3-4 апреля 2018
Российская Академия Наук
Крестьянам нужны дотации и равные условия конкуренции

Дата публикации: 05.08.2015

24 июля 2015 года прошла выездная секция МЭФ «Костромская мечта глазами аграриев». Сельское хозяйство этого региона является одной из сложных и перспективных отраслей. Сопредседатель МЭФ, Президент Промышленного союза «Новое Содружество», председатель Федерального совета Партии Дела, президент Российской ассоциации производителей сельхозтехники «Росагромаш» Константин Бабкин поделился своими мыслями относительно решений, которые могут сделать сельхозпроизводство успешным и привлекательным для крестьян и крупных производителей.

– Константин Анатольевич, расскажите о текущем состоянии сельскохозяйственного производства в Костромской области. Какую специфику имеет этот регион с точки зрения аграрной промышленности?

– Здесь было традиционно развито мясомолочное животноводство, большое значение имело льняное производство. Большие льнокомбинаты в России работают на сырье, которое должно произрастать в Костромской области. Но сегодня все выглядит печально: на 60% снижены объемы производства молока и мяса, из льна практически ничего не производится. За последнюю четверть века с лица России исчезло более 2 тысяч деревень. Две трети земель, которые обрабатывались при советской власти, сейчас не задействованы, 400 тыс. гектаров полностью заброшены. Работники оказались невостребованными, поэтому население по разным причинам сокращается: люди перестают рожать, спиваются, уезжают. По сравнению с 1990 годом их количество катастрофически уменьшилось на 16%, в сельской местности – на 24%. Обеспеченность сельхозтехникой упала в 10 раз. Все это рисует довольно мрачную картину.

Важно иногда останавливаться, чтобы осмыслить ситуацию. Избирательная кампания – это хороший повод посмотреть, чего мы достигли и куда идем. Правда, согласно планам развития сельского хозяйства Костромской области, активного развития и роста в этой сфере не намечается. Продукцию из льна как не производили, так и не будем производить: 4% объемов от уровня 1990 года предлагается достичь упорным трудом к 2020 году. Несмотря на то что производительность техники и оборудования повысилась во много раз, даже не ставится задач использовать современные технологии, увеличивать объемы производства и давать людям проявлять свои таланты.

На секции МЭФ звучали простые предложения: не повышать налоги, а радикально снизить их, изменить политику Центробанка, наладить прозрачную понятную систему распределения аграрных дотаций. Если формулировать кратко, нужно изменить приоритеты, уйти от абстрактных ценностей – членство в ВТО, борьба с инфляцией, накопление стабфонда. Все это оторвано от жизни, от вектора реального развития.

В приоритете должно быть развитие сельского хозяйства и вообще несырьевого высокотехнологичного производства. Если мы выберем это направление, сразу станет понятно, как надо изменить политику Центробанка и систему образования, как поддерживать науку и широко внедрять ее разработки. Вопросов, конечно, останется еще миллион на много лет вперед, но их можно решить, не особо напрягаясь. Сдвинуть, наконец, сельское хозяйство вперед, дать людям возможность зажиточно жить в деревнях, хорошо работать и растить детей. Сейчас это практически невозможно.

– Какие сельскохозяйственные отрасли могут в перспективе успешно развиваться в Костромской области?

– Я выделил бы молочное скотоводство и льняную промышленность. Для производства зерна там рискованные условия, а эти две отрасли, думаю, были бы хорошо востребованы. Когда-то вологодское и костромское масло поставлялось в Европу, пошехонский сыр был известен на всю Россию. Производство продуктов из молока было в этом регионе всегда достаточно успешным.

– Вы перечислили проблемы, с которыми сельскому хозяйству в России приходится сталкиваться постоянно. Какие из них Вы считаете наиболее сложными для решения?

– Я не вижу сложных проблем. Можно наладить систему распределения дотаций аграрных можно, выстроить и затем поддерживать технологическую политику. Направить инвестиции в те или иные подотрасли сельского хозяйства тоже никаких проблем нет. Когда бизнесу выгодно заниматься аграрным производством, предприниматели борются за то, чтобы вложить в него деньги, проявить свои таланты. Неправильные приоритеты – это единственная глобальная проблема.

У нас есть все: люди, которые хотят работать, огромное количество земли, технологии, рынок, который надо заполнять. Можно зарабатывать десятки миллиардов долларов, продавая продовольствие только в России, не говоря уже об экспорте. На секции МЭФ мы показали технику Ростсельмаша, которая сегодня продается в Германии и Америке, и объяснили людям, что вернуть 400 тыс. гектаров в оборот можно, не вспотев и не снимая белой рубашки. Условия современного сельского хозяйства и уровень развития сельхозтехники позволяют работать комфортно, не применяя физическую силу – необходимо только проявить ответственность и приложить голову.

– Проблемы сельского хозяйства не в последнюю очередь влияют на исчезновение сел. Каким образом можно восстановить экономическую потребность в возрождении села?

– Надо всего лишь сделать выгодным сельское хозяйство. Ключ к этому – создание равных условий конкуренции между российским крестьянином и его зарубежным коллегой. В Германии, например, дотации сельскому хозяйству составляют 500 евро на гектар, а у нас – 5, но даже эти деньги многие не получают. Надо защищать нашего крестьянина либо с помощью пошлин, либо увеличивать поддержку, либо менять политику Центробанка, чтобы он больше заботился о развитии производства – не просто проводил волюнтаристскую политику, играя с процентной ставкой, а полностью пересмотрел стоимость кредитов. На Западе средняя ставка – 1,5 % для крестьян, у нас – 25 %. Если создать равные условия конкуренции для российских и иностранных крестьян, люди потянутся в село и возродят деревни.

– В целях активного развития импортозамещения в 2015 году в АПК Костромской области будет вложено вместе с федеральными средствами более 560 миллионов рублей. Насколько такая поддержка соответствует Вашему видению развития сельского хозяйства? Как Вы в целом оцениваете работу администрации губернатора Костромской области в сельском хозяйстве?

– 560 миллионов рублей – это 10 миллионов долларов, на самом деле ничтожное количество. За 5 месяцев этого года область приобрела только 13 тракторов, хотя техники нужно покупать раз в 50 больше. Если сравнить с другими регионами, то на душу сельского населения область получает значительно меньше дотаций – примерно в три раза, чем соседние регионы, Псковская и даже Тверская области, а по сравнению с Белгородом – в четыре раза меньше. Это говорит о недостаточной активности областных властей в работе с Москвой и федеральными министерствами.

Но это не единственный тревожный момент в деятельности администрации региона. Когда мы проводили аграрный форум, руководство Костромской области не только не приняло участия в работе секции МЭФ и обсуждении проблем своей территории, но и сделало все, чтобы этот форум не состоялся. Нам буквально не хотели предоставить поле для показа техники, некоторым аграриям звонили и угрожали урезать последние дотации, если они приедут на заседание. Давление на людей, которые поднимают серьезные вопросы, нельзя расценивать иначе, как бегство от проблем. Сложно рассчитывать на развитие села в Костромской области с таким подходом. Надо его менять.

– Спасибо, Константин Анатольевич.

Источник публикации: Регионы России

ПОДЕЛИТЬСЯ: