем 2018 года, но с исключением сезонного и календарного факторов выросло на 0,1%. Наибольший рост производства в январе – 4,8% в годовом выражении – был зафиксирован в добыче полезных ископаемых. А вот в обрабатывающей промышленности в январе наблюдался спад на 1%.

Институт проблем естественных монополий (ИПЕМ) отмечает, что в производстве промышленной продукции рост спроса фиксируется только в добывающих отраслях, в других – заметный спад. Объемы добычи нефти за январь 2019 года выросли на 3,9% – до 48,1 млн т. Выросла в первом месяце 2019 года и добыча природного газа – на 3,1% – до 67,4 млрд куб. м. При этом отмечается и рост внутреннего потребления природного топлива – оно увеличилось на 4,3%. ИПЕМ отмечает, что в среднетехнологичных отраслях спрос снизился на 3,2% к январю 2018 года (тренд на замедление темпов роста наметился еще в июле прошлого года, а спад начался в октябре).

ЦБ в февральском обзоре «О чем говорят тренды» отмечает, что производство в базовых отраслях в 2018 году сохранило темпы роста на уровне 2017 года, причем обрабатывающую промышленность относит к лидерам роста. По данным регулятора, выпуск продукции базовых отраслей в 2018 году вырос на 2,9%, что близко к результату 2017 года.

Вместе с тем в февральском обзоре «О чем говорят тренды» аналитики ЦБ усомнились в данных Росстата о росте ВВП по итогам 2018 на 2,3%. По их версии, в 2018 год записали крупные инвестиционные проекты, которые реализовывались на протяжении нескольких лет, но завершились в прошлом году, что и привело к всплеску в строительной отрасли. В результате, предполагают аналитики, предстоит пересмотр роста ВВП за 2016–2017 годы (он будет повышен) и за 2018 год (рост ВВП будет снижен).

Такое «перераспределение» ВВП по годам задним числом хотя и вызвало одобрение критиков статистической эквилибристики (директор аналитического департамента «Локо-Инвест» Кирилл Тремасов написал, что версия ЦБ кажется ему достаточно адекватной, и выразил надежду, что Росстат «приведет ряды в порядок»), вместе с тем вызывает теперь вопросы и по другим данным официальной статистики. Например, как будет связано снижение показателей ВВП в 2018 году с пересмотром данных по промышленному производству.

«Данные за январь 2019 года, очевидно, не могут привести к пересмотру ВВП за 2018-й, – сказал «НГ» аналитик компании «Открытие Брокер» Тимур Нигматуллин. – Я ждал не замедления, а падения общего индекса промпроизводства в январе на фоне повышения НДС. Вероятно, слабый рубль все еще продолжает поддерживать производителей (обрабатывающая промышленность в структуре промпроизводства просела всего на 1%). Драйвером при этом остается сырьевой сектор – основной бенефициар слабого рубля и высоких цен на сырье. ВВП в 2019 году может вновь преподнести сюрприз по темпам роста, если санкционные страхи, как в феврале, сохранятся весь год, а по факту санкции вновь не будут введены».

«На мой взгляд, Росстат вполне прозрачно рассчитал ВВП за 2018 год (впрочем, нужно понимать, что это первая оценка, и она почти всегда бывает пересмотрена), – продолжает Нигматуллин. Исходя из утвержденной на международном уровне Системы национальных счетов, динамика ВВП считается не только производственным методом (по отраслям), но и распределительным, и методом конечного использования, то есть применяется тройной счет. По структуре ВВП за 2018-й видно, что прирост на 2,3% год к году почти на треть был связан с ростом чистого экспорта. Этот рост может не выявляться индикаторами деловой активности. Из-за санкционного ослабления рубля мы слишком мало импортировали и слишком много экспортировали, а как известно, чистый экспорт в итоге прибавляется к объему годового ВВП. То есть рост во многом связан с разовыми факторами и, что особенно важно, не привел к росту потребления и соответственно качества жизни».

Руководитель комбайнового завода «Ростсельмаш» Константин Бабкин отметил, что в некоторых секторах промышленного производства падение достигает 30%. В целом он не видит, за счет чего в стране к середине года может начаться подъем, так как меры финансовых властей дают скорее обратный сигнал.

«В сельскохозяйственном машиностроении в январе и феврале наблюдается затишье, техники покупают на 30% меньше, чем в начале 2018 года. Ощущения роста в экономике нет. Цифры Росстата слабо отражают реальность, они подвержены идеологическому манипулированию. Мы не ориентируемся на официальную статистику, – сказал «НГ» Бабкин. – Я не знаю факторов, которые привели бы во втором полугодии к значительному росту. Финансовые власти, ЦБ не предлагают мер, которые привели бы к усилению экономической активности, росту числа рабочих мест. Повышение налогов, повышение стоимости топлива, повышение ключевой ставки – эти негативные факторы в экономике перевешивают позитивные. К последним можно было бы отнести, например, увеличение дотаций сельхозпроизводителям, но пока они не работают, и непонятно, как они будут распределяться и дадут ли позитивный эффект».         

Источник публикации: Независимая газета

ПОДЕЛИТЬСЯ: