Финансовые итоги

Дата публикации: 21.10.2013


ДМИТРИЕВ: Итак, друзья, добрый день! Добрый пятничный день!.. Всегда мне это нравится название… Добрый день, в эфире «Финам FM» программа «Сухой остаток», меня зовут Олег Дмитриев. Ну и поскольку пятница, мы подводим, традиционно, финансовые итоги недели. Представляю гостей: сегодня в студии Владислав Жуковский, старший аналитик инвестиционной компании «Риком-Траст», добрый день, Владислав…

ЖУКОВСКИЙ: Здравствуйте.

ДМИТРИЕВ: …И Иван Кабулаев, управляющий директор «Инвесткафе», добрый день, Иван.

КАБУЛАЕВ: Здравствуйте.

ДМИТРИЕВ: Рад вас видеть, прежде всего. Давненько… Уважаемые слушатели, телефон студии – 65-10-99-6 (код Москвы – 495), сайт компании – www.finam.fm, звоните, пишите, спрашивайте, делитесь мыслями, ежели таковые есть. Ну и, начиная эфир, давайте, 15.07 в Москве – картина маслом: что произошло к этому времени на любимых нами финансовых рынках?

Мне кажется, начать надо с того, что S&P 500 вчера сделал исторический максимум в очередной раз… Вот она интересная история: мучили-мучили все рынки – и вон чего, и сами же и выросли. Итак, торговая американская закрылась, ну, разнонаправленно, наверное, можно сказать: Dow Jones почему-то просел на 0,01%... Или просто у меня какая-то некорректная информация. А, наверное, это фьючерс мне показывает, 14,58, да. Значит, NASDAQ прибавил 0,6%, столько же прибавил S&P 500, 1733,15. Фьючерс тоже сейчас подрастает на него. Дальше, Азия: Nikkei 225 закрылся в минусе на 0,1%, Shanghai Composite, наоборот, прибавил 0,2%. Европа прибавляет в моменте полпроцента. Ну и наши индикаторы растут: 0,8% прибавляет РТС, выше 1500 – 1504, ММВБ – 1520, полпроцента прибавляет. Рубль, как вам только что сообщили, укрепляется сегодня активно, и уже ниже 32-ой фигуры мы его наблюдаем.

Так, смотрим на сырье и на рынок Forex. Там тоже много интересного. Ну, может быть, за исключением сырья.

Сорт Brent – как вкопанный практически: 109,80 за бочку. Light Sweet – 101 с полтиной. Золото продолжает лихорадить – 1317 долларов, ну, выше 1300 долларов опять стоит, уверенно держится.

Валютный рынок: евро/доллар полчаса назад сделал попытку пробиться выше 1,37 уже даже, пока она не реализовалась – 1,3690, но все равно выглядит неплохо. То же самое происходит с фунтом, то же самое происходит с франком и с японской иеной: если брать мажоров, то все активно продают доллар. Вот как! И чего он им не нравится?

Ну и последнее из картины маслом. Котировки российских акций сегодня разнонаправлены, в основном все-таки подрастают. Хотя – и это надо подчеркнуть – «АвтоВАЗ» теряет, на растущем рынке, заметьте, почти 2%, и также плохо выглядит «МТС» обычка: полтора процента в минусе. А остальные все растут, растут неплохо: «Газпром» вырос почти на процент, 156 с лишним стоит бумага, «Русгидро» прибавляет более процента, «Сбербанк» – полтора процента, на полпроцента вырос «ВТБ»… Ну, в общем, красотень какая-то!

КАБУЛАЕВ: Так и должно быть.

ДМИТРИЕВ: Мы в это верили, да?

КАБУЛАЕВ: Конечно.

ДМИТРИЕВ: Ну что ж, давайте подводить эти самые финансовые итоги недели. Ну и, если позволите… Ваня, тебе первый вопрос. На твой взгляд, хотя понятно, о чем, наверное, мы будем сегодня в очередной раз говорить, что занимало мы инвесторов на уходящей неделе, прежде всего?

КАБУЛАЕВ: Ну, конечно, все ждали развития событий в Америке: будет технический дефолт или не будет технического дефолта. Эту драму они уже научились разыгрывать.

ДМИТРИЕВ: Тебе нравится?

КАБУЛАЕВ: Роли распределены уже там, сенаторы говорят определенные вещи. Все знают, что каждый говорит в определенный момент, и все ждут окончания. И накануне ночью все говорят: «Все, мы договорились!»

ДМИТРИЕВ: Да-да. Но мне показалось, Барак Обама был как-то не в материале, нет? Ему либо роль не досталась прописанная, либо он не выучил просто.

КАБУЛАЕВ: Он плохо играл скорее.

ДМИТРИЕВ: То есть неубедительно, да? Но то, что у него такие нервные какие-то нотки, он там чего-то грозил пальцем – это вот не по сценарию, мне показалось.

КАБУЛАЕВ: Клинтон в 90-е вообще сидел, там, ночами в Белом доме и пытался со всеми договориться.

ДМИТРИЕВ: Ночами в баре он сидел!

КАБУЛАЕВ: А потом он сидел в баре.

ДМИТРИЕВ: Заливал горе!

КАБУЛАЕВ: А Барак Обама как-то так относительно спокойно… Ну, на самом деле, сентимент на рынке был очевидный, что все договорятся.

ДМИТРИЕВ: Ну и, соответственно, смотри: все договорятся, и начнем расти – такая была история?

КАБУЛАЕВ: Да, да, конечно.

ДМИТРИЕВ: Владислав?

ЖУКОВСКИЙ: Я согласен с коллегой, на самом деле, конечно, все уже привыкли к этому театру абсурда. Действительно, тех, кто верил, что произойдет хотя бы технический дефолт, что действительно не примут бюджет, не повысят планку госдолга, было меньшинство.

Хотя надо сказать, что пока это решение все-таки промежуточное, компромиссное, по бюджету споры все еще идут, и договариваются и по Obamacare, по расходам на социальные статьи бюджета, по медицинским и прочим, и прочим. Действительно, сейчас и по потолку госдолга тоже не до конца понятно, каким будет повышение, абсолютное выражение и на какой срок, и как быстро они выберут этот лимит. Напомню, что вот эти 2,5 триллиона долларов, до которых был поднят лимит в 2011 году, в августе одиннадцатого года, он был съеден, по большому счету, смотрите, за 2 года. То есть вот эти хронические бюджетные дефициты в размере 10-12% ВВП, которые были в Америке с восьмого года по двенадцатый год, сейчас около 3,5-4% ВВП, они сохраняются, по-прежнему страна живет не по средствам.

Другое дело, что очень много и правильно говорилось, что вокруг шумихи о дефолте США много наносного. Все-таки надо понимать, что сегодня именно в Соединенных Штатах Америки находится основной печатный станок, эмиссионный центра мировой экономики, поставщик ликвидности основной, причем дешевой ликвидности, что важно, который финансирует операции кэрри-трейд по всему миру, и это именно ФРС США. Кстати, если посмотреть на баланс ФРС США, то сразу станет понятно, что именно Федеральный резерв является сегодня крупнейшим кредитором американской экономики. По последним данным, на начало октября текущего года на его балансе находилось ценных бумаг в целом почти на 3 триллиона долларов. Из них казначейские госбумаги Минфина США составляют около 2 триллионов 100 миллиардов долларов. Это больше, чем у Китая.

ДМИТРИЕВ: Чем у Китая, да, я как раз хотел сказать.

ЖУКОВСКИЙ: У Китая примерно1 триллион 350 миллиардов.

ДМИТРИЕВ: Да-да-да, до полутора.

ЖУКОВСКИЙ: У Японии – 1 триллион 200 миллиардов.

И это только ФРС США, это без тех прайм-дилеров, крупнейших банков, акционеров ФРБ Нью-Йорка, которые тоже имеют на балансах вложения в американские госбумаги. Ну, мы понимаем, что, в принципе, и американские крупнейшие банки с Уолл-стрит, и ФРС США, которая, по большому счету, проводит политику в их интересах в большей степени, – про это очень много говорили сенаторы, и республиканцы, и демократы, и эксперты американские – они бы все равно, конечно, если бы нужно было бы, поддержали бы свою финансовую систему. Потому что никто из них не заинтересован в крахе доллара, в обвале долгов – они бы все равно их выкупили. Либо через баланс ФРС США, либо через балансы самих этих крупных американских банков. А там активы – по 2,5 триллиона долларов только у Bank of America, и, в принципе, рефинансироваться они могли бы спокойно, получив ликвидность ФРС США.

ДМИТРИЕВ: Смотри, ты про кэрри-трейд вспомнил. Ну, такая – известная и популярная история с торговлей на разнице процентных ставок. Но мне кажется, что актуально она была все-таки до кризиса, потому что сейчас-то мы наблюдаем, по большому счету…

КАБУЛАЕВ: Да нет, продолжается, все то же самое.

ДМИТРИЕВ: Продолжается?

КАБУЛАЕВ: Да. А смысл? Можно занять под полпроцента там, вложить в те же долларовые бумаги какого-нибудь там «Газпрома» и заработать свою маржу в 3%.

ЖУКОВСКИЙ: С плечом.

КАБУЛАЕВ: Да, с плечом.

ДМИТРИЕВ: Ну, да. То есть, если я правильно понимаю, то сейчас валютой фондирования является все-таки доллар, да? Против японской иены, как это было, там… То есть занимают в долларах, да? Поскольку дешев он.

КАБУЛАЕВ: А больше никто не дает. Ну, по большому счету. То есть печатный станок, действительно, как Владислав правильно сказал, в первую очередь включен в Штатах. В Европе они тоже рады его сильно включить – а некому! У них нет вот этой единой кнопки, которую можно нажать, чтобы она, там…

ДМИТРИЕВ: Рубильника нет!

КАБУЛАЕВ: Да-да-да. А в Америке все это есть. И еще в Америке, кстати, есть вот эта… ну, я не очень верю в теорию заговоров, но там есть вот эта мафия…

ДМИТРИЕВ: Нет, давай, сегодня пятница, это нормально.

КАБУЛАЕВ: Можно? Нормально?

ЖУКОВСКИЙ: Сегодня можно, да.

КАБУЛАЕВ: Там есть мафия. Вот эта мафия, которая там в сговоре…

ДМИТРИЕВ: Но это мафия, я бы добавил, в хорошем смысле слова.

КАБУЛАЕВ: В самом лучшем смысле этого слова! Она сначала работала в гигантских банках, потом перетекла в администрацию, из администрации перетекла еще куда-то, из еще куда-то перетекла еще куда-то – и они там ходят из одной двери в другую дверь. И сначала одни регулируют других, потом другие берут деньги у тех, кого сами же и регулировали.

ДМИТРИЕВ: Ну да.

КАБУЛАЕВ: Поэтому неудивительно, что они там играют, в первую очередь, свою как бы такую песенку – это слаженный такой оркестр, который позволяет зарабатывать в первую очередь самим банкам, гигантским, самым крупным, самым большим американским банкам.

ДМИТРИЕВ: Ну и, собственно, все политические кризисы они основаны, базируются именно на возможности…

КАБУЛАЕВ: Ну, как говорится, политика – это концентрация экономики. Это сконцентрированный сгусток такой, и все чаяния, которые у них есть, они все и выражены сейчас в этой политике. Но, с другой стороны, конечно же, политические проблемы – они еще более глубокие, чем экономические. Потому что там и безработица – это отдельный больной вопрос, и Обама все-таки как такой социалист тоже должен решать проблемы простых американцев.

ДМИТРИЕВ: Да, простых американцев бедных… Сейчас прервемся, у нас новости, а потом продолжим.

ДМИТРИЕВ: Итак, друзья, мы продолжаем эфир, «Сухой остаток» на «Финам FM», меня зовут Олег Дмитриев. Сегодня в студии Владислав Жуковский, старший аналитик инвестиционной компании «Риком-Траст», и Иван Кабулаев, управляющий директор «Инвесткафе». Мы подводим финансовые итоги недели… Хорошее название, знаешь, я тебе хочу сказать…

ЖУКОВСКИЙ: Впереди выходные!

ДМИТРИЕВ: …Для пятницы: «Инвесткафе»! Сегодня собрались в кафе и подводим финансовые итоги недели.

Для слушателей еще раз: уважаемые слушатели, телефон студии – 65-10-99-6 (код Москвы – 495), сайт компании – www.finam.fm, звоните, пишите, спрашивайте.

ЖУКОВСКИЙ: Олег, хотел свои две копейки добавить по поводу Евроцентробанка.

ДМИТРИЕВ: Давай.

ЖУКОВСКИЙ: На самом деле, действительно, основной поставщик вот этой резервной валюты мировой – это, безусловно, ФРС США. И, кстати, это хорошо видно по балансовым операциям Европейского центробанка.

Если посмотреть на динамику изменений за последние 7-8 месяцев, то мы увидим, что объем операций и долгосрочного рефинансирования в Европе, и покупок бумаг, номинированных в евро, и прочего-прочего – он сокращается. Примерно сокращение произошло с 3,7-3,8 триллиона евро до примерно 3 триллионов. Сейчас ЕЦБ немного сокращает объем операций и реально сокращает объем эмиссии евро, по большому счету, под операции рефинансирования. Еще года полтора-два назад, действительно, в евро очень многие и коммерческие банки, и хедж-фонды занимали и потом занимались операциями кэрри-трейд в том числе, то есть Европа стала на время неким поставщиком ликвидности, замещала ФРС США, то сейчас мы видим, что все-таки ЕЦБ боится проводить…

ДМИТРИЕВ: Это когда было, ты говоришь? Пару-тройку лет назад?

ЖУКОВСКИЙ: Нет, не пару-тройку – год, полтора, два назад. То есть одиннадцатый год, двенадцатый год.

ДМИТРИЕВ: Угу.

ЖУКОВСКИЙ: Вот сейчас, в тринадцатом году, действительно видно, что операции выкупа бумаг сокращаются, рефинансирование сокращается, объем данных операций, и сейчас ЕЦБ все-таки, действительно, играет второстепенную роль.

То есть основной печатный станок находится в Америке – это ФРС США. Объем операций… ну, он не увеличивается, он стабилен. То есть на круг примерно где-то 800-850 миллиардов долларов в год. Если посмотреть, скажем, на прирост операций по госбумагам, то год к году, октябрь к октябрю, ФРС нарастила вложения в американские госбумаги, именно в казначейские, примерно на 550 миллиардов долларов. Вложения в ипотечные ценные бумаги составляют где-то тоже около 500 миллиардов долларов.

То есть, в принципе, печатный станок работает, ликвидность создается… даже около триллиона получается, если посчитать. То есть, в принципе, деньги создаются и создаются. Другое дело, что деньги эти – это капитал фиктивный, по большому счету, это банковские операции, но они работают, так или иначе.

И к вопросу о том, что, действительно, ФРС США является крупнейшим кредитором американской экономики. Вот то, что долго Международный валютный фонд запрещал в 90-е годы, а именно – операции скрытого кредитования бюджетных дефицитов денежными властями, монетизации госдолга, вот это сейчас в Америке, по большому счету и происходит. Да, не напрямую, да, не на первичном рынке, но, тем не менее, выкупая госбумаги у прайм-дилеров, у крупнейших банков, ФРС, безусловно, влияет и на стоимость кредитных ресурсов, и на долгосрочные, и на краткосрочные процентные ставки. А так как ФРС выкупает еще и долгосрочные ценные бумаги, с длительной дюрацией, плюс держит их практически до погашения, а купоны реинвестирует, то, по большому счету, это долгосрочный инвестиционный кредит своей экономике.

ДМИТРИЕВ: Совершенно верно.

КАБУЛАЕВ: А так и должно быть.

ДМИТРИЕВ: Да, стратегическая задача именно такая была.

КАБУЛАЕВ: Так, собственно, и должно быть.

ДМИТРИЕВ: Совершенно верно.

КАБУЛАЕВ: Проблема как раз нашей экономики – что у нас нет такого механизма.

ДМИТРИЕВ: Конечно.

КАБУЛАЕВ: У нас все завязано на то, что в один прекрасный момент тебе могут не пролонгировать этот кредит. Вот как у нас Ломбардный список: он же меняется, очень сильно меняется. Причем вот буквально сегодня написали об этом уважаемые новостные издания, что есть один банк, «Связной Банк»: его убрали из Ломбардного списка – и все тут же начинают закрывать лимиты на банк. Потому что иначе как работать с бондами коммерческого банка?

Пять копеек тоже добавлю по поводу Европы.

ДМИТРИЕВ: Пошел в рост уже: у Владислава было две копейки.

ЖУКОВСКИЙ: Ставки растут, да!

КАБУЛАЕВ: Ставки растут, пятница.

ЖУКОВСКИЙ: Рынок растет, ставки повышаем.

КАБУЛАЕВ: А как же еще!

ДМИТРИЕВ: Ну, это нормально.

КАБУЛАЕВ: В Европе же, во-первых, есть «Базель», который теперь очень сильно ограничивает…

ДМИТРИЕВ: Третий ты имеешь в виду?

КАБУЛАЕВ: Ну, я имею в виду «Базель» как комитет, как банк международных расчетов, который, вообще говоря, дамокловым мечом в первую очередь над европейскими банками висит. Несмотря на то, что они сидят в Швейцарии, они в первую очередь, самое главное, регулируют еврозону.

ДМИТРИЕВ: Забавно, Европу, да.

КАБУЛАЕВ: Потому что в Америке-то все хорошо, потому что есть добрый дядюшка Сэм, который всегда отгрузит бабла. А в Европе как бы дядюшки, они разные все, где-то добрые, где-то… тетушка, и она тоже своеобразно добрая. И самое главное, что европейские-то банки сейчас находятся… ну, даже по их стоимости на бирже они находятся глубоко в дистрессовом состоянии. Никто из них не котируется даже около капитала – все стоят меньше капитала. И рынок верит в то, что там гигантская дыра. А когда у тебя такая гигантская дыра, к тебе приходит регулятор. А когда к тебе приходит регулятор, ты уже не можешь заниматься кэрри-трейдом или другими какими-то высокорискованными спекулятивными операциями – ты должен свои дырки зашивать чем попало. И поэтому-то как раз американские банкиры в первую очередь сейчас и играют главную скрипку вот в этом оркестре.

ЖУКОВСКИЙ: Олег, соглашусь с Иваном полностью. Действительно, у нас есть очень много разного рода мифов и идеологем – кто-то считает, что они либерального толка, кто-то называет их рыночным фундаментализмом.

На самом деле, действительно, как создаются деньги в американской экономике? Да, безусловно, играют огромную роль деньги пенсионных фондов, это долгосрочный инвестиционный ресурс. А в России сейчас мы видим, что от накопительной части пенсий решили чуть ли не отказаться. По крайней мере, на год заморозить. Но есть разговоры, что и пятнадцатый год не будет исключением, и шестнадцатый год. И мы видим, что это судорожное передергивание пенсионной реформы, провальной по своей сути, оно продолжается.

С другой стороны, если мы посмотрим на баланс американских банков, на пассивы, то в основном это долгосрочные вклады населения, на 5, 10, 15, 20 лет. В России средний срок этих депозитов – примерно около 3 лет. То есть это деньги не длинные. Причем эти деньги, да, от населения банки получают, и при этом не стараются кредитовать реальный сектор экономики, промышленность. Рентабельность реального сектора экономики, если верить официальным данным Росстата, по активам – около 6,5%, по реализованным товарам – 9,5%, в сельском хозяйстве – 6%, промышленность – там тоже 8, 9, 10 процентов. Тем не менее, эти секторы банки не хотят кредитовать, это рискованно: это высокие коммерческие риски, производственные, валютные – какие угодно, да? А кредитуют банки население. И мы видим, что сегодня у нас банковские портфели по кредитованию населения растут на 35-40% год к году уже 3 года подряд. И, соответственно, эти деньги они идут не на развитие российской экономики, а они идут именно на потребление. Причем на потребление импортных товаров, мы кредитуем рост за рубежом.

И еще к вопросу об источнике роста экономики, о долгосрочных инвестициях. Третий инструмент – это, само собой, долгосрочные операции рефинансирования коммерческих банков под залог ценных бумаг в Америке, да?

ДМИТРИЕВ: Причем ключевое слово – долгосрочные.

ЖУКОВСКИЙ: Долгосрочные, это принципиально важно.

ДМИТРИЕВ: Конечно.

ЖУКОВСКИЙ: В России, действительно, 4 года как запустили программу нормального рефинансирования банков. Пускай оно, да, сейчас краткосрочное, главная операции – это недельная операции. Бывают и дневные операции, но недельные – основные, да? Сейчас, скажем, задолженность наших банков перед ЦБ по РЕПО – примерно 2 триллиона 200 миллиардов или 2 с половиной триллиона рублей. Есть еще задолженность по кредитам, обеспеченным какими-то активами.

Сейчас вот буквально 15 сентября принято запустить программу кредитования банков под залог нерыночных активов. То есть, по большому счету, честно говоря, идея-то здравая, но эти активы никто не может оценить: это активы нерыночные, нет реальной их цены, нет спроса/предложения, и мы не можем оценить, сколько реально они стоят. И вот несколько дней назад прошли аукционы, дали кредитов на 500 миллиардов рублей, спрос был 560 миллиардов рублей. И, действительно, идея-то здравая, идея про то, что давайте будем эмитировать деньги адресно, целевым образом под рефинансирование экономического роста. Но, во-первых, это кредиты краткосрочные, все равно там максимум по вот этим нерыночным активам – 3 месяца. По операциям основным, РЕПО и кредитование под залог ценных бумаг – это одна неделя.

То есть, другими словами, Центробанк пытается сегодня снять судорогу с финансовой системы, снизить ставки на межбанке, сегодня они 6,5% примерно, а еще в одиннадцатом году были 2,5-3%. Но к реальному созданию долгосрочных инвестиционных ресурсов это пока отношения, к сожалению, не имеет. Более того, еще один риск – это под что мы реально рефинансируем эти банки. Потому что, действительно, залоговое имущество у банков практически растаяло, 70% всех активов, которые можно было заложить по Ломбардному списку в ЦБ, они уже заложены, осталось всего лишь 30%. И вот сейчас ЦБ запускает новый механизм – под нерыночные активы. Но надо их оценивать как-то, надо создать список стратегических предприятий, кому мы рефинансируем, кому мы не рефинансируем, какие-то гарантии…

КАБУЛАЕВ: Проблема тут более широкая: у нас действительно очень слабые многие базовые какие-то инфраструктурные вещи в экономике. Вот когда мы говорим о рефинансировании, о каких-то длинных деньгах, о рефинансировании банков – мы должны помнить, что у нас один банк лопнул, и почти 10% нашего Резервного фонда, который мы копили-копили-копили на случай, если банки начнут лопаться, чтобы граждане пришли куда-то в конкретное место и им там выплатили, 10% уже нет. Вот банк «Пушкино» когда лопнул.

ЖУКОВСКИЙ: А «Банк Москвы», вспомните: 400 миллиардов рублей…

КАБУЛАЕВ: А «Банк Москвы» вспоминать просто страшно!

ЖУКОВСКИЙ: Конечно.

КАБУЛАЕВ: Потому что там просто кто-то с кем-то кулуарно договорился, и наши деньги, деньги налогоплательщиков, тут же им дырку закрыли. И меня как налогоплательщика это, конечно, мягко говоря, удивляет.

О чем можно говорить, о каком рефинансировании?!

Сейчас, с одной стороны, все ругают российский ЦБ, который, там, должен деньги раздавать, а он их не раздает никуда. С другой стороны, понятно, почему он их не раздает. Потому что сейчас я открою эту лавочку, и нельзя же сказать, что я буду давать только «Сберу» и «ВТБ», да? Потому что «Сбер» и «ВТБ» государственные банки, и я знаю, что там не растащат. Ну, так могли бы сказать, да?

ДМИТРИЕВ: Да.

КАБУЛАЕВ: Но так не говорят, потому что у нас как бы демократия, и надо обеспечить равный для всех финансовых институтов доступ к кормушке. А равный доступ нельзя дать, потому что как только ты его дашь, у тебя начнут лопаться банки.

ДМИТРИЕВ: Понятно. Поэтому лучше и придержать тогда.

КАБУЛАЕВ: Поэтому у нас так и происходит последнее энное количество лет.

ЖУКОВСКИЙ: Хотя справедливости ради скажем, что, действительно, Центробанк смягчает денежно-кредитную политику. Уже официально заявили, что ставка рефинансирования – это такая индикативно-статистическая фикция. И теперь ставка РЕПО – одна неделька, базовая ставка операций Центробанка 5,5% годовых. Это хороший шаг.

ДМИТРИЕВ: Назвали эту ставку ключевой, да?

ЖУКОВСКИЙ: Да, ключевая ставка.

КАБУЛАЕВ: Ключевая.

ЖУКОВСКИЙ: Кстати, по нерыночным активам ставка – 5,75% годовых, то есть всего лишь на 0,25% выше. Поэтому, действительно, Центробанк идет в эту сторону.

Я так понимаю, что у нас Владимир Владимирович Путин где-то, наверное, в послании Федеральному собранию в декабре прошлого года такой вот легкий пинок дал Центробанку, что пора бы не только с инфляцией бороться… Причем инфляция в России-то в большинстве своем она не монетарная, не оттого, что денег больше…

ДМИТРИЕВ: Да, совершенно верно.

ЖУКОВСКИЙ: …А потому, что у нас тарифы ежегодно государство поднимает на 15-20%, электроэнергия, газ, вода, естественные монополии – здесь бы навести порядок. И Центробанк это признал.

КАБУЛАЕВ: Да и вообще, концептуально отсутствие конкуренции почти во всех отраслях экономики – это основная причина для инфляции, абсолютно не монетарная, конечно.

ЖУКОВСКИЙ: Но это прогресс. Вот в 90-е годы этого не было и…

КАБУЛАЕВ: В 90-е годы и денег не было! Нечего было раздавать!

ЖУКОВСКИЙ: …Да, монетизация экономики упала в 8 раз.

ДМИТРИЕВ: Смотря с чем сравнивать, конечно. Это всегда приятно.

ЖУКОВСКИЙ: Отношение денег к ВВП было, грубо говоря, 11% в 1998 году, а сейчас уже 42% к ВВП. Это уже лучше, чем было, но, конечно, ниже, чем в Европе, где 85-100% нормой считаются.

Поэтому, действительно, и я думаю, коллега со мной согласится, одна из причин высокой инфляции в России – это также и то, что и реальных денег-то нет, доступных кредитов нет, ставки для реального сектора экономики составляют 15-20% годовых.

ДМИТРИЕВ: Ты вспомнил, кстати, про печальную эту реформу, я имею в виду…

КАБУЛАЕВ: Реформу электроэнергетики

ДМИТРИЕВ: …Нет-нет-нет, пенсионную, про печальную пенсионную реформу. Уже и управляющей компании досталось от этого дела.

КАБУЛАЕВ: НПФам.

ДМИТРИЕВ: НПФам, да-да. Надо, конечно, отдельно по этому поводу собраться и поговорить, потому что это важно.

Ладно, сейчас у нас еще раз новости, послушаем. Есть вопрос забавный – я его потом озвучу тогда.

ДМИТРИЕВ: Зарабатывайте на крупнейших биржах мира вместе со спонсором программы «Сухой остаток» – брокером «WhoTrades Ltd.» (Кипр). Информация о компании, ее услугах и тарифах размещена на сайте www.finam.com.cy. Торговля финансовыми инструментами может повлечь риск потерь – проконсультируйтесь у независимых экспертов перед началом торгов!

Итак, мы продолжаем эфир, «Сухой остаток» на «Финам FM», подводим финансовые итоги недели. Сегодня в студии Владислав Жуковский, старший аналитик инвестиционной компании «Риком-Траст», и Иван Кабулаев, управляющий директор «Инвесткафе». Телефон студии – 65-10-99-6 (код Москвы – 495), сайт компании – www.finam.fm.

Я начну сразу с вопроса, который мне показался любопытным. Ну, он как минимум перекликается со всем тем, о чем мы говорили… Кстати, за эфиром я еще свою просьбу озвучивал и повторю ее: по поводу QE все-таки надо пару слов сказать. Даже, смотрите, с какой точки зрения мне кажется это интересным.

Ну, всегда, это известно, это банально, рынком движут ожидания неких событий. Вот последнее из них буквально вчера, в четверг, реализовалось, ожидания эти выдохнулись, так сказать – и, значит, рынок будет искать новые какие-то события, на что ориентироваться. И вот такое событие, может быть, как раз связано с возможным изменением позиции Федрезерва с точки зрения монетарной политики.

Ну и вопрос, тем не менее, я озвучу от Вадима. Вадим пишет: «Перед самым кризисом 2008 года наш Минфин купил акции «Fannie Mae» и «Freddie Mac»…» Ну, не акции – облигации. Для тех, кто не в курсе: «Fannie Mae» и «Freddie Mac» – это крупнейшие государственные ипотечные компании Соединенных Штатов.

КАБУЛАЕВ: Теперь государственные уже, а раньше были негосударственные.

ДМИТРИЕВ: Да-да-да.

ЖУКОВСКИЙ: Раньше они были с государственными гарантиями.

ДМИТРИЕВ: Да. Ну, именно поэтому их так тщательно и поддерживали. Ну и, на самом деле, надо напомнить, что кризис как раз ипотечный – это лето седьмого года, когда рухнул ипотечный рынок Соединенных Штатов Америки, и пострадали вот вышеназванные товарищи как раз.

И дальше Вадим пишет: «Сегодня Министерство финансов Российской Федерации захотело наш Резервный фонд разместить в корпоративных бумагах». Ну, я так понимаю, имеются в виду корпоративные бумаги Соединенных Штатов Америки, да? Об этом речь. И вопрос со множеством вопросительных знаков: «Это начало кризиса???»

Владислав?

ЖУКОВСКИЙ: С моей точки зрения, действительно, сказать точно, сколько средств Резервного фонда, Фонда национального благосостояния, резервов Центрального банка вложено в американские ценные бумаги, государственные, квазигосударственные, сейчас сложно. Если верить официальным данным ФРС США, то в настоящий момент Россия вложила в американские государственные бумаги, в казначейские бумаги около 155 миллиардов долларов. Причем в последнее время там цифра не только не растет, но и несколько снизилась за последние месяцев 5-6, буквально на миллиардов 15 долларов. Россия сегодня входит в десятку крупнейших кредиторов, но мы проигрываем, опять-таки, Китаю, у которого почти полтора триллиона долларов вложений, 1,3 триллиона, Японии, 1,1 триллиона, и прочим странам.

Сколько вложено именно в облигации «Fannie Mae» и «Freddie Mac», то есть в ипотечные ценные бумаги, сказать очень сложно. По крайней мере, этой разбивки не дает ни Минфин, ни Центральный банк России. Поэтому сказать, что мы в них вложили либо нет, сложно. Другое дело, что в 2008 году, когда в разгар кризиса государство говорило, что не допустит ни девальвации рубля, ни избыточных трат резервных фондов, мы получили девальвацию рубля на 50%, с 22 рублей за доллар до 36 рублей за доллар, и потеряли 220-230 миллиардов долларов золотовалютных резервов. Еще и экономика упала сильнее всех в группе G8, в группе G20 и в группе стран, экспортирующих нефть. И в группе БРИКС в том числе. Поэтому мы умудрились хуже всех пройти этот кризис. И действительно были такие интересные заявления некоторых экспертов, экономистов, что, возможно, мы понесли убытки именно на вложениях вот в эти ценные бумаги американские, в том числе.

Но что еще интересно? Буквально на днях Антон Силуанов заявил, выступив на конференции после саммита G20, где встречались именно главы минфинов и центробанков, что Россия свято верит в кредитоспособность американской экономики, верит в американский печатный станок, и Россия продолжит покупать американские госбумаги. И он назвал цифру: что 45% наших резервов… Он не сказал, чьих: то ли Минфина, то ли Минфина и Центробанка вместе. Потому что ЗВР России делится на две части: это средства Минфина, Резервный фонд и ФНБ, и та часть валютных резервов, которая была создана Центробанком в виде эмиссии рублей под покупку иностранной валюты на рынке. Непонятно, кто вложил, да? Но, тем не менее, 45% резервов до сих пор вкладываются в ценные бумаги, в казначейские облигации США.

КАБУЛАЕВ: А можно кратко ответить?

ДМИТРИЕВ: Подожди секунду. Мы сейчас вернемся к этому, потому что я тоже свои… шесть копеек хотел бы вставить. Но у нас есть звонки, давайте не будем слушать слушателей.

Итак, звонок номер один… Максим, день добрый, вы в эфире, говорите.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Вопроса – два.

ДМИТРИЕВ: Давайте.

СЛУШАТЕЛЬ: Два вопроса, пугающих своей «новизной», как обычно.

ДМИТРИЕВ: Угу.

СЛУШАТЕЛЬ: Первый. Планируются траты в долларах, в наличных, на конец января и начало февраля четырнадцатого года. Имеет ли смысл входить в долларовую наличку сейчас?

И вопрос второй, связанный с вопросами по официальной инфляции и по фактической. Даже не вопрос, а ремарка. Имею привычку пересчитывать свои расходы постоянные, которые, в принципе, не меняются: за последний год их рост составил 18,5%. Вот просьба прокомментировать.

ДМИТРИЕВ: Я понял, спасибо, Максим… И давайте сразу, у нас еще есть звонок, выслушаем Дениса и потом начнем отвечать тогда.

Денис, день добрый, говорите, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Олег, здравствуйте, гости студии.

Есть мнение, что в Америке договорились… ну, прозвучали даты – 15 января и 7 февраля. Может ли это повлиять на решение Бернанке сократить количественное ослабление в декабре? Что будет делать ЕЦБ с евро и когда, на каких уровнях? Спасибо.

ДМИТРИЕВ: Угу, спасибо, Денис… Ну, давайте, откуда начнем?

КАБУЛАЕВ: По порядку, наверное, с первого вопроса.

ДМИТРИЕВ: С вопроса Максима, да.

КАБУЛАЕВ: Повторю суть его вопроса. У него планируются траты в начале или, там, в середине января…

ДМИТРИЕВ: В начале января, да, январь-февраль.

КАБУЛАЕВ: …Нужно будет тратить доллары, поэтому надо ли уходить в доллары сейчас?

ДМИТРИЕВ: Сейчас покупать, да.

КАБУЛАЕВ: То есть вопрос в том, что есть рубли – и что с ними делать сейчас, ждать или не ждать?

ДМИТРИЕВ: Да-да.

КАБУЛАЕВ: Конечно, надо сейчас покупать доллары.

ДМИТРИЕВ: Покупать по 31,80, да?

КАБУЛАЕВ: Ну, конечно! К концу года мы увидим значительно более дешевый рубль относительно доллара. То, что сейчас происходит, это, конечно, такая спекулятивная игра. Рубль должен быть слабее, иначе у нас дырка в бюджете будет такая большая, что нам просто тупо нечем будет ее закрывать.

ДМИТРИЕВ: Понятно.

КАБУЛАЕВ: А дырка в бюджете уже большая.

Второй вопрос был по…

ДМИТРИЕВ: Нет, я все записал, я сейчас…

ЖУКОВСКИЙ: А, коротко…

ДМИТРИЕВ: Нет, твой взгляд по поводу доллара и рубля.

ЖУКОВСКИЙ: Полностью согласен с Иваном. С моей точки зрения, рубль сегодня сильно перекуплен, к концу года, ну, я, по крайней мере, как ожидал, так и ожидаю, 33 с половиной рубля за американский доллар, может быть, даже ниже. Следующий год – 35, 35 с половиной, 36. По нескольким причинам, буквально тезисно их изложу.

Первое. У нас свой бюджет – с колоссальным дефицитом, который в следующем году будет только расти. Официально сегодня за 9 месяцев текущего года пока профицит – 600 миллиардов рублей. Почему он появился, и почему государство им хвастается? Потому что расходная часть исполнена на 67%, а доходная – на 75%. Когда к концу года они выровняются, когда государство вбухает деньги, то, во-первых, это разгонит инфляцию уже монетарно, во-вторых, это разгонит отток капитала, в-третьих – ослабление рубля, а в-четвертых, это сформирует сильный бюджетный дефицит. Ну и, плюс ко всему, 55% доходной части федерального бюджета – это нефтегазовый экспорт, нефтегазовый дефицит бюджета составляет 11% ВВП, поэтому выбора нет.

Вторая вещь. Чтобы немножко снять дефицит ликвидности, Центральному банку необходим слабый рубль – это автоматически позволит увеличить объем ликвидности на межбанке и в финансовой системе.

И третья вещь – это, безусловно, промышленность. У нас, извините, по официальным данным, в российской экономике корпоративные прибыли упали за 8 месяцев текущего года на 27%. Причем в промышленности – практически на 40%, в сельском хозяйстве – на 55% и далее по списку. Да, в России запустить процесс импортозамещения сейчас не получится полностью. Но, по крайней мере, создать определенную, что называется, подушку безопасности, поддержку поможет именно слабый рубль.

ДМИТРИЕВ: Я понял, спасибо… То есть резюмирую для Максима, что оба моих гостя, ну и я, кстати, к ним присоединяюсь, советуют сейчас подбирать доллар, пока 31… ну, 31,50, может быть, мы еще сможем увидеть, там, я думаю не много ниже.

И далее – его же просьба прокомментировать. Наш слушатель Максим, как человек, ну, видимо, занимающийся бизнесом, он скрупулезно свои расходы считает и выяснил, что реальная инфляция, с его точки зрения, с точки зрения его потребительской корзины, составила 18%.

КАБУЛАЕВ: Но это, возможно, из-за того, что у него такая структура потребительской корзины.

ДМИТРИЕВ: Именно поэтому, да?

КАБУЛАЕВ: Да-да. Она ведь у каждого человека своя. Там, у людей, которые на яхтах плавают вдоль Лазурного побережья, у них своя – евровая инфляция. У тех, кто составляет как бы средний российский класс, у них своя инфляция, на 40% только импортная, остальное – тарифы и так далее. Ну, то есть в каждом случае все индивидуально.

Если это был некий вопрос с подтекстом о том, не скрывает ли Росстат на самом деле…

ДМИТРИЕВ: Да-да, ну, например.

КАБУЛАЕВ: …Не скрывает ли власть – конечно скрывают! Во всем мире это происходит. Во всем мире статистика – это инструмент, в первую очередь, политический, а не экономический. И занижена ли российская инфляция – ну да, конечно, она занижена. И собственно когда отпустят рубль дальше в свободное плавание, – о чем, кстати, ЦБ постоянно и говорит, то есть расширяет коридоры, дает больше ликвидности – то, конечно же, мы увидим другие цифры инфляции, даже официальные другие цифры.

ДМИТРИЕВ: Владислав?

ЖУКОВСКИЙ: Ну, вот опять полностью согласен с коллегой. Я как преподаватель МГИМО могу сказать, что есть инфляция для богатых, для бедных и для среднего класса. И чем вы беднее в России, тем выше для вас реальная инфляция.

КАБУЛАЕВ: Точно.

ЖУКОВСКИЙ: Почему это так? Это зависит от структуры вашей потребительской корзины, на что вы тратите деньги. Чем вы беднее, тем больше денег вы тратите на оплату услуг естественных монополий: транспорт, ЖКХ, газ, вода, электроэнергия, продукты питания…

ДМИТРИЕВ: То есть на все на то, на что растут цены.

ЖУКОВСКИЙ: А растут они быстрее, галопирующими темпами: на 10-15% в год! А если вы более богатый человек, вы покупаете импортные товары, которые при укрепляющемся рубле сильно не дорожают. Плюс инфляция в зоне евро она ниже, чем в Америке, чем в Китае, чем где бы то ни было. Поэтому по бедному человеку инфляция бьет всегда сильнее. Инфляция – это налог на бедных поэтому, так говорят еще с давних времен.

Занижают ли инфляцию в России? Да, конечно, занижают. Официально она составляет около 7% в годовом выражении на сегодня, а реально, с моей точки зрения, это около 12-13%. Причем надо сказать большое спасибо Василию Михайловичу Симчере, бывшему главе НИИ статистики Росстата, который ушел, громко хлопнув дверью, с фразой «Надоело врать!» и опубликовал реальные цифры по инфляции, оттоку капитала, по всему.

ДМИТРИЕВ: Вау!

ЖУКОВСКИЙ: Не со всем можно согласиться, сразу скажу, то есть как бы там много споров, но по инфляции все правильно: если взять товары первой необходимости, услуги первой необходимости, то инфляция реально составляет около 13-15 и выше процентов в год. И то же самое по дефлятору ВВП: дефлятор официально – 13-15% в год… ну, сейчас он ниже в этом году, около 8%, а реально – он раза в полтора выше. Поэтому экономический рост – он только на бумаге, он только номинальный, в стоимостном выражении. А в физическом выражении, в реальном – его практически-то и нет.

КАБУЛАЕВ: Точно. Еще, если можно, хотелось бы добавить…

ДМИТРИЕВ: Давай, да.

КАБУЛАЕВ: …Успокоить людей, которые, там…

ДМИТРИЕВ: Ну, давай, тогда следующий вопрос обсудим уже после новостей, минутка осталась.

КАБУЛАЕВ: О’кей. Просто был вопрос о том, что, дескать, не кризис ли это, что мы покупаем бумаги…

Я хотел бы просто напомнить слушателям и коллегам, что у нас примерно раз в три-четыре месяца, раз в полгода появляются некие, там, триггеры, о которых все вдруг начинают вспоминать. И вот каждый раз вспоминаю: был Дубай, помните?

ДМИТРИЕВ: Да, да.

КАБУЛАЕВ: Все вокруг бегали и кричали: «Дубай! Дубай! Банкротство Дубая!»

ЖУКОВСКИЙ: «Черный лебедь», да.

ДМИТРИЕВ: А сумма-то не большая была, по-моему.

КАБУЛАЕВ: Да конечно же! Потом была Португалия, потом Греция: «Греция! Греция!», все бегали, волновались, суетились, движуха была, волатильность на рынке все росла.

ДМИТРИЕВ: Да.

КАБУЛАЕВ: Теперь США. Потом, как бы, ЕЦБ, распад еврозоны… Те есть периодически возникают все эти… Еще в свое время боялись того, что замедляются темпы роста в Китае. Ну, побоялись-побоялись – и забыли про это. Кто сейчас помнит про то, что в Китае темпы роста экономики замедляются?

ДМИТРИЕВ: Тем более что они не так уж и замедляются, как это…

КАБУЛАЕВ: Нет, понятно, что все эти причины действительно существуют. Просто не надо их раздувать. Мы жили, живем и будем продолжать жить.

ЖУКОВСКИЙ: Катастрофы пока нет.

ДМИТРИЕВ: Да, слава богу.

КАБУЛАЕВ: Катастрофы нет, пока на горизонте нет катастрофы.

ДМИТРИЕВ: Спасибо, Ваня… Еще раз новости послушаем и потом продолжим эфир.

ДМИТРИЕВ: Итак, друзья, продолжаем эфир, «Сухой остаток» на «Финам FM». В студии сегодня Владислав Жуковский, старший аналитик инвестиционной компании «Риком-Траст», и Иван Кабулаев, управляющий директор «Инвесткафе». Подводим финансовые итоги недели, отвечаем на вопросы, которых есть у нас в запасе, да?

КАБУЛАЕВ: Да.

ЖУКОВСКИЙ: Мои две копейки еще остались!

ДМИТРИЕВ: Да-да-да. Но повышается уже тариф – уже шесть…

ЖУКОВСКИЙ: Нет, я демпингую!

ДМИТРИЕВ: Я напомню еще раз на всякий случай еще раз: 65-10-99-6 (код Москвы – 495) – это телефон прямого эфира, сайт компании – www.finam.fm. Еще 10 минут у нас есть, так что можете позвонить.

ЖУКОВСКИЙ: Олег, я не разгоняю инфляцию – я снижаю свои «тарифы» до двух копеек! Смотрите, буквально навеяло к вопросу о валютном курсе, еще буквально коротко.

Недели полторы назад были опубликованы данные Центрального банка по платежному балансу России. И по итогам третьего квартала текущего года профицит счета текущих операций составил рекордно низкую отметку за период то ли с 1998 года, то ли с 1999 года: всего лишь 2 миллиарда долларов. То есть в первом квартале он был, могу ошибиться, около 20 миллиардов долларов, примерный порядок, во втором квартале – около 6-8 миллиардов, а сейчас уже 2 миллиарда долларов. Да, действительно, там есть сезонный фактор, это понятно, но настолько низкого показателя не было вообще очень долгие годы.

Другими словами, крепкий рубль очень сильно душит российскую экономику и ухудшает ее внешнеэкономические конкурентные позиции.

То есть, с одной стороны, что мы имеем сегодня? У нас импорт растет на 4%, экспорт падает на 2,7%, зависимость от импорта усиливается. Но здесь еще более-менее, во внешней торговле мы пока еще стоим на месте, там мы пока живем: зарабатываем около 55 миллиардов долларов. Но при этом по балансу инвестиционных доходов и убытков у нас дефицит, убыток постоянно нарастающий, и в этом году он будет рекордным за все последние годы. Кроме того, у нас ухудшается ситуация с платежами по балансу оплаты труда и доходов от перевода средств мигрантами за рубеж – там тоже постоянно расширяется дефицит. У нас критическая ситуация с внешней торговлей услугами, половина из которых – это вообще услуги… что называется, серый импорт услуг по вывозу капитала за рубеж, в офшорные юрисдикции. И получается, что сильный рубль действительно подкашивает нам платежный баланс.

Центробанк пытается самоустраниться от регулирования валютным рынком, пытается дать спекулянтам заработать, в том числе благодаря высоким процентным ставкам привлекая капитал в Россию, а с другой стороны – реальный сектор экономики постепенно затухает, и платежный баланс сейчас реально находится на грани. Еще квартал таких вот пертурбаций, и, действительно, рубль придется ослаблять уже не на 2-3 рубля, а до 35-56 рублей за доллар.

ДМИТРИЕВ: Искусственно, да?

КАБУЛАЕВ: Да.

ЖУКОВСКИЙ: Конечно. И это, на самом деле, повторение политики 2008 года.

КАБУЛАЕВ: Восьмого года, да.

ЖУКОВСКИЙ: И 1998 год если посмотреть, там, то же самое, были высокие процентные ставки, искусственно держали, буквально на зубах тащили завышенный курс рубля, тратили на это золотовалютные резервы… Ну, сейчас пока мы их не тратим, слава богу, но тем не менее. А цена расплаты выражается потом в том, что реальный сектор экономики скатывается в кризисное состояние – а он реально там сегодня…

КАБУЛАЕВ: Он уже полгода там.

ЖУКОВСКИЙ: Да. Если посмотреть на данные Росстата, у нас за январь и сентябрь текущего года в обрабатывающей промышленности спад составил 0,3%. Спад в естественных монополиях – полпроцента, в грузоперевозках на железнодорожном транспорте – 2,7%, инвестиции в основной капитал падают на 1,3%. То есть реальный сектор экономики, материальная сфера производства – уже реально в минусе. Пока растет финансовый сектор, оптово-розничная торговля, рынок недвижимости – здесь все более-менее. Но мы должны поддерживать идеи модернизации и инноваций? В тех же самых США, Японии, Великобритании – они, да, в постиндустриальной эпохе, но не ценой деиндустриализации, а ценой мощного наукоемкого производственного сектора.

КАБУЛАЕВ: Угу, согласен. Как-то у нас так все очень в унисон.

ДМИТРИЕВ: Вот они две копейки, да?

КАБУЛАЕВ: Я хотел ответить на вопрос про Бернанке, который будет…

ДМИТРИЕВ: Давай-давай.

КАБУЛАЕВ: И заодно сказать о QE.

ДМИТРИЕВ: Вот-вот-вот, к этой теме мы вернулись. Денис спрашивал, что вот сейчас, действительно, продлили эти все потолки – и как отразится это на монетарной политике.

КАБУЛАЕВ: Это вопрос политики, вот то, что срок поставили… Ну, они все правильно делают: они ставят некий конкретный дедлайн, к которому надо идти. Вопрос в том, что если они не успеют к этому дедлайну – ничего страшного, перенесут. Вот каждый раз, когда они его переносят, вопрос только в том, что там борются две силы. С одной стороны эта сила – на мой взгляд, это исключительно лоббисты больших банков, банкиров.

Вот сейчас «Morgan Stanley», пока мы общались, 20 минут назад отрапортовал, что прибыль на акцию за третий квартал была 50 центов. А рынок ждал 40 центов. То есть они на 25% перевыполнили ожидания рынка.

ДМИТРИЕВ: Нормально.

КАБУЛАЕВ: И, вообще, чувствуют себя очень хорошо. Они, конечно, чувствуют себя очень хорошо: потому что им дают заработать на этом… «дядюшка Сэм», который дает им денег всем.

И с одной стороны есть вот эта сила, которая дербанит американскую экономику, в плохом смысле этого слова. А есть другая сила, которая говорит, что, мол, давайте все сокращать, давайте поджимать, давайте урезать бюджетный дефицит… и давайте не будем лечить просто так, бесплатно тех людей, у которых нет страховки. И есть еще третья сила, которая концептуальная такая, – это социализм: всем сестрам по серьгам, всех накормить…

ДМИТРИЕВ: В Америке такая сила тоже есть, да?

КАБУЛАЕВ: Ну, Обама ее сейчас и возглавляет, я считаю, что он социалист в самом таком своем проявлении… И там есть еще один дедушка, инвестор, который советник Обамы, Уоррен Баффет: видимо, от него идет этот сигнал, что мы, богатые, слишком мало налогов платим, давайте поэтому с нас, с богатых, брать больше налогов. Это привело как раз к тому, что в Америке денег нет, все деньги в офшорах. У них там свои проблемы, и пусть, ладно, сами решают свои проблемы.

Проблема в том, что эти три силы, которые воюют друг с другом, они пока не договорились до какого-то консенсуса. А Америка всегда славилась тем, что она умеет договариваться до национального консенсуса, то есть когда все силы в одном обществе вместе движутся к чему-то одному целому. А пока у них вот эти три силы, лебедь, рак и щука, и они друг с другом бодаются и никуда двигаться не могут. Поэтому сейчас постоянно дедлайн, дедлайн… Но надо отдать должное, что все это в значительной мере пиар. То есть на людей это влияет минимально, на живых людей, обычных, не банкиров это влияет минимально. На экономику это влияние оказывает, конечно, но постольку-поскольку. То есть нельзя сказать, что совсем это не влияет ни на что – да, конечно, влияет. Ну, вот сейчас, например, первый раз за сколько времени был шатдаун, когда госслужащих поувольняли, да? Но это скорее, ну, как бы… то есть гипотетически мог быть вообще дефолт, да? А вместо дефолта обошлись шатдауном, и какое-то время не работали сотрудники посольства, там, в том числе московского.

ЖУКОВСКИЙ: Олег, буквально одно слово тоже скажу.

ДМИТРИЕВ: Давай.

ЖУКОВСКИЙ: У меня такое ощущение, что, действительно, американцы в этом плане молодцы: это их информационное поле – они, действительно, умеют создавать Голливуд, вот этот вот блокбастер…

КАБУЛАЕВ: Да, шоу.

ЖУКОВСКИЙ: …Да, шоу, они в этом мастера. Действительно, это их поляна, и они на ней работают прекрасно, лучше всех. И, с моей точки зрения, именно сами американцы и раздували все эти вопросы с бюджетным дефицитом: посмотрите, «CNN», «Fox News», «CNBC» – это все, на самом деле, была жвачка, которая была вброшена обществу, чтобы просто поговорить о чем-нибудь, отвлечься. Они то про Грецию, то про Португалию, то про кого-нибудь еще – и всем было понятно, что никто сейчас… даже вот эта борьба банковских кланов за контроль над ФРС США, которая идет, на самом деле, с давних времен, да, есть конкуренция, но никто не заинтересован в том, чтобы эта пирамида долгов рухнула, никому это не нужно. Америка ежегодно получает чистый товарный кредит, беспроцентный, от всего мира в размере 750-800 миллиардов долларов!

КАБУЛАЕВ: Подожди, не от всего мира, а, в первую очередь, от Китая.

ЖУКОВСКИЙ: Да, Китай, Япония… то есть это как раз таки и есть дефицит их торговли товарами. Ежегодно он за 10 лет уже превысил отметку в 6 триллионов долларов. Напомню, что госдолг США вырос с 2006 года по настоящее время, только у федерального правительства, с 65% ВВП до 106% ВВП. Поэтому политика эта будет продолжаться, и она действительно в интересах, ну, большей части именно банковского капитала, финансового капитала с Уолл-стрит, ну и, в свою очередь, конечно, и населения.

Но, знаете, что еще интересно? Американцы нашли интересный вариант. Вот было сказано про офшоры – и сразу автоматом навеяло следующее. Американцы молодцы, они действительно некой мощной поступью идут по всей мировой экономике, по финансовым рынкам. Они действительно решили ужесточить контроль над всеми мировыми финансовыми транзакциями. Принят закон FATCA, ужесточено законодательство в налоговой сфере, когда, по большому счету, резидентство в США передается чуть ли не…

КАБУЛАЕВ: По наследству!

ЖУКОВСКИЙ: То есть вы можете проводить какие-то операции с американским резидентом, юридическим или физическим лицом, и если американская налоговая служба посчитает, что вы как-то помогли ему отмывать деньги либо через вас это проходило, то и ваши счета заморозят.

Я напомню, что две недели назад в конгрессе пока так, вслух озвучили идею, почему бы не заморозить счета трех российских госбанков: «ВЭБа», «Внешторгбанка» и «Газпромбанка». На самом деле пока этого не сделали, пока это проба пера. Но в действительности американцам это ничего не стоит сделать, потому что все наши банки держат на корреспондентских счетах в Америке свои открытые депозиты.

КАБУЛАЕВ: А иначе как нельзя платить доллары, да?

ЖУКОВСКИЙ: Конечно. Это российские банки у них в почетном положении, а не американские. Закон FATCA, по большому счету, во-первых, взламывает институт банковской тайны, а это святая святых была, плюс – неприкосновенность частной собственности, на Кипре мы это уже наблюдали. Поэтому американцы своей твердой поступью спокойненько… Уже в Европе – уже в Швейцарии вскрыли банковскую тайну, уже Великобритания, Франция и Германия подписали с ними двусторонние соглашения по FATCA. Уже российский «Сбербанк» заявил месяца два назад, что если мы не ратифицируем эти соглашения по FATCA, то мы вообще будем вынуждены заморозить все операции с Америкой. Потому что нам могут обвинить в уклонении от уплаты налогов и в финансировании терроризма. А еще Акт Магнитского есть, здесь навевает. Он пока еще больше политическая пугалка, но на самом деле американцы… они действительно возвращают и «Apple» в Америку, и «Microsoft», и прочие производства из офшоров, потому что им это сейчас выгодно: они пополняют свою налоговую базу.

КАБУЛАЕВ: И, кстати, в этом смысле они, конечно, большие молодцы, да.

ЖУКОВСКИЙ: Конечно.

КАБУЛАЕВ: А в качестве примера можно вспомнить, на мой взгляд, вопиющее банкротство… де-факто банкротство, закрытие американским правительством банка «Wegelin». Это старейший швейцарский банк, у которого даже офиса не было в Америке! Но американцы посчитали, что банк «Wegelin» помогал гражданам США уклоняться от уплаты налогов, держал там у себя в Швейцарии, в Цюрихе, деньги американских граждан и поэтому банк «Wegelin» закрыли, в результате. Там кого-то посадили, кому-то штрафы назначили…

ДМИТРИЕВ: Но, смотри, мы опять возвращаемся к теории заговора все-таки.

ЖУКОВСКИЙ: Да нет, это бизнес, при чем тут заговор?! Просто американские интересы.

КАБУЛАЕВ: Просто Америка – это самая большая экономика в мире, она действительно может… и она не просто может диктовать условия – она диктует условия!

ДМИТРИЕВ: Да.

КАБУЛАЕВ: И весь де-факто вынужден танцевать под ее дудку.

ЖУКОВСКИЙ: Это, как говорится, бизнес и ничего личного, на самом деле.

КАБУЛАЕВ: Да!

ЖУКОВСКИЙ: Просто это исключительно их понимание национальных интересов: промышленного, банковского капитала, финансовой системы. Поэтому, действительно, мощь ФРС США колоссальна, мощь американских банковских кругов, плюс надо понимать, что американский доллар обеспечивается не только экономической мощью и техническим превосходством США над всем миром, что правда, да, действительно, но есть еще и военно-политическое доминирование, информационное доминирование – и, в конце концов, если хотите шесть океанских флотов. Поэтому здесь тоже все с Америкой считаются. Отказать Америке в открытии банковской тайны – ну, вы знаете, тяжело было даже для Швейцарии, хотя столетиями швейцарцы ее скрывали.

ДМИТРИЕВ: Ну, ладно, будем говорить так: на это оптимистической ноте...

ЖУКОВСКИЙ: Возвращайте деньги в Россию! Вот 400 миллиардов долларов вывезли за последние 5 лет – верните обратно в страну.

ДМИТРИЕВ: Да, возвращайте.

КАБУЛАЕВ: Вернете 500!

ЖУКОВСКИЙ: Вернете 500 – и в российскую экономику.

ДМИТРИЕВ: А то, может быть, да, и не увидите их никогда.

КАБУЛАЕВ: Да.

ДМИТРИЕВ: Спасибо огромное!.. Владислав Жуковский и Иван Кабулаев были сегодня в студии «Сухого остатка». Уважаемые слушатели, спасибо за внимание, хороших выходных, отдыхайте, набирайтесь сил – грядут перемены! До свидания, успехов на рынке!



Источник публикации: Финам.фм

ПОДЕЛИТЬСЯ: