3-4 апреля 2018
Российская Академия Наук. Тема: «Россия и мир: образ будущего»
АВС-15. Какие банки нам нужны

Дата публикации: 02.11.2018

Какие банки нам нужны,
а какие – нет! Навскидку, не заглядывая в учебники – наверное, такие, в которых наши деньги не пропадают и которые могут вполне ответственно перевести наши деньги по тому адресу, который мы им укажем.
Ведь это не слишком много? Кто-то не согласится? 

Тем не менее, обращаясь в наши банки, мы все время должны беспокоиться о том, не исчезнут ли там наши деньги, не закроется ли этот банк сам или не закроет ли его наш ЦБ. Нормально ли это?
Нормально – нам говорят. Если с вашего счета исчезли деньги, то вы можете обратиться в Агентство страхования вкладов (АСВ) и вам вернут ваши деньги. Если банк закроется, то вы можете подать заявление в суд. Если Центробанк РФ лишит ваш банк права принимать вклады граждан, то новые вклады этот банк от вас уже не примет (по крайней мере – так принято думать!). И если некий банк вдруг начинает предлагать чрезмерно высокие проценты по вкладам, то наш ЦБ предлагает задуматься – не рискованно ли вообще иметь дело с этим банком. 

Последнее – просто добрый совет, не больше. 

Достаточно ли нам этого? В США, например, если деньги исчезают со счета без ведома клиента, то банк вначале восстанавливает прежнюю сумму на его счете, а потом начинает разбираться, в чем тут дело.
А что касается «кончины» банка, то в Америке об этом говорят так: вам не повезло, если банк лопнул в пятницу – поскольку в этом случае вы сможете получить ваши деньги только в понедельник (суббота и воскресенье – для банков выходные дни). 

Действительно, в этой стране на любой закрывающийся банк с широкой клиентурой среди граждан немедленно открываются торги со стороны других банков. И банк-победитель на таких торгах начинает с того, что забирает себе базу данных клиентов-граждан и старается начать их полноценное обслуживание как можно раньше.
Нам же предлагают – жаловаться, куда-то обращаться, судиться, и т.д. А нам это надо? За свои же деньги – и ходить везде своими ногами? 

Нам объясняют – ведь это же рынок. На рынке – все равны. Обман, конечно, не допустим. Вот для этого и есть – всякие страховки, суды, апелляции и т.д. 

Да, с этим можно было бы согласиться, если бы не одно «но». Очень большое «НО». Это «но» заключается в том, что на денежном рынке мы с банками не равны, и это неравенство установлено и жестко поддерживается именно государством. Иначе говоря, государство – не на нашей стороне, оно играет против нас, в команде банкиров.

В чем суть этого неравенства? Почему государство играет против нас? Попробуем разобраться в этом вопросе.
Первая проблема – установленная государством частная монополия банков на расчеты. Предприятия не могут вести расчеты между собой напрямую, они обязаны для этого обращаться в банк. 

Но, предположим, мы – не бизнесмены, и нас это не очень напрягает. Но вот возьмем наши отношения с государством: мы ему платим налоги, а от государства получаем пенсии, пособия, а некоторые – еще и заработную плату. И почему все эти платежи должны проходить через частные банки? Со всеми вытекающими отсюда рисками, трудностями и другими возможными осложнениями. 

Напомним, что мы живем уже в ХХ1 веке и для денежных расчетов давно придуман механизм переводов со счета на счета. При нынешней информационно-электронной инфраструктуре – нужен всего лишь мощный сервер, которые будет поддерживать движение информации между счетами граждан и государства. Где здесь место для банков, с их частными интересами и, если дать им здесь место, с проблемами и рисками, для нас и для государства – которые отсюда вытекают? 

Нет им здесь места, оно - придумано. Кем? Тем, для кого интересы государства и нас с вами, граждан – менее важны, чем частные интересы небольшой группы частных банкиров. 

Вторая проблема. Банки свою ответственность перед нами ограничивают – при полной благосклонности государства, а нам в этом же – отказывают. Банки набрали вкладов, в десять или более раз, сверх суммы их уставного капитала, а затем объявляют себя банкротами и за «пропавшие», их усилиями, наши деньги уже никак не отвечают.

Но мы ведь тоже берем кредиты у банка, и почему бы нам не заявить, что мы берем в долг десять миллионов – но ограничиваем свою ответственность по этому долгу только одним миллионом. Получится – вернем все десять миллионов, а не получится – извините! Мы ведь вас предупреждали, что наша ОО – только один миллион!
Раз мы все на одном рынке, то давайте будем на нем равными. А почему государство здесь опять отмалчивается?

Третья проблема. Мы приходим в банк брать кредит, и от нас требуют сообщить все данные – номер паспорта, адрес жительства, и т.д. И если мы не возвращаем кредит, то нас по этим координатам начинают разыскивать и всячески беспокоить.

Но ведь мы и даем банку свои деньги – кладем им на свой счет, открываем депозит, и т.д. И было бы справедливо, что тот человек в банке, который принимает от нас наши деньги, представлял бы нам такие же о себе данные. 

Но этого мало! Пусть он будет готов будет, что, если с нашими деньгами что-то случится, мы будем его разыскивать по этому адресу и станем задавать ему всякие вопросы. 

И, главное – чтобы он был обязан отвечать на эти вопросы – точно так, как обязаны делать это мы! Но нет, этот человек, оказывается, может просто уволиться из банка, по трудовому кодексу, и заявить, чтобы больше его не беспокоили! 

В США, к примеру, все наоборот: большинство банков там – мелкие местные банки, не обладающие правом открывать филиалы вне города своей регистрации. И люди там не только знают свою банкира, но и живут с ним рядом, возможно – на соседней улице. Куда он от них уволится?

А у нас в России? Как с нами? Мы не можем, взяв деньги в банке, потом «уволиться» - переехать жить в другое место, развестись, поменять имя и фамилию, и т.д. – и потом сказать: по закону я уже – не тот, и просьба меня больше не беспокоить! 

Нет, оказывается, для человека в банке, который взял наши деньги, всё это – можно, а нам – нельзя.
И опять государство играет в команде – которая против нас и против наших денег! 

Итак, во всех этих проблемах мы видим что-то фатальное. Но ведь государственную власть выбираем мы, а не банкиры! Точнее – наших голосов на выборах высших чинов государственной власти много больше, чем голосов частных банкиров. И все же – государство как-то ближе именно к этим банкирам, а не к нам!

И здесь уже вопрос именно к нам. То, что все происходит именно таким образом, в конечном счете происходит с нашего согласия, или, по меньшей мере, при нашем непротивлении. 

Но мы можем все это изменить. Хотим ли мы этого – вот в чем вопрос! А если хотим, но не знаем, как это сделать? Тогда – придется кое-что вспомнить о сути банковского дела. И обратиться также к истории банков – как недавней, так и к более отдаленной.

Но вначале надо определиться с базовыми понятиями, определяющими эту сферу деятельности – такими, как «банк» и «банковское дело». Для определения «банка» могут применяться разные понятия, но главное здесь в том, что «банк» - это «вторичное», зависимое, понятие от «банкира». 

Поэтому единственно правильное определение «банка», это – предприятие, которое организует и ведет в своих интересах «банкир». «Банкир» же это – лицо, которое осуществляет предпринимательскую деятельность в форме оказания «банковских услуг». 

И теперь – что же такое «банковские услуги»? Здесь также используются разные определения, но правильное только одно: посредничество на денежном рынке. Банкир берет деньги у одних людей, чтобы передать их другим людям, и делает он это для того, чтобы иметь свою личную выгоду. 

Эту свою посредническую деятельность банкир может осуществлять единолично, в кооперации с другими банкирами, или через создание отдельного от себя субъекта права – юридическое лицо. Это юридическое лицо именуется «банк» или «банкирский дом» - в зависимости от того, действует ли оно на основе самостоятельной банковской лицензии или на основе лицензий составляющих этот «банкирский дом» отдельныхфизических лиц.
Наиболее известным в истории был банкирский дом Ротшильдов – людей без титула и фамилии, контролировавших состояние, невиданное даже и в сравнении с нынешними мультимиллиардерами. 

Главное отличие между банкирами любого рода и сорта – ответственность по своим долгам. При этом есть три категории такой материальной, денежной, ответственности – полная ответственность, ограниченная ответственность и нулевая ответственность (назвать последнюю «полной безответственностью» нельзя, поскольку в этом случае личная денежная ответственность заменяется личной профессиональной ответственностью). 

Вообще в правовой практике известны два типа юридических лиц: «объединения лиц» и «объединения капиталов». Последние практически всегда базируются на принципе ограничения ответственности, первые - могут использовать этот принцип, вовсе не пользоваться им или пользоваться им только частично.
Банкиры могут работать и так, и эдак. Вопрос в том – как и что им позволяют в сфере их деятельности? И именно в отношении к банкирам государство не может – вернее, не должно - быть столь же либерально, как это оно может поступать в отношении других видов бизнеса. 

Почему? Да просто потому, что, в отличие от любых других видов предпринимательской деятельности только банкиры сначала берут деньги, а потом оказывают услуги. В любых других бизнесах необходимо сначала произвести товар, и только потом предлагать купить его за деньги. 

Так же и в любом виде посредничества: если взялся принять на хранение товары или довезти груз, то надо исполнить услуги без вреда для товара или для груза – и только потом получить за это свое вознаграждение.
Нет никаких оснований отказываться от этого правила и при оказании банковских услуг. На самом деле, прежде всегда так и было. При самом жестком контроле со стороны властей: за неисполнение банкирами своих обязанностей и головы рубили, и жидким металлом поили. 

Сейчас – время другое, более цивилизованное. Но искушение у банкиров осталось прежнее: принять деньги у клиентов и брать с них плату за услуги, которые не оказывались. А поскольку деньги от клиентов уже приняты, то можно из них уже и зарплаты себе начислять, и свои личные расходы относить на их счет.
Или – совсем откровенно – принять деньги и банк закрыть. Или – деньги перевести под кредитные контракты своим друзьям, а банк объявить банкротом. Или – самое простое – начислить себе окладов, премий (из средств клиентов), насчитать огромное выходное пособие, и подать заявление на увольнение. Две недели – и ты чист и свободен! 

Поскольку вариантов такого злонамеренного обогащения за счет клиентов у банкиров – масса, то государство обязано думать о том, как все эти лазейки прикрыть. Если оно, это государство – на нашей стороне.
А если оно об этом не думает – как это очевидно для государственной власти в РФ, то вопрос один – почему? Избиратели – не требуют, депутаты – спят, чиновники – нерадивы?
Нет, нам отвечают: «Мы делаем всё, что можем». Вот теперь все понятно. Ясно, что могут они, разумеется, много больше. Могут, но не хотят, это – точнее. А не хотят – потому, что позволяем им «не хотеть».
Отсюда – обязанность для нас разобраться в этом деле и определить, чего нам требовать от государства в отношении контроля за деятельностью банков и банкиров. 

Вообще, как мы знаем, в мире существует шесть основных моделей ведения банковской деятельности.
Первая модель – чеково-процентная модель – основана на выделении фигуры банкира, который может вести свою деятельность как лично, от своего имени, так и через создаваемое им для этой цели юридическое лицо (банк).Эта модель имеет две модификации. 

В первой, англосаксонской, модификации банковская деятельность определяется как ведение чековых счетов граждан. Ответственность банкира (банка) может быть как полная, так и ограниченная, он может также принимать вклады от населения, вступив в систему страхования вкладов. Для клиентов банка при этой модификации есть дополнительная гарантия в том, что его деньги не пропадут – которая заключается в том, что деньги с его чекового счета могут быть сняты только по его письменному поручению, подписанному им лично.
Повышенная ответственность для клиента банка состоит в том, что выписка им чека на сумму, превышающую остаток на его чековом счете, признается серьезным (в США – федеральным) преступлением. 

Вторая модификация этой модели, принятая в странах континентальной Европы, определяет банк как финансового посредника, который принимает вклады и выдает кредиты, начисляя и взимая проценты. Первоначально эта модификация развивалась усилиями финансистов-евреев, поскольку христианская церковь запрещала своим прихожанам взимать проценты. Сейчас это ограничение снято, тем не менее люди в этих странах, в большинстве своем, предпочитают иметь дело с государственными банками, а не с частными банкирами.

Вторая модель – исламского банкинга – проценты категорически отрицает. При этой модели банкир (банк) принимает денежные средства от клиентов на условиях софинансирования– когда деньги вкладываются в различные активы или направляются на разные проекты с последующим распределением выгод (или убытков) между банком и вкладчиком на согласованным между ними условиях.
На этих условиях банки действуют в мусульманских странах. 

Третья модель – финансового траста. При этой модели клиент предоставляет свои средства банкиру (банку) в управление, на условиях, что доверенный управляющий (трасти) получает за свои услуги фиксированное вознаграждение (может быть и в виде процента от суммы вклада), а вся сумма дохода (или убытка) относится на счет доверителя – собственника денежных средств. 

Такая модель банковской деятельности существует в Великобритании, США и в Швейцарии. По этой же модели работают банкиры во всех многочисленных международных финансовых центрах и в оффшорных банковских зонах. 

Четвертая модель – так называемые «публичные банки» - создаваемые государством или его органами, а также банки, принадлежащие партиям, профсоюзам, церкви, органам местной власти, и т.д. Это – наиболее древний вид банка, такие банки были при храмах еще в Древнем Египте. Известен также орден тамплиеров (храмовников), ставший первым в истории международным банком. 

В некоторых странах принимались законы о национализации частных банков и замене их государственными банками – во Франции, Италии, Испании, Исландии, и т.д. В СССР и других социалистических странах действовала монополия государства на банковскую деятельность.
Пятая модель – кооперативные банки. Среди них наиболее известны так называемые «райффайзеновские банки», которые действуют как общества взаимного кредитования. В России ранее также были известны кассы взаимопомощи, организуемые по инициативе работников на предприятиях и в учреждениях.
Шестая модель – это наша, нынешняя, российская, модель. 

В ней могут действовать акционерные банки, основанные на принципе ограничения ответственности – что на деле выражается в полной безответственности банкиров и в прикрытии их со стороны «курирующего» их центрального банка. В России практически любой может открыть банк, собрать в него деньги клиентов (в пропорции до 10:1, по отношению к своему капиталу), вывести из банка все его активы, по разным схемам и под разными предлогами, потом просто объявить его, этот банк, банкротом, а самому остаться в стороне и продолжать свое благополучное существование.
Такое в других странах просто невозможно. Во-первых, допуск предпринимателей и менеджеров в сферу банковской деятельности осуществляется на таких условиях и через такие фильтры, через которые люди, склонные к разного рода злоупотреблениям, пройти просто не могут.
Во-вторых, люди, которые допустили любые злоупотребления при своей работе в банке – даже если их вина не влечет для них преследования в уголовном порядке – навечно лишаются права работать не только в банковском и финансовом секторе, но и занимать любые ответственные должности в любой отрасли частного бизнеса. И их, как правило, не берут и на государственную службу – на любые должности.
А в России и банки, по своему капиталу принадлежащие государству, организованы и действуют как самые безответственные частные банки – с правом осуществлять валютные операции и играть на биржах (в том числе и против интересов своих клиентов), избегать контроля со стороны государства в отношении доходов и бонусов их управляющих, заниматься финансированием разного сомнительных сделок, с высокими рисками и с низкой этической значимостью, и т.д. А управляющие этих банков могут и доводить их до банкротства – при уверенности, что за их ошибки ответит государство.
Фактически это - такая модель банковской деятельности, при которой допускается полная свобода деятельности для частных банкиров – управляющих государственными банками (сейчас до 80 % всех активов банковской системы РФ контролируются банками с государственным участием), без каких-либо обязанностей перед вкладчиками (руководитель Сбербанка Г. Греф, к примеру, ввел страхование ответственности директоров и управляющих банка перед самим банком, но платить по этим страховым полисам заставил сам Сбербанк!), и с возложением всей полноты ответственности за их действия на российское государство.
Характерно, что и в настоящее время весь упор в банковской системе РФ делается по-прежнему на крупные (безответственные – как показал последний мировой финансовый кризис) банки и всячески вытесняются из этой системы мелкие и средние частные банки. А последние во всех развитых странах как раз и составляют наиболее стабильный и надежный элемент банковских систем этих стран (наряду также и с публичными банками). 

И, теперь, если мы обратимся к мировому опыту, то мы увидим, что по своей клиентуре все эти шесть разных моделей банковской деятельности распределяются на три группы: 

а) банки для обычных людей, живущих на зарплату и откладывающей часть ее «на черный день» - сберегательные кассы, почтовые банки и ипотечные банки, работающие с нулевыми рисками для своих клиентов, поскольку они организованы как государственные, публичные учреждения и им запрещено участвовать в любых видах спекулятивной деятельности (играть на фондовой бирже, играть с деньгами на валютном рынке, и т.д.);
б) коммерческие банки – банки для коммерсантов, которые могут идти на определенные риски в своей деятельности, надеясь на получение повышенных доходов; такие банки могут вкладывать деньги в рискованные активы, с согласия их клиентов (с предоставлением услуги страхования вкладов или с предложением соучастия в определенных биржевых операциях – на условиях доверительного управления активами), но ограничением для таких банков является необходимость соблюдения правила соответствия «по срочности» их активных операций структуре их пассивов;
в) инвестиционные банки – банки для особо состоятельных людей, которые готовы рисковать всей суммой своих вложений в обмен на получение повышенных доходов.
Для банков первой группы обязательна полная ответственность их учредителей (госорганы и иные публичные учреждения) за привлекаемые ими средства населения. Для банков второй группы действует режим ограниченной ответственности (акционерные банки и иные банки со статусом ограниченной ответственностью) и для них обязательно страхование сберегательных вкладов, которые они могут привлекать от населения.
Банкиры из третьей группы ведут свою деятельность без установления какой-либо формальной финансовой ответственности перед своими клиентами, но, как лицензированные профессионалы, они отвечают перед клиентами по критериям профессиональности и добросовестности своего поведения. Разумеются, они отвечают также и за любые допущенные ими злоупотребления в отношении доверяемых им средств клиентов – по соответствующим нормам гражданского, торгового и уголовного кодексов. 

В России эту градацию решили игнорировать, и ее нет не только в законе, но она не представлена даже и в учебниках. Поэтому законы о банковской деятельности у нас построены по известной формуле: «законы – от банкиров, для банкиров и в пользу банкиров». 

Но мы знаем, что когда государственная власть открыто и злонамеренно игнорирует интересы народа, выступает откровенно в защиту наиболее состоятельной его части, то эту власть рано или поздно народ меняет. Так было и в период Французской революции, и в борьбе американцев за свою независимость, и в обеих революциях в России. 

Надо ли ждать возмущения народа, чтобы изменить наши законы о банках? Вопрос – к Государственной думе, которая имеет все полномочия на этот счет.


Владимир Кашин

ПОДЕЛИТЬСЯ: