Еще одну революцию Россия может не пережить

Дата публикации: 29.01.2016

Эту, как и две предыдущие статьи, мы написали с моим соавтором, д.э.н. В.А. Кашиным, крупнейшим в России специалистом в области налогообложения и финансов (подробности см. на сайте ЭАЦ «Модернизация»).

В 1915 году Владимир Маяковский в поэме «Облако в  штанах» писал: «Где глаз людей обрывается куцый, главой голодных орд, в  терновом венце революций грядет шестнадцатый год». Он ошибся всего на один год. Неужели история повторяется? Не хотелось бы! «Голодных орд» пока не заметно, но  вероятность их появления растет.

Реальные доходы населения в России падают второй год подряд, нам нечего предложить мировому рынку, кроме сырья, и, следуя рекомендациям МВФ и ВТО, мы продолжаем закрывать наши «неэффективные предприятия».

У нас 28 миллионов людей занимаются, по определению правительства, «неизвестно чем», выпускники лучших вузов целыми курсами уезжают за границу – поскольку в России для них не находится достойной работы, а власть продолжает массово «прессовать» предпринимателей. Как сообщил В.В. Путин в  Послании Федеральному собранию 3 декабря 2015 года, только в 2014 г. следственными органами возбуждено почти 200 тыс. уголовных дел по так называемым «экономическим составам». Не все они дошли до суда, однако 83% предпринимателей, против которых были заведены уголовные дела, полностью разорились и потеряли свой бизнес.

В том же 2014 году 300 тысяч из числа состоятельных граждан России покинули свою родину.

Промышленность разваливается. Особенно страдает машиностроение.

Индикатором развития машиностроения может служить уровень производства подшипников качения. Ведь «насыщенность» подшипниками всех машин мало меняется со временем и мало зависит от смены моделей. Поэтому объем потребления подшипников в отечественном производстве тесно связан с объемом производства в машиностроении.

В 1990 году в России производилось 800 млн. шт. подшипников качения; в 2015 году в России произведено 49,1 млн. шт., т.е. в  16 раз меньше.

Известно, что важнейшей («системообразующей») для всего народного хозяйства России отраслью машиностроения является станкостроение. Основу его составляет производство металлорежущих станков.

В 1970-х годах проводилось масштабное обновление производственного аппарата машиностроения и, в первую очередь, предприятий военно-промышленного комплекса и станкостроительных заводов. В этот период был достигнут максимальный выпуск металлорежущих станков. Экспорт их  составлял около 8% объема производства. РСФСР экспортировала в этот период примерно 10 тыс. штук металлорежущих станков в год. Удельный вес импортных станков на внутреннем рынке составлял в этот период менее 5%. На протяжении 1980-х годов существенно менялась структура ассортимента – увеличивался выпуск высокоточных станков и станков с ЧПУ. К началу 1990-х годов в совокупности они составляли около трети объема производства металлорежущих станков. Спрос внутреннего рынка замещался импортной продукцией на 10-12%.

За 1990-е годы выпуск продукции в  станкостроении сократился более чем в 6 раз, а выпуск металлорежущих станков почти в 10 раз. Существенное снижение объемов производства металлорежущих станков продолжилось в 2000-х годах. К 2013 году спад производства станков достиг 30 раз по сравнению с 1990 годом.

Численность работников машиностроения сократилась с 9,7 млн. чел. в 1990 году до 2,6 млн. чел. в 2013 году, т.е. в  3,7 раза.

По мнению Б.Ю. Титова, «проблема уже не только  в институциональном и коррупционном давлении на бизнес или в неэффективности судебной системы, а в экономической нецелесообразности инвестиций. В России сегодня стало невыгодно производить».

По данным Минпромторга, в 2014 году доля импорта на российском рынке в продукции станкостроения и тяжелого машиностроения, легкой промышленности, медицинской и фармацевтической промышленности, радиоэлектронной промышленности достигает от 80% до 90%. Соответственно доля товаров российского производства в этих отраслях составляет от 20% до 10%. Если темпы разрушения производства сохранятся, то в ближайшие годы оно исчезнет.

Наш президент в своем Послании подчеркивает: «Нам нужно быть сильными – в экономике, технологиях. Нам нужно ломать стереотипы, верить в собственные возможности. Если идти вперед, то результат обязательно будет!»

Но у правительства другие планы. Нашу силу оно видит только в экспорте сырья, верит оно только в мировую цену на нефть, «движение вперед» оно понимает только как «отскок ото дна», которого мы либо «уже достигли», либо «вот-вот достигнем».

На Гайдаровском форуме 13 января 2016 г. И.И. Шувалов заявил: «В 2015 году правительство не совершило ни одной крупной ошибки». При этом он сослался на авторитет ректора Академии народного хозяйства и  государственной службы В.А. Мау.

А что делало российской правительство при «научном» содействии РАНХиГС, НИУ ВШЭ, и прочих придворных ученых в 2015 году? А то же, что и всегда с 1991 года: разрушало российскую экономику.

В статье «Куда ведут реформы» на это обратил внимание общепризнанный и часто цитируемый нашими экономистами авторитет лауреат Нобелевской премии в области экономики Дж. Стиглиц. Вот что он говорил о причинах неудач при переходе России от социализма к капитализму: «Отчасти проблема состоит в чрезмерном доверии к моделям экономики, почерпнутым из учебников, которые могут быть весьма удобны для обучения студентов, но на них нельзя опираться при консультировании правительств, пытающихся воссоздать рыночную экономику. Нельзя отделять «принципы» в чистом виде от того, как они реализуются, или должны реализовываться на практике. Западные консультанты предписывали свои рецепты реформ в условиях конкретного общества: с собственной историей, достигнутым уровнем социального капитала, совокупностью политических институтов, политическими процессами, на которые влияли (если не  определяли их) те или иные политические силы. Экономисты не могут так просто отмахнуться от того, как эти рекомендации используются. Докторам пора пересмотреть свои рецепты». А в статье «Разрушение России» он писал: «Никакое переписывание истории не сможет изменить того факта, что неолиберальные реформы в России привели к чистейшему экономическому спаду…».

Прошло 25 лет, но «рецепты» до сих пор не  пересмотрены. Возможно, это время пришло. И «докторов» пора менять.

Пора менять и некоторые концепции. Вот опубликованное в газете «Ведомости» от 18 августа 2011 года мнение Дэни Родрика, профессора политэкономии Школы госуправления им. Кеннеди Гарвардского университета: «Мы живем в  постиндустриальную эпоху, когда двигателями экономического роста стали информационные технологии, биотехнологии и услуги с высокой добавленной стоимостью. Но именно  благодаря традиционному производству формируется средний класс. В отсутствие развитой производственной сферы общества стремятся к резкому расслоению на  бедных и богатых и социальной напряженности. В конце концов, промышленность – это основа жизнеспособной демократии».

Наше правительство и его ученые этого не знают или делают вид, что не знают.

Они бодро смотрят в будущее, которое, по их мнению, должно «посветлеть» для России не позднее 2030 года. И не замечают, что впереди очередной 17-й год!

Источник публикации: Эхо Москвы

ПОДЕЛИТЬСЯ: