30-31 марта 2017
«Шуваловский корпус» МГУ. Тема: «Поворот мировой истории. Новая стратегия России»
МЭФ-2014: Круглый стол №4
27 марта 2014, 09:58

МГУ

Тема: «Взаимодействие российского и немецкого бизнеса в несырьевой экономике»
Открыл круглый стол модератор Андрей Кобяков, экономист, заместитель главного редактора журнала «ОДНАКО». Он отметил, что Россия и Германия имеют давнюю историю сотрудничества, и это далеко не только современная история - мы знаем такие примеры и в советский, и в досоветский период. Была немецкая слобода в Москве в 16-18 веках, еще раньше во времена Ганзейского союза и Новгородской республики существовали интенсивные торговые связи.

«Особый характер наших отношений трудно переоценить. Это и показатели товарооборота – Германия ключевой торговый партнер России в Европе, хотя нас многое не удовлетворяет с точки зрения динамики этого товарооборота - он мог бы быть и более интенсивным. Но и ниша России не лучшая, мы преимущественно поставляем в Германию сырьевые товары. Мы хотели бы это изменить, и задача МЭФ обсудить также и то, что может в этом направлении сделать и сам бизнес», - сказал эксперт.

Более отрадна картина с точки зрения инвестиций. Если исключить разного рода спекулятивные потоки, идущие через экзотические офшорные юрисдикции, то Германия окажется на первом месте среди инвесторов в Россию, и что важно, эти инвестиции в основном носят неспекулятивный характер. Это и прямые инвестиции в производство, и кредитная деятельность (немецкие банки действуют в России еще с 90-х годов), кооперация, организация совместных производств. Существуют сферы, где такое сотрудничество могло бы развиваться столь же бурными темпами, как в сфере автомобилестроения или стройматериалов - например, это могла бы быть химическая промышленность.

Андрей Кобяков отметил, что вступление России в ВТО неоднозначно сказывается сегодня на этом сотрудничестве. Для тех немецких компаний, которые ввозят свои товары в Россию, ВТО – это вроде бы благо, но в условиях ВТО для них обостряется и конкуренция за российский рынок с компаниями из Азии. Гораздо сложнее ситуация с инвестиционными проектами. Многие решения об инвестировании принимались, когда предполагался защищенный режим функционирования внутреннего российского рынка, и теперь такие проекты сталкиваются со сложностями.

Немаловажный аспект – подготовка кадров. С одной стороны, в СССР существовали большие традиции профессионально-технического и среднего специального образования. В Германии подготовка квалифицированных рабочих и технических специалистов во многом сегодня является образцовой. И здесь развитие партнерских инициатив могло бы положительно сказаться на качестве совместных проектов в России.

«Политический кризис на Украине, конечно, накладывает сегодня отпечаток на российско-немецкое экономическое взаимодействие. Мы видим, что обсуждаются санкции. В то же время важно не принести в жертву тот огромный опыт и потенциал, который уже наработан в нашем деловом сотрудничестве. Он мог бы стать мостом для выстраивания прочных связей между нашими странами, в том числе и геополитических. Трудно переоценить потенциал прагматического сотрудничества немецких и российских деловых людей, которые, несмотря на все трудности, ответственно относятся к этому взаимодействию», - заключил эксперт.

Модератор круглого стола с немецкой стороны, Фальк Тишендорф, управляющий партнер московского офиса юридической компании BEITEN BURKHARDT, обратил внимание, что долголетний успешный опыт взаимодействия российского и немецкого бизнеса не исчерпывается большими (а в последние годы – рекордными) показателями торгового оборота. Не менее важно, что немецкие компании присутствуют и работают в России. «Сегодня более 6 тыс. немецких фирм ведут свою деятельность в России, и они находятся не только в Москве, Санкт-Петербурге и других крупных городах. Немецкий бизнес работает в 81 регионе России, ни одна другая страна не представлена так широко», - подчеркнул он. Эксперт также отметил, что 99% предприятий в Германии – это предприятия среднего бизнеса, они обеспечивают 70% всех рабочих мест, их вклад в ВВП составляет 95% и они являются двигателем немецкой экономики. Этим бизнесам необходимо выжить в условиях глобализации, тогда как российская экономика нуждается в модернизации. Именно поэтому так важен диалог между бизнесом России и Германии.

Федор Хорохордин, представитель Земли Бавария в РФ, рассказал, что баварский бизнес давно и успешно работает в России, и даже нынешняя сложная ситуация этого не изменила: «Мы работаем в первую очередь в интересах средних и малых и компаний из Германии. Крупным, конечно, легче пережить любые кризисы. Действительно, сегодня есть опасения по поводу свертывания двусторонних торгово-экономических связей. Но претензии по этому поводу немецкие компании высказывают скорее в адрес Брюсселя и Берлина. Последних упрекают, в частности, в том, что им и сейчас и в прошлом следовало бы действовать более тонко, с учетом в том числе и интересов России. Большинство бизнесменов все-таки проявляет оптимизм». По мнению эксперта, сегодня важно не допустить, чтобы в одночасье разрушилось все, что было наработано в течение многих лет. Наоборот, нужно объединять усилия, чтобы развивать этот потенциал. Похоже, что сегодня руководство Германии старается проводить более взвешенную политику – в стране все чаще звучат голоса, что не одна Россия виновата-де в сложившейся кризисной ситуации.

В то же время эксперт обратил внимание на другие, не связанные с геополитикой, сложности во взаимодействии российского и немецкого бизнеса. В первую очередь это слабость самой российской экономики. Бизнес уже отреагировал на серьезное ослабление рубля к евро (хотя сам по себе это действительно неплохой стимул для российского экспорта) – многие российские компании, которые ведут сделки с немецкими, сегодня оказались в сложной ситуации. Одновременно, это уже активизировало работу на российском рынке восточных конкурентов - которые будут рады использовать эту ситуацию, чтобы подешевле предложить российским предприятиям свою номенклатуру, в частности, станки. Понятно, что качество этих аналогов будет, скорее всего, несравнимо с немецким, но отвоевать определенные позиции у немцев на российском рынке восточные компании могут.

Еще одна проблема для немецких фирм – как найти партнеров в России, причем не из гигантов, а из такого же среднего бизнеса. Во-первых, средний бизнес в России еще недостаточно развит, особенно в сфере производства. Во-вторых, не все регионы внятно реализуют поставленную руководством страны цель привлечения иностранных инвесторов. «Зачастую такая работа ведется не очень профессионально, сказывается отсутствие опыта. И тут россиянам есть чему поучиться у Германии, включая, разумеется, и Баварию: это и технологии привлечения инвестиций, и региональный маркетинг, и связанные с этим вопросы коммуникаций и PR. Кроме того, не всегда успешно работают механизмы сотрудничества по линии торговых палат – если с немецкой стороны в таких организациях существуют обязательное членство и необходимость регулярной уплаты серьезных членских взносов, - а это помогает формировать бюджет для повседневной деятельности в интересах предпринимателей, - то в России такого нет. Многие региональные ТПП в нашей стране постоянно вынуждены изыскивать средства, ставить во главу угла предоставление услуг на возмездной основе. Отсюда возникают трудности с информированием через их каналы российского бизнес-сообщества о предложениях, например, баварских предприятий », - рассказал Федор Хорохордин.

Несмотря на все это эксперт видит даже в нынешней ситуации большой потенциал сотрудничества. «В Германии экспортно-ориентированная экономика, и немецкие компании всегда заинтересованы в новых рынках. Тот немецкий бизнес, который уже работает в России, на 99% позитивно отзывается о своем опыте, и никто не хотел бы уйти из России в свете последних событий. Мы должны пережить этот кризис, от нас всех требуется активная работа по демонстрации перспектив двустороннего сотрудничества, а также сегодняшних его успешных примеров», - резюмировал он.

Шансы на модернизацию и роль Германии

Сопредседатель МЭФ, член-корреспондент РАН, директор Института экономики РАН Руслан Гринберг обратил внимание, что Россия в своей новейшей истории имела три шанса для модернизации в партнерстве с Европой. Первый раз это было, когда Горбачев объявил о конце холодной войны и концепции общеевропейского дома. «Однако западный триумфализм по отношению к России с одной стороны, и то, как безоговорочно в России поддались соблазнам свободного рынка, привели к взаимному отчуждению России и Запада», - сказал Гринберг. Второй раз Россия упустила шанс, когда не использовала свои доходы от экономического роста, продолжавшегося до кризиса 2008-2009, для промышленной модернизации.

И наконец, по мнению сопредседателя МЭФ, третьим шансом, «улыбкой судьбы», могла стать нынешняя ситуация мирового экономического кризиса и стагнации на Западе. В этой ситуации Россия и Германия имели возможность, объединив усилия, осуществить проект масштабного партнерства. «Я говорил об этом с Штайнмайером, еще когда он был вице-канцлером. Идея была в том, что мы создаем высокий спрос на немецкие машины и оборудование, напоминающий программы СССР, но на рыночной основе, и это поможет нам в модернизации. Мы исходили из того, что Европа не может одна выжить в мире среди восточных драконов и тигров, и что только вместе - научный гений России и технический гений Германии - мы сможем быть мощной силой в мире, где есть такие гиганты как США и Китай, а не превратиться по отдельности в экономических «карликов»», - рассказал Руслан Гринберг.

Но ситуация с Крымом все изменила. «Конечно, если бы все было по абхазскому варианту, то санкции были бы гораздо слабее. А сейчас поезд ушел. Мы живем в новой реальности. Это пока не холодная война, но уже холодный мир». В своих оценках экономического влияния присоединения Крыма Руслан Гринберг далек от эйфории – конечно, в долгосрочной перспективе это важное приобретение, но сейчас регион потребует огромных вложений, чтобы использовать его потенциал. В то же время, по его мнению, Запад должен понять, что Крым – это отдельная ситуация, и с ней придется смириться. «Я как патриот надеюсь, что солидарности в санкциях не будет. Вот американцы говорят, что они заменят Европе наш газ на свой сланцевый. В ответ представители России говорят, что мы направим газ в Китай. И то, и другое для специалистов – звучит несерьезно».

Трезво смотрит Гринберг и на позиции Германии в этой ситуации: «Безусловно, Германия во многом образец, со своим массовым средним классом, работающей судебной и политической системой. Однако, не нужно в высокомерном тоне поучать Россию». Что касается программ модернизации и роли в ней Запада, ученый тоже призывает не идеализировать ситуацию – несмотря на громкие слова, в краткосрочной перспективе в глобализированной экономике все заинтересованы лишь в открытии новых рынков для своих товаров и услуг, а не в том, чтобы выращивать себе конкурентов. Только действительно стратегически мыслящие политики и бизнес на Западе способны осознать преимущества долгосрочного стратегического партнерства и модернизации России.

Константин Бабкин, сопредседатель МЭФ, президент Промышленного Союза «Новое Содружество» рассказал об опыте российско-германского сотрудничества в сфере сельхозмашиностроения: «Ростсельмаш сотрудничает с десятками немецких фирм, мы приобретаем у них самый широкий спектр комплектующих – от двигателей и трансмиссий до гидравлики и электрооборудования. Немецкие специалисты помогли нам создать логистический центр, наладить определенные технологические процессы. Также мы рады, что в начале этого года у нас был заключен контракт на поставку наших комбайнов в Германию». Бабкин отметил, что немецкий бизнес отличает взвешенный и разумный подход: «Некоторые страны, например, США, старались сделать все, чтобы Россия просто открыла свой рынок, чтобы сюда было выгодно просто поставлять их товары. А немецкий бизнес мыслит по-другому – он хочет прийти в Россию надолго, и не просто здесь продавать что-то, а производить, и он инвестирует в производство гораздо больше, чем бизнес из других стран». В России сегодня много экономических проблем – это и дорогие кредиты, и высокие налоги и отсутствие должной поддержки собственного производства и экспорта. Но сопредседатель МЭФ убежден, что это устранимые недостатки - и работа МЭФ также поможет российской экономике встать на здоровые рельсы. И когда это случится, именно немецкий бизнес сможет, работая в России, в полной мере использовать потенциал такого развития, уверен он.

«Необходимо объединять усилия»

Торстен Шуберт, директор дирекции по Финансам и ИТ Группы Кнауф СНГ рассказал, как развивался бизнес его компании в России. Компания давно пришла на наш рынок, однако во времена СССР это был лишь экспорт продукции. 20 лет назад было открыто первое производство, а сегодня в России в группе Кнауф работает 5 тыс. сотрудников, и обеспечивается вся цепочка производства строительных материалов – импортировать их в Россию не выгодно, поэтому необходимо производство на месте. По словам г-на Шуберта, чтобы соединить немецкие технологии и опыт работы с российским рынком, необходимо понять российский менталитет и не пытаться убедить российский рынок работать по чужим правилам. В то же время он уверен, что российские власти могут значительно улучшить условия работы как для немецкого, так и для российского бизнеса, особенно малого и среднего, уменьшив административную и налоговую нагрузку, и упростив бухучет.

Также, по мнению Торстена Шуберта, бизнес испытывает определенные сложности в связи с тем, что выпускники российских ВУЗов, несмотря на свое хорошее образование, имеют мало опыта и практики, и в результате их приходится еще несколько лет «доучивать» уже в компании. С этим согласился и Константин Бабкин, отметив, что в России сегодня разорвана связь ВУЗов с реальным сектором, и что сельхозпроизводители уже неоднократно обращались к государству с предложением создания программы налаживания таких связей.

Этот аспект российско-германского сотрудничества затронул и Сергей Серебряков, директор ЗАО "Петербургский тракторный завод". «Нам необходимо взаимопроникновение ресурсов и технологий. В сфере образования такие проекты должны поддерживаться государствами и логично интегрироваться в промышленность и экономику, чтобы студенты, обучающиеся по обмену в немецких и российских ВУЗах, могли применить свой опыт. Необходимо объединять усилия и в сфере научного сотрудничества». Помимо практических аспектов, эксперт подчеркнул исторический и стратегический характер российско-немецких связей. «Что касается санкций, то наши страны и раньше «сталкивали лбами», и пытаются это сделать и сегодня, - заявил он. – Однако мы видим, что кроме сторонников санкций, в Германии звучит голос и людей с другой позицией, тех, кто заинтересован в дальнейшем развитии нашего взаимодействия». Сергей Серебряков считает, что как российский, так и немецкий бизнес должен призвать руководство своих государств создать большой комплексный проект экономического сотрудничества между Россией и Германией.

Еще один представитель немецкого бизнеса в России, Торбен Лемме, генеральный директор OOO Enders, рассказал о том, что Россия как рынок интересует многие средние компании в Германии. Его фирма является типичным примером распространенного в Германии среднего «семейного» бизнеса – она работает уже 175 лет. «Для немецкого менталитета многое в России, конечно, просто непонятно, и поэтому успех работы в России зависит от того, сможет ли немецкая компания понять правила работы на местном рынке», - сказал он. Г-н Лемме является также представителем работающего в России Немецкого экономического клуба Wirtschaftsclub Russland, и по его словам, это подтверждают и другие немецкие компании – бизнес в России успешен только при понимании таких отличий.

Сегодняшняя ситуация с возможным введением экономических санкций тревожит немецкий бизнес, настроенный на долгосрочную работу на российском рынке. «Мы работаем 175 лет в Германии, и собираемся также долго работать и в России, и сегодня нам важно показать нашим клиентам, что мы планируем работать с Россией и дальше, несмотря на политическую ситуацию», - сказал Торбен Лемме.

Проблема санкций: должны быть найдены другие решения

Проблеме санкций было посвящено выступление известного эксперта по российско-германским отношениям, в 1980-е гг. директора московского бюро Deutsche Bank Акселя Лебана. Он напомнил, что торговое эмбарго – к сожалению не новая мера в истории отношений Германии и России, но никакой эффективности она и в прошлом не показала. Еще в середине 14 века Ганзейский союз объявлял эмбарго России, а в 20 веке это было в 60-е, когда под влиянием внешнеполитических факторов Германия расторгла контракты с СССР на поставку труб большого диаметра, несмотря на недовольство немецких компаний. «Однако этим лишь воспользовались фирмы из других стран, трубопровод был построен без участия Германии, а советско-германские отношения лишь понесли ущерб на следующие годы»,- сказал эксперт. Однако в конце 70-х удалось договориться о новом масштабном проекте строительства газопровода Уренгой –Ужгород, который обеспечивался кредитом Deutsche Bank, самым масштабным на тот момент. После ввода советских войск в Афганистан США требовали от Германии прекратить сотрудничество с СССР, но Германия от этого проекта не отказалась. «Идея была и в том, что страны, которые связывает такой большой проект, имеют меньше шансов на войну, и это обеспечивает безопасность в Европе. Это действительно сработало, люди видели, что это дает политические и экономические успехи, и вслед за нами и другие немецкие фирмы начали свои проекты с Россией», - рассказал г-н Лебан.

По словам эксперта, именно поэтому ему сегодня особенно тяжело смотреть, как десятилетия успешного сотрудничества могут быть перечеркнуты из-за недостаточного взаимопонимания и принятия поспешных решений. «Вред от санкций намного больше, чем какая-то политическая польза. И я надеюсь, что политики будут осторожнее и взвешеннее в своих решениях», - сказал он. Причем, это касается и российской стороны – так, заявления российского парламента о возможной экспроприации собственности иностранных компаний на территории России уже нанесли, по его словам, взаимодействию с иностранным бизнесом серьезный «психологический ущерб». «Всеми сторонами должны быть найдены другие решения», - заключил Аксель Лебан.
Известный политолог, профессор Университета Геттингена Петер Шульце, дал обстоятельный анализ сегодняшней ситуации российско-европейских отношений, и позиции Германии. Он подчеркнул, что механизм санкций, который инициируют США, не наносит никаких ущербов американской экономике, в то время как наиболее пострадавшей стороной в Европе в случае их введения, окажется Германия, имеющая большие связи с Россией и осуществляющая инвестиции в Россию. Поддержку США в этом вопросе оказывают и те члены ЕС, которые испытывают опасения перед усилением в ЕС позиций Германии. Эксперт отметил негативное влияние, которое на российско-германские отношения в последние годы оказывала кампания против российского политического режима в европейских и немецких СМИ: «С 2012 года эта кампания стала активнее, и мы видим, что она, к сожалению, проникает и в политическое мышление немецких политиков».

В то же время, эксперт считает, что Россия прилагает недостаточно усилий по расширению практического сотрудничества с Германией – по его словам, уже тысячи российских менеджеров и технических специалистов прошли обучение в Германии, однако , не видно их влияния на улучшение бизнес-климата в России. Большинство российских регионов также не умеют привлекать зарубежных инвесторов, хотя в Европе все региональные администрации обучают своих чиновников тому как повышать инвестиционную привлекательность своего региона, и, по словам Шульце, неясно, почему в России все это не применяется.

Говоря о позиции Германии, экперт напомнил, что в 2003 году Германия, несмотря на мнение других членов ЕС, отказалась от участия в иракской военной кампании. По его мнению, руководство Германии, и в частности министр иностранных дел Штайнмайер, и сегодня делают все для деэскалации ситуации на Украине. «Сегодня мы все находимся в сложной, турбулентной ситуации. Германия и ее бизнес-элиты заинтересованы в спокойной обстановке. Мы должны прекратить эскалацию ситуации и вернуться к компромиссам с обеих сторон», - считает ученый.

Александр Левченко, руководитель Регионального совета «Деловой России», сказал, что возможные санкции против России, конечно, вызывают у российского бизнеса беспокойство, однако «в целом, они нас не пугают – хуже, чем во времена холодной войны с СССР, вряд ли на Западе что-то придумают». Он рассказал, в каких сферах у Германии есть перспективы расширения сотрудничества с российским бизнесом. «Самое тяжелое для бизнеса в России – это просто убийственная кредитная политика. А в Германии кредиты дешевые, и может быть здесь немецкие финансовые институты могли бы проявить больше активности. Есть также отстающая сегодня ниша электронной промышленности, где вас, немцев, в России сегодня ждут, - сказал он. – Также мы все знаем, что в Германии развиты превосходные институты страхования. Мы ждем поэтому и идей по страхованию рисков». Представитель «Деловой России» подчеркнул, что бизнес-ассоциация имеет большой опыт внесения предложений в российское законодательство, и поэтому может быть для немецкой стороны партнером и проводником в реализации совместных инициатив.

Главный редактор журнала Союза Машиностроителей России «ЭКСПЕРТНЫЙ СОЮЗ» Александр Пылаев подчеркнул, что российско-немецкая дискуссия на МЭФ доказывает - на форуме обсуждаются не только абстрактные теоретические вопросы, но и практика совместной работы российского и иностранного бизнеса. Однако, по его мнению, у России и Германии есть и более «высокие» точки соприкосновения, помимо банальной бизнес-выгоды: «Мы знаем, что немецкий стиль ведения бизнеса и экономические принципы отличаются от англосаксонских. И мне кажется, что для России немецкие принципы социальной рыночной экономики ближе, так как в них заложена такая ключевая для россиян ценность, как справедливость».

***
По итогам круглого стола участники представили резолюцию, в которой подчеркнули, что сотрудничество в экономике всегда было и должно быть тем мостом, который надежно связывает Россию и Германию. Сегодня, когда ряд западных политиков в условиях непростой международной обстановки рассматривают варианты введения жестких экономических санкций против России, представители российского и немецкого бизнеса настаивают на поисках компромисса и призывают все стороны оставаться на позициях прагматизма и не приносить уже сложившееся и имеющее большие перспективы взаимовыгодное деловое сотрудничество в жертву сиюминутным политическим решениям.

При этом само это экономическое сотрудничество может служить базисом для формирования более предсказуемых и стабильных многогранных отношений между Россией и Германией, Россией и Европой. «Сегодняшнее мероприятие - это одна из миллионов нитей, связывающих наши страны», - отметил сопредседатель МЭФ Константин Бабкин.


Стенограмма

Презентации докладчиков
Петер Шульце

ПОДЕЛИТЬСЯ: