3-4 апреля 2018
Российская Академия Наук
Юрий Крупнов: Поддержка именно многодетных семей - единственный способ поднять рождаемость

Дата публикации: 30.11.2017

Тамара Шорникова: Ну а сейчас поговорим о мерах, которые правительство намерено ввести для поддержания демографической ситуации в стране, для ее улучшения. Но начнем с цифр, немного статистики.

Юрий Коваленко: Президент Владимир Путин накануне объявил о так называемой перезагрузке политики демографического развития России. Одной из первых мер в ее рамках станет введение ежемесячной выплаты семьям, в которых родился первый ребенок. В среднем пособие составит в следующем году чуть более 10 тысяч рублей и вырастет до 11 тысяч в 2020 году. При этом выплата будет адресной: при ее назначении, по словам президента, будут учитываться доходы семей, и выплату получат только те семьи, в которых доход на человека окажется не более чем в 1.5 раза выше величины прожиточного минимума трудоспособного населения, установленного в том или ином регионе России за второй квартал предыдущего года. То есть если считать, что прожиточный минимум в среднем составляет около 10 тысяч, то увеличиваем эту величину в 1.5 раза…

Тамара Шорникова: …получается 15 тысяч. Затем умножаем на 3 на число членов среднестатистической семьи – получается что-то около 45 тысяч. С учетом того, что мама будет скорее всего находиться в декретном отпуске, то доход будет в основном складываться из заработка отца.

Юрий Коваленко: Давайте разбираться, на самом ли деле это так, есть ли какие-то подводные камни? Нам в этом поможет Юрий Крупнов, председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития – добрый вечер.

Юрий Крупнов: Добрый вечер.

Тамара Шорникова: Юрий Васильевич, перед тем как начать наш разговор, давайте подключим телезрителей к нашему эфиру – рассказывайте, какие пособия, субсидии на детей вы получаете сейчас, называйте обязательно ваш регион, присылайте SMS и говорите о том, хватает вам сейчас этого или нет, какие субсидии вам бы не помешали.

Юрий Коваленко: Да.
Вот все же первый вопрос, который приходит на ум: мы правильно посчитали, что если у семьи доход менее 45 тысяч, то они получают автоматически эту прибавку?

Юрий Крупнов: Примерно правильно. Я думаю, что там будет еще масса уточнений, но примерно так, хотя по разным оценкам где-то 40-50% таких семей получат это пособие. Но проблема, мне кажется, все-таки не в размере этого пособия, понимаете, хотя приятно, что 10 тысяч, а не 700 рублей как отдельное пособие.

Юрий Коваленко: 50 рублей бывает.

Юрий Крупнов: Да, и 50 рублей, и 700 рублей, и так далее. Проблема в том, откуда эти деньги взялись у министра финансов. Ведь обратите внимание: когда проходило совещание, то Антон Германович сказал, что проблем с финансированием не будет, они все решат. К сожалению, эти деньги берутся от того, что уже в этом году еще только по октябрь, по ноябрь у нас минус 170 тысяч рождений. То есть у нас деньги берутся от нерожденных детей. Поэтому в этом смысле проблему-то эти 10 тысяч никак не решат. Более того, я считаю, что правительство просто подставило президента вот этой мерой. Понятно, что все про первенца говорят, это наиболее ярко и так далее, а по сути президентская программа в течение всех полутора десятилетий как раз была на поддержку многодетной семьи – это единственный способ поднять нашу рождаемость.

Юрий Коваленко: Но тут уже все-таки разговор не о количестве, а о качестве. Все-таки воспитание хотя бы одного ребенка, первого для человека, который в разный раз осознал счастье материнства и столкнулся со сложностями…

Юрий Крупнов: Юрий, все это очень красиво, что вы говорите про счастье материнства. Мы-то с вами знаем, что это за счастье, это понятно. Но проблема в другом. К сожалению, количество здесь имеет колоссальное значение. Если даже эти меры введут, даже еще увеличат в 2 раза эти пособия, все равно к концу столетия нас останется половина от нынешнего населения. Почему? Потому что…

Юрий Коваленко: Сгущаете краски.

Юрий Крупнов: Так нет, а что сгущаю краски? Не я сгущаю краски, а мы находимся в ситуации демографической катастрофы. Вся та болтовня, в которой высокопоставленные чиновники рассказывали, как они победили демографию, даже на этом совещании… Откройте Росстат: минус 170 тысяч человек в этом году, у нас естественный прирост уже пошел в минусовом выражении. А дальше посмотреть Росстат – это, кстати, в 2 раза больше, чем планировал Росстат по прогнозам. А дальше у нас 400, 300, 700, 800 – 1990-е гг. в чистом виде в ближайшие 10 лет. Поэтому проблема… Рожают уже по сути полтора ребенка на семью, а молодежь, которая сейчас вступает, которым по 20 лет – вообще неизвестно, будут ли они что-то рожать.
Поэтому проблема не в первенце, это глубокая ошибка, причем ошибка, которую навязала начальник отдела госпожа Страхова из Минтруда. Почему она считает? Она считает, что рождаемость не главное, главное – уменьшение смертности; она считает, что многодетные семьи никакие невозможны в России, мы не в XIX веке в крестьянских семьях и так далее. И вот начальник отдела Минтруда у нас доминирует, управляет президентом, страной, демографией, рождаемостью и так далее, и это колоссальный вызов. Президент сказал в 2012 году очень правильно, очень точно: "Нормой в России должна стать трехдетная семья". Президент абсолютно прав, иначе мы просто вымрем. Но вместо того чтобы… А дальше формула есть, сколько мы хотим, чтобы было детей в среднем, плюс один нужно стимулировать. Если президент говорит, что нормой должна стать трехдетная семья, мы должны на четвертого ребенка всю мощь государственной политики, стимулирования обратить. Вместо этого нам правительство навязывает, соответственно, первенца.
И обратите внимание, его в апреле Дмитрий Анатольевич что говорил? Смотрите, нам нужно подумать о стимулировании (это все уже госпожа Страхова всем понаписала) рождение не только вторых и третьих детей, потому что это мы плюс-минус научились делать, говорит представитель правительства, понимаете? У нас сокращение рождаемости и страшная естественная убыль населения, а представитель говорит: "Со вторым и третьим не проблема". А вот о стимулировании рождения первенцев – и вот это действительно ключевая задача. Это абсолютное столкновение политики президента правильной, которую он 15 лет реализует, и ему подсовывают меры и бумагу, которая выглядит красиво, говорят: "В предвыборной…" Кстати, люди очень воспринимают – посмотрите соцсети, говорят: "Ну понятно, сейчас выборы, сейчас поэтому это все вбрасывается и так далее". Поэтому правительство дважды подводит, на мой взгляд, президента, и не дает никакую перезагрузку демографической политике.

Тамара Шорникова: Ну, возможно, какая-то логика есть, главное – мотивировать людей начать, а дальше, так сказать, войдут во вкус.

Юрий Крупнов: Нет, не так. Потому что никуда ни в какой вкус не войдут. Плюс давайте будем откровенны: не только для Москвы, но и для регионов за 10 тысяч никто рожать не будет. То есть купить, как вот Марина Синельникова из Благовещенска очень умно заметила, что женщинам и мужчинам, семьям предлагаются товарно-денежные отношения: мы вам червонец, как вы говорите, в месяц, а вы нам ребетенка. Не будет, потому что культурные установки…
Мы находимся в ситуации глобального мирового демографического кризиса, катастрофы. Японцы с ума сходят, у них население уменьшается по прогнозам сумасшедшим образом. У нас уполовинится население к концу столетия, понимаете? В мире никакого такого не было. Раньше что? – голод, холод, война, холера, чума ограничивали рождение, а сегодня все в головах, культурные установки населения. И меленалы – молодежь, которым сейчас 15-17 – что они еще будут делать, вообще неизвестно.

Юрий Коваленко: Ну вот смотрите, суровая статистика: количество матерей-одиночек в России – мне хотелось бы затронуть эту тему – приблизилось к 30%, это 10 миллионов женщин. То есть, получается, они в любом случае каким-то образом эту лямку тянут. Естественно, они не работают, то есть им нужны хоть какие-то деньги, чтобы у нас были дети во всяком случае одетые, обутые, здоровые и не голодные.

Юрий Крупнов: Юрий, если вы хотите под лозунгом, чтобы у нас дети были обуты и дальше расширять число мам-одиночек, которые у нас… Это, в общем, тоже колоссальный социальный кризис, социальная катастрофа семьи, потому что у нас получается, что, грубо говоря, встречаются с мужчиной, лишь бы ребенок был и так далее – это просто из газет, из сетей и так далее, понимаете? Это что значит? – это значит, что и не собираются создавать семью, а вне семьи дай бог одного прокормить, вы правы. Поэтому мы и семью разрушаем, а нет никаких мам отдельных, понимаете?
Мама, значит, мальчика воспитывает вне зависимости от того, какая мама (самая гениальная, самая хорошая, у нас все замечательные мамы), но мальчик будет похож очень на девочку, в школу он придет, там будут учителя в основном женщины и так далее, понимаете? И в итоге у нас образуется еще один фактор, когда девочки у нас активные, смелые, готовые, так сказать, в огонь и в воду и прочее, а мальчики все такие унисекс, непонятно какие. А дальше девочки вырастают и говорят, и Тамара не даст мне соврать, между собой: "Где мужики-то?" Мужиков нет в стране, понимаете, мужиков взять негде. Откуда же их возьмешь, когда мамы-одиночки – самые гениальные, еще раз повторяю – не могут их вырастить.

Юрий Коваленко: По вашей логике получается, что тут за брак мужчине необходимо давать премию под обязательство рождения не одного, не двух, а трех или четырех детей, так получается?

Юрий Крупнов: Вы правы в том плане, что… В этом смысле я всегда повторяю, все ругаются сразу на меня, но вообще женщины никакого отношения к демографии не имеют, потому что основное в демографии – это мужчина. Если мужчина ответственный, если он нацелен на создание семьи… Другое дело, где таких взять. Если он нормально может зарабатывать и государство ему помогает с занятостью, я вам гарантирую, любая нормальная девчонка найдет своего парня и будет нормальная семья. А если мужичок никакой и у него, так сказать, настроение никакое, заработать он нормально не может, а дальше мы говорим: "Мужчин нет". Меня искренно все журналисты спрашивают, почему у нас мало молодых мужчин – я говорю: "Да что вы, у нас до 30 лет (формально если брать, статистически) сейчас мужчин больше, чем женщин", а почему-то женщинам уже кажется, что мужчин вокруг нет, понимаете? И Тамара все понимает, что я говорю, и это ключевой момент культурной установки, понимаете, а не вопросы 10 тысяч рублей, тем более на первенца.

Тамара Шорникова: Товарищи мужчины, можно вас прервать? Давайте дадим слово девочкам, девушкам, женщинам, к нам дозвонились телезрительницы – спросим их мнение. Надежда?
Зритель: Алло, добрый вечер.
Тамара Шорникова: Да, добрый. Вы звоните нам из Воронежской области?
Зритель: Да, да. Я бы хотела узнать, такой вопрос у меня возник. Моему внуку исполняется годик в декабре – попадают ли мои дети, будут снова получать пособие с 1 января 2018, как вы говорите? Смогут ли они пользоваться этой программой?
Тамара Шорникова: Ага, спасибо.
Юрий Крупнов: Скорее всего, к сожалению, те, кто родились после 1 числа, после 1 января, потому что начисления начинаются с этого момента. Но возможно вдруг будет какой-то спецмеханизм по уже родившимся, хотя вряд ли. Просто это тяжело с точки зрения администрирования.
Тамара Шорникова: Ну и сразу подключим Курганскую область – Ирина дозвонилась нам.
Зритель: Да-да, здравствуйте, добрый вечер. Это вам звонит Ирина из Курганской области.
Тамара Шорникова: Слушаем вас.
Зритель: Я вам задам такой вопрос. Вот я многодетная мать, у меня четверо детей. Я работаю, у меня зарплата 7 300, а детское пособие мы до сих пор оформить не можем. Нам сказали как? – муж у меня инвалид, а я детское пособие никак не могу оформить. Ребенок у меня учится, второй учится, третий тоже учится, четвертый тоже учится, и надо такие бумаги собрать – это нереально просто-напросто.

Юрий Коваленко: А вы получили материнский капитал?
Зритель: Да, конечно. Я купила дом, мы живем в хорошем доме. А детское пособие, которое 250 рублей – это надо выстоять, прийти в 7 часов утра, занять очередь и еще по записи… Там просто нереально собрать эти бумаги. Не знаем, как вот, и за 250 рублей, мы столько получаем в Курганской области. И как нам?

Юрий Крупнов: Так вот и возникает вопрос. Понимаете, нужно деньги пускать сюда. Ведь, Юрий, вы как бы говорите и правильно говорите, что дети должны быть у мам-одиночек обуты, одеты – а вот когда четверо детей, они что, должны быть необуты, неодеты? Им 7 тысяч (ну пусть там больше будет зарплата у кого-то), а получается, что первым в семьях, которые в том числе, возможно, мамы-одиночки без семьи – им, соответственно, будет 10 тысяч. Здесь 250 рублей на 4-х детей, а там будет 10 тысяч. В этом смысле правительство навязало это президенту.
Я очень надеюсь, я предлагаю и обращаюсь, пользуясь вашим ОТР – которое, оказывается, смотрит огромное число людей, между прочим, потому что интересно, потому что реальные проблемы обсуждаете – напрямую к Владимиру Владимировичу Путину: давайте сделаем рабочую группу, давайте серьезно разбираться в демографии. Вот, понимаете, иначе слезы. Просто читаешь выступления президента – кто ему готовил? Там такие вещи, которые… Ну, например, что у нас эхо войны. У нас эхо войны с точки зрения того, что у нас синусоида такая, но проблема-то не в этом. Если бы это было ровно, то иногда горбик, иногда ямочка и так далее. А когда у нас идет в итоге по нисходящей, у нас затухающая страна, затухающая демография, и это не вопрос…

Юрий Коваленко: Подождите, в этой программе, которая была предложена правительством, есть пункт о том, что поддержке многодетных семей будет уделено особое внимание. То есть их без внимания не оставляют.
Юрий Коваленко: Дело не в том, что оставляют без внимания, а дело в том, что если у тебя трое и более детей, то государство должно платить зарплату, потому что у нас частные садики и такие у нас четверо детей платят зарплату, у нас за приемных детей платят зарплату по сути своей (и это правильно и здорово, я ни в коем случае не хочу что-то говорить). А вот вам конкретно звонит человек, мама, у нее четверо детей. Пусть у нее не 7 тысяч даже будет, а, допустим, 20 тысяч рублей – ну и что? На четверых разделите. Это еще разновозрастные, а представьте теперь, опять же, что одно дело, когда маленький ребенок 1.5 года и ему платят пособие, а он потом вырастет (как говорится, большой ребенок – большие заботы) – кружки, лечение, пятое, десятое и так далее. Поэтому нужно не вот эту кашу размазывать. Еще раз повторяю: это правительство просто продавило свой вот этот кашеобразный эклектический блок демографический под видом перезагрузку, подставило президента, и это надо кардинально менять.
Тамара Шорникова: О целесообразности принятия данного решения можно спорить бесконечно: даже SMS, которые приходят на наш портал, абсолютно разные – есть те, кто поддерживают Юрия и говорят "спасибо" за точку зрения, 10 тысяч рублей – это хорошие деньги; есть вот, например, Брянская область, Алтайский край, которые говорят, что это не спасет семью, нужно сначала обеспечить работой отцов.
Юрий Крупнов: Абсолютно правильно.

Тамара Шорникова: То есть мнения абсолютно разные. Давайте сейчас поговорим о механике выполнения этой инициативы, коль уж она будет внедрена, если будет.

Юрий Крупнов: Я думаю, не будет.

Тамара Шорникова: Откуда все-таки возьмутся деньги?

Юрий Крупнов: Тамара, я просто считаю, что не будет. Потому что еще раз повторяю. Смотрите, Владимир Владимирович… Даже если брать, что это условно предвыборная кампания и пиар, даже так скажем, люди так и пишут. Владимиру Владимировичу Путину этот пиар не нужен. Ну что, у Владимира Владимировича не хватает авторитета? Что он сейчас, за счет этого, грубо говоря, без этого он не выиграет выборную кампания? А ошибок и негативных последствий, понимаете – это и для страны с точки зрения на десятилетия, и с точки зрения реального восприятия людей, как вот только что вам мама звонила, будет огромный минус. Поэтому надо пересмотреть это, не надо, так сказать, играть в эти красивые слова, это не вопрос о механике исполнения.
В механике исполнения никакой проблемы нет. Да, справок много собирать, бюрократии много, но есть соцслужбы, они, соответственно, все это администрирование отладили – такие льготы, такие пособия и так далее, это все будет исполнено, в чем тут проблема? Вопрос в другом, вопрос в том, даст ли это что-то рождаемости. Не даст ничего, только усугубит ситуацию.
Юрий Коваленко: Давайте посмотрим, нужны ли на самом деле эти деньги, насколько они необходимы.
Тамара Шорникова: Спасут ли они семейное положение?

Юрий Коваленко: Да, спасут ли? Потому что мы провели свой собственный опрос. "Сколько вы тратите на ребенка в месяц?" – наши корреспонденты поинтересовались этим вопросом в Липецке, Костроме и Чите. Давайте посмотрим.
ОПРОС
Юрий Коваленко: Вот согласитесь, справедливо же все-таки, да: с 10 тысячами можно хотя бы выйти в ноль, потому что у некоторых и этих денег нет. Это ведь не бесполезно.

Юрий Крупнов: Юрий, на мой взгляд, предмет все-таки нашего разговора серьезного не в этом. Любой рубль, вложенный в детей и в семью, он в плюс, что мы обсуждаем? Но я еще раз говорю – задумайтесь, откуда этот рубль у Силуанова взялся: из того, что у нас обвал рождаемости, обвал. То есть я что хочу сказать? У нас получается, что у нас здесь пусто, а тут начинает немножко быть густо. То есть мы тем самым все равно реальную ситуацию не исправляем, это первый момент.
Второй момент, самый главный. Понимаете, мы же все понимаем – опять же, и пишут зрители ваши: "Давайте заработать людям". Дайте мужику заработать. Для этого нужно производство, для этого нужна новая индустриализация, места, как Международная организация труда говорит, достойная занятость. Вот в чем вопрос. То есть проблема не… Ну 1.5 года, хорошо, по 10 тысяч перебьются люди – а дальше что? Это же 1.5 года первый ребенок.
Тамара Шорникова: Вот есть предложение из Карачаево-Черкесской Республики: "Предлагаю программу по увеличению рождаемости: за каждого ребенка ввести надбавку к зарплате работающим папам в том же размере, 10 тысяч рублей".
Юрий Коваленко: Кстати, вполне себе здравое решение.
Юрий Крупнов: Ну, может быть, не в зарплату как на…, потому что это будет нагрузка, но это абсолютно правильно. То есть у нас… Базово вот абсолютно гениально, абсолютно правильно, народная мудрость. Один ребенок условно 10 тысяч рублей, 2 – 20 тысяч рублей, 3 – 30 тысяч рублей и так далее. И должны все понимать, все в стране должны понимать, иначе мы просто вымрем, как мамонты. Все должны понимать: у кого трое, четверо детей, а большинство семей нормальные (я не беру какие-то отклонения) – у кого трое-четверо детей, эти в шоколаде. Вот и все, понимаете, вот политика. Все остальное – это либо ни о чем, либо вредно. Вот у Дмитрия Анатольевича – он даже с двумя и с тремя уже все проблемы решил, у него только минус 170 тысяч на 1 ноября, понимаете, а так Дмитрий Анатольевич все проблемы решил.
Мне кажется, вот этому хулиганству со стороны ведомств наших, которые якобы за демографическую политику отвечают… Мы на Общественном телевидении, нам нужно общественный заслон поставить. Это хулиганство, это подстава для президента, и этого допускать нельзя.
Юрий Коваленко: Давайте послушаем наших зрителей. Нам звонит сейчас Анна из Челябинской области. Здравствуйте, Анна.
Зритель: Здравствуйте.
Юрий Коваленко: Вы в эфире. Рассказывайте вашу ситуацию.
Зритель: Я хочу рассказать помимо того, что было услышано, что, конечно, да, трудно пособие получить – очереди, справки, бюрократия. Я столкнулась с такой проблемой, что я вообще лишилась льгот, как только стала индивидуальным предпринимателем. Оказалось, что у нас в государстве налоговая считает доходную часть и не считает расходную, то есть налоги, зарплата, аренда, и выходит, что я уже не претендую на какие-то льготы. Мне отказали в выплате областного материнского капитала, на который я планировала обучение ребенка заплатить, и соответственно все остальные льготы, садики и так далее. Я писала президенту, на что мне пришла переадресация, что нужно в Министерство социальных отношений написать. Я писала министру социальных отношений…
Юрий Крупнов: Это очень распространено. Министр как раз занимается.
Зритель: Министр социальных отношений ответил, что нужно министру финансов писать. Министр финансов ответил, что нужно писать министру социальных отношений – на этом все, я уже дальше не смогла никуда двигаться.
Тамара Шорникова: Руки опустились. Сколько времени заняла переписка?
Зритель: Ой, это где-то 3 месяца длилось. Просто у меня уже за это время третьему ребенку исполнилось 18 лет, и я уже не многодетная мама, хотя они у меня все на иждивении.
Юрий Крупнов: Да, еще один момент, что когда за 18…
Тамара Шорникова: Да, проблема отпала сама собой, что называется. Спасибо вам огромное за ваш опыт.

Юрий Крупнов: …многодетная семья перестает быть. Вот это очень важный момент, потому что у нас же будут давать тем родителям, у которых доходность как раз меньше примерно 45 тысяч, условно этой цифры. А доходность может быть 200 тысяч, а реально человек зарабатывает 10 тысяч (я утрирую), понимаете? А считать будут 200 тысяч, говорить, что вы миллионер, какие вам справки. Это уж если говорить про непосредственно реализацию этой льготы.
Юрий Коваленко: То есть получается, что нам надо менять систему с другой стороны, а не просто кормить какими-то вот этими 10 тысячами? Получается, нам надо прежде всего изменить систему вообще подсчета детей (они детьми остаются и после 18, они также остаются и в семье, если они остаются). Изменить систему этих отношений доходной и расходной части, собственно говоря…
Юрий Крупнов: Занятости, расселения. Потому что опять вопрос квартир, дома и так далее – это фундаментальный вопрос. В 30-этажном скворечнике, так сказать, на окраине Москвы особо детей не нарожаешь и так далее, потому что уже другое совершенно мировосприятие и прочее.
Поэтому вы правы, Юрий, в главном: демография – это не вопрос каких-то там социальных подачек (я утрирую чуть-чуть). Демография – это вопрос комплексный: это и экономика, это и отношения человеческие, это и полоролевые отношения, это идентичность, это и вопрос мужчин, женщин, каково их соотношение и как себя мужчина чувствует не с точки зрения, что он обижаем сегодня и так далее, я не это хочу сказать, хотя все девчонки все равно фору дадут любому почти мужичку. Проблема в том, что государство понимает, что в конце концов семья – это двое. А то мы вот под эти слезы о том, что надо мамам помогать и так далее, мы фактически… Это позднесоветская проблема, когда мы массу мам-одиночек, которые сами, так сказать, с усами и решали свою проблему, в итоге мы наплодили мальчиков, которые сегодня не готовы быть ответственными мужьями и отцами.
Тамара Шорникова: Вопрос непростой, наверняка не раз еще затронем в нашей программе. Способы стимулирования демографической ситуации в стране, поддержку семей на государственном уровне мы обсуждали с Юрием Крупновым, председателем Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития. Спасибо вам.
Юрий Коваленко: Спасибо большое.
Юрий Крупнов: Спасибо.

Источник публикации: ОТР

ПОДЕЛИТЬСЯ: