3-4 апреля 2018
Российская Академия Наук. Тема: «Россия и мир: образ будущего»
Кому живётся весело, вольготно на селе?

Дата публикации: 09.11.2018

Недавно высшее руководство страны заехало в ставропольское село. Так, чисто случайно. Мол, мимо пролетали, думаем, дай заглянем. Село встретило дивным урожаем сознающих свою высокую ответственность, но пока не вступивших в пубертатный возраст яблонь, а также обедом из разряда «что бог послал»: суп, котлеты и яблочный компот с шарлоткой. Естественно, послеобеденное совещание о перспективах агропромышленного комплекса прошло бодро и было посвящено небывалым успехам и искоренению отдельных недостатков. Глава Минсельхоза Дмитрий Патрушев чисто с банкирской практичностью тут же попросил продлить программу «Устойчивое развитие сельских территорий»: «Нам важно сохранить село, его уникальность. Для многих регионов именно сельский образ жизни, сельский уклад в наш высокоскоростной информационный век не имеют альтернативы». «Будем продлять!» – ответил Владимир Путин. Российское село вздрогнуло от счастья.

Весёлый молочник загрустил

Два раза в неделю почти круглый год в наше садоводческое подмосковное товарищество приезжает Валера из Калужской области. В стареньком микроавтобусе самодельные термосы-фляги с молоком, домашний творог, сметана, масло, мясо. Накануне он объезжает фермеров и личные подворья, собирает их товар. А заодно и новости «регионального аграрного сектора».

– Никитич собирается стадо на мясо сдать. Сам с женой в Калугу к детям переезжает. Сергеич с бабкой тоже подумывают. Да ещё с пяток закрываются. Молока тогда в следующем году вполовину меньше буду возить, – рассказывает он.

За десяток лет знакомства узнаёшь, пусть и заочно, многих своих поставщиков-кормильцев. Никитич – бывший агроном убитого совхоза, ныне фермер. А «Сергеич с бабкой» держат скотину на личном подворье, ЛПХ по-научному. У Никитича – отличный творог. А у Сергеича[end_short_text] – самое вкусное молоко. Для себя же делает, только лишнее продаёт.

– А что так? Возраст?

– Да какой возраст? На них пахать можно! Просто в убыток работают, надоело.

Валера рассказывает, что многие фермеры сейчас сдают хороший скот на мясо. Продавать просто молоко невыгодно. Молокозаводы берут его по 16–18 рублей за литр. А себестоимость в среднем в районе 25 рублей. А если брал кредиты, то и под 30. У нас они торгуют настоящим (!) молоком по 40 рублей. И всё раскупают до последней капли.

Из официальной хроники. «Закупочные цены на молоко начиная с августа текущего года (2018 г.) восстанавливаются и к концу года составят 23 рубля за литр», – сказал министр сельского хозяйства Дмитрий Патрушев на совещании в Ставрополе. Интересно, кто докладывает ему об этих цифрах?!

Но Никитич – фермер, то есть человек, сам рискнувший затеять в нашей богоспасаемой стране своё дело. А его соседи «Сергеич с бабкой» держат скотину и выращивают картофель для себя и «детей-внуков», продавая только излишки. Но, похоже, карающему государственному фискальному мечу без разницы «кулацко-фермерскую» или «голодно-крестьянскую голову» рубить. Лишь бы она, родная, перед смертью налоги «уплотила»…

Фермер крестьянину рознь

Надутые аграрные эксперты, выезжающие из уютной Москвы разве что «на шашлычок-балычок», обычно рассуждают о пользе агролатифундистов и вреде фермеров. Личные подворья – настоящее крестьянство – у них не в чести. Нетоварное производство. Прошлый век. Низкая производительность труда. На самом же деле…

– Нельзя снисходительно относиться к объёму сельхозпродукции, которую выращивает или производит сельское население. По данным сельхозпереписи 2016 года, например, 73, 4% всего российского картофеля выращивается в ЛПХ, 56, 2% – овощей и бахчевых культур, 43, 2% – коров, 16, 4% – свиней, 45, 1% – овцы и козы, и пятая часть всей птицы находится на личных подворьях россиян. В среднем же удельный вес хозяйств населения в производстве сельхозпродукции (по данным той же переписи) – 35, 4%! Больше трети! А по некоторым позициям всё гораздо серьёзнее. Например, по молоку. Его на подворьях надаивают 43, 9% от всего молочного российского моря! И относиться к этим цифрам, а главное – к людям, которые за ними стоят, надо очень и очень серьёзно, осторожно и бережно, – говорит руководитель Всероссийского института аграрных проблем и информатики имени А.А. Никонова, академик РАН Александр Петриков.

Вспомним слова молодого министра сельского хозяйства Дмитрия Патрушева, вынесенные в начало этой статьи: «Нам важно сохранить село!» Сельский уклад жизни определяется не словами, а реальными делами чиновников всех уровней по отношению к людям, проживающим в сельской местности. Таких ни много ни мало 37, 8 млн человек! Треть страны! И очень многие из них вносят свой личный «подсобный» сельскохозяйственный вклад в нашу с вами продовольственную безопасность. Попутно позволяя министрам и иже с ними произносить радостные речи на высоких трибунах.

Купил патент и спи спокойно. Вечным сном

Летом этого года страну облетела «благая весть» о том, что всех владельцев зарегистрированных личных подворий могут заставить покупать некий патент на этот вид деятельности. Мол, развелось вас, крупных скотопромышленников, немерено. Записываться в фермеры, чтобы платить налоги, не хотите, а страна в кольце врагов и в объятиях санкций! Эксперты прикинули, что такой патент будет стоить от 20 до 40 тыс. крестьянских рублей в год. При средних доходах на селе тысяч в 15 в удойный месяц.

Вот всё-таки жители нашей страны странные люди. Какая-то избирательная вера у них в нашу власть. Чуть хорошая новость пройдёт: «налоги повышать не будем!», «создадим новые рабочие места» или «реальные доходы россиян беспрецедентно растут!» – не верят. По телевизору об этом сказали – всё равно не верят. Местный партийный начальник слюной брызгает: вы, сволочи, лучше жить стали! Крутят головой и не верят.

Но чуть замаячит новость поплоше: отменят льготы на электричество и будут вешать по 100 киловатт в одни руки – охотно верят. Или с нового года дрова запрещено жечь в деревнях! Указ вышел топить только газом, а если оного нет, сидеть в холоде! Вот в это верят. Одно слово – лапотники и темнота нетехнократическая.

То же самое вышло и с патентами на домашних коров. Слуги народные уверяли, что делают это на благо народа. Народ кряхтел и матерился. Ведь дьявол, как обычно, спрятался в деталях.

– Ведение личного подсобного хозяйства – это форма непредпринимательской деятельности в отличие от, например, фермеров. Ты выращиваешь овощи или скотину для своих нужд и можешь продавать излишки, доход от которых не облагается налогом. Второе. И сегодня есть в Налоговом кодексе некоторые виды сельскохозяйственной деятельности, на которые требуется получение патента. Это, к примеру, производство молочной и хлебной продукции, ветеринарные, бухгалтерские и транспортные услуги, даже колка дров и вспашка огородов и так далее. Депутаты предложили добавить в кодекс животноводство и растениеводство. То есть выращивание свиньи или курицы в огороде становится видом предпринимательской деятельности. Следовательно, ты должен покупать патент и переходить в фермеры или индивидуальные предприниматели. Со всеми вытекающими финансовыми последствиями, – поясняет профессор кафедры «Финансы» РГАУ – МСХА им. К.А. Тимирязева Наталья Зарук.

При этом всю остальную ответственность правительство, которое инициировало законопроект №483530-7 «О внесении изменений в статьи 346-43 и 346‑45 части второй Налогового кодекса Российской Федерации», и фракция сами знаете, какой народолюбивой партии, свалили всю ответственность на регионы.

«Законопроектом предусматривается предоставить полномочия субъектам Российской Федерации объединять виды предпринимательской деятельности в области животноводства и растениеводства, включая услуги в этих видах деятельности, в отношении которых может применяться патентная система налогообложения, в единый патент с установлением единого потенциально возможного к получению индивидуальным предпринимателем годового дохода», – говорится в пояснительной записке.

Риторический вопрос: «Ограбленные центром регионы постесняются включить на полную силу свой налоговый насос?»

Налог с ватников

Перед первым чтением, который «закон на корову» успешно прошёл, депутат Нилов спросил у своих коллег-депутатов: «С кого вы собираетесь брать налоги? С личных подсобных хозяйств? С крестьян, которые «с сапог и телогреек не вылазят»? А то всё на них – и свет, и грязь, и бездорожье. Вы поработайте на их месте хотя бы месяц, и посмотрим, как вы захотите платить налоги или покупать патент!» По словам Нилова, ко второму чтению надо полностью отказываться от принятия закона в таком виде либо серьёзно переписывать его.

Представитель «Единой России» сказал в интервью «АН»: «Мы понимаем серьёзные риски самовластия регионов, которые обязательно начнут всех крестьян загонять в патент. Но… Первое – закон с такими формулировками сознательно спущен нам из правительства. Это такой финансовый рычаг давления по поиску внутренних местных резервов. Так как деньги от покупки патентов остаются в региональной казне. Второе. Можно будет на величину полученных средств уменьшать трансферты из федерального бюджета. И третье – пожалуй, самое главное. Как бы это помягче сказать… Ну не нужны нашему правительству крестьяне, не нужны. Экспортный потенциал обеспечат агрохолдинги. Вот главная задача – нарастить его в два раза. А с этими деревнями и сёлами у правительства одни проблемы – дороги, школы, больницы… Плюнут на свою землю, уедут в города, и всем будет счастье, а бюджету облегчение».

Почти то же самое несколько лет назад авторам «АН» говорил один крупный федеральный чиновник, отвечая без записи на вопрос, зачем хотят большую часть населения страны согнать в огромные городские агломерации: «Главная беда России сегодня – не дураки и дороги, а деревни и крестьяне. Они требуют постоянного внимания. За свой клочок земли порвать готовы. И уроки 1917 года не прошли даром. Пролетариат почти уничтожен, крестьянство надо добить, чтобы на вилы не подняли». И дело даже не в фамилиях этих государственных мужей. Просто такова, без прикрас и словесной шелухи, realpolitik «партии и правительства».

– С 60-х годов прошлого века с личных подворий у нас в стране налогов не брали вообще. Это такой негласный общественный договор: мы не берём налоги, а вы не стонете от отсутствия канализации и водопровода. Что такого случилось, что вспомнили про ЛПХ? Война, что ли? – возмущается в интервью «АН» доцент Тимирязевки кандидат наук, эксперт МЭФ Игорь Абакумов. – Кто после этого останется в деревне? Если в деревне жить невыгодно, там никто жить не будет. Кто часто ездит по стране, видит: кладбище есть, а села уже нет. Уехали люди, бросили…

Что будет с деревней, когда вице-премьер Козак сдержит своё обещание и введёт по всей стране лимит на электроэнергию, представить несложно. Сидеть при лучине в XXI веке? Увольте! Вот это и есть настоящая политика наших властей – сделать жизнь для сельской категории граждан настолько невыносимой, настолько тяжёлой и беспросветной, что лучше в петлю или в город. Хотя для настоящего крестьянина – это однокоренные слова…

Источник публикации: Аргументы недели

ПОДЕЛИТЬСЯ: