Протекционизм, денежно-кредитная и налоговая политика – это три кита экономики, о которых забыли

Дата публикации: 08.04.2022

Правительство ежедневно объявляет о новых мерах поддержки бизнеса. Достаточны ли они? «Собеседник» расспросил об этом главу совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности, президента ассоциации «Росспецмаш» Константина Бабкина.

Представители реального сектора экономики в последние годы уже не раз собирались в ТПП и заявляли, что Россия вполне может сделать такой рывок, что Китай позавидует. Свой «свод рецептов» – стратегию до 2035-го – передавали в правительство. Теперь средний бизнес предлагает уже стратегию новой индустриализации… Так?

Протекционизм наоборот

– Готовы ли власти услышать тех, кто занимается отечественным производством?

– Знаете, разговариваешь с отдельными чиновниками, каждый понимает: по-старому жить нельзя, поскольку страна получает мощнейшую встряску. Причём надо многое менять либо сегодня, либо уже никогда – в противном случае мы настолько сильно отстанем, что нас полностью задавят… Каждый по отдельности согласен: время для перемен пришло. Но системной реакции правительства, готовности менять экономическую стратегию нет. Власти бьют «по хвостам», принимают ситуативные меры, но в целом работают в старой парадигме.

– Один из трёх китов вашей и прежней, и новой стратегии – протекционизм. Недавний запрет экспорта сельхозпродукции в дружественные нам страны ЕАЭС выглядит как нечто прямо противоположное, нет?

– Протекционизм – это значит: поддерживай своего производителя, защищай его на внутреннем рынке, помогай завоёвывать внешние. И вот вроде говорят: надо создавать условия для развития, но при этом запрещают российским производителям экспорт сельхозпродукции. Насколько я знаю, в правительстве идут дискуссии на тему, не отменить ли пошлины на ввоз сельскохозяйственных машин, их комплектующих, строительной техники…

То есть системного подхода не просматривается, реакции властей разнонаправленные. И ясно, что стратегии нет вообще.

– Между тем льготы иностранным инвесторам в России были немаленькие. Был ли от них толк?

– Возьмём Калужскую область, где экс-губернатор Артамонов активно привлекал так называемых западных инвесторов. Создали несколько сборочных автопроизводств, надавали им региональных и федеральных льгот… В итоге они оказались в гораздо более комфортных условиях, чем исконные, некогда самодостаточные российские предприятия – ГАЗ, АЗЛК, АвтоВАЗ, УАЗ. В результате мы добились, что наши заводы полного цикла умерли. Их заменили вот этими финальными сборками, куда были закачаны сотни миллиардов рублей поддержки.

Обещанная же локализация оказалась фикцией: ни компетенций, ни технологий она сюда не привела. Наоборот, такое инвестирование лишь усилило технологическую зависимость России от поставок из-за рубежа.

Политика ЦБ

– Некоторые пункты из ваших предложений были приняты. Какие?

– Предыдущая стратегия была написана в 2017-м. Могу сказать, что с тех пор начали появляться кое-какие меры поддержки, особенно касательно сельхозмашиностроения: спроса, экспорта, субсидии, частично стали возмещать предприятиям расходы на научно-исследовательские работы, а крестьянам – часть стоимости приобретаемой техники. Всё это привело к тому, что за пять лет в России в два раза выросло количество производимой в стране техники. Но опять-таки кардинально эти меры отраслевой поддержки проблем не решили.

– Стимулирующая денежно-кредитная политика – второй кит в вашей стратегии. Но, судя по всему, будет продолжаться прежний курс: недавно главой ЦБ переназначили Набиуллину…

– Да, это один из важных симптомов. Человек, который накапливал резервы, сейчас у нас отобранные, который безумной денежно-кредитной политикой душил технологическое развитие и который в нынешних сложных условиях продолжает проводить эту политику… Это печально.

Посмотрите, «Макдоналдс» и KFC уходят, но получат ли возможность развиваться наши производители? Я вижу риторику правительства: ребята, у вас всё хорошо, ушли конкуренты, вы должны развиваться, но по большому счету мы ничего менять не будем. Мне кажется, настрой у властей такой: перекантоваться какое-то время, а потом жить по-прежнему.

Наша денежно-кредитная политика не нацелена на поддержку производства. Были лишь отдельные меры – субсидии, гранты, льготные кредиты, но в целом мы потеряли 8 лет (а на самом деле – 30 лет, с советских времён).

Сырьевики vs переработка?

– Такое впечатление, что РСПП и ТПП в правительстве по-разному воспринимают. Это так? Насколько я слышала, предложения крупного бизнеса там находят большее понимание, чем нужды производителей среднего звена.

– Конечно, между сырьевым и обрабатывающим бизнесом есть противоречия, первый находится в гораздо более комфортных условиях. И правительство гораздо лучше слышит голос олигархов, сырьевиков, которые задают тон в РСПП. К примеру, металлурги платят гораздо меньше налогов, чем многие другие отрасли. И при этом делают с ценами, что хотят.

– Третий кит, как вы уверяете, разумная налоговая политика. Что имеется в виду?

– Сегодня налоговая политика решает в основном фискальные задачи. Между тем налоговая система может и должна стимулировать развитие несырьевых товаропроизводителей. Для этого надо вернуть инвестиционную льготу: если предприятие вкладывается в развитие, то и налогов должно платить меньше. Снижать налоги надо так, чтобы в выигрыше оказались те, кто нацелен на выпуск продукции высокой переработки. Это даст серьёзное снижение себестоимости и повышение конкурентоспособности.

– Что сейчас происходит на производствах?

– Я общаюсь с руководителями средних предприятий, в том числе производителями комплектующих. Они рассказывают: к нам сейчас все прибежали, можно хоть в 4 раза больше всего производить. Но где инвестиции? А кредиты для бизнеса сейчас под 25% годовых (льготные даются редко и не всем). Ещё и проблема в кадрах – система образования давно оторвана от индустриального сектора.

Есть и ещё одна проблема – монополисты уже взвинтили цены. Так, металл за последнюю неделю подорожал на 46%. Он внутри страны стоит дороже, чем в мире, хотя вся себестоимость у металлургов – рублёвая. То есть рублёвые расходы у них не выросли, а цена поднялась на 46%. И государство отказывается что-то с этим делать. При этом цены для крестьян, для машиностроителей регулируются, а на металл почему-то нельзя.

– У вас на «Ростсельмаше» используется металл. То есть и сельхозтехника неизбежно подорожает?

– Конечно. Без металла никак. Всё это приведёт к цепной реакции – сельхозпредприятия будут меньше техники закупать. И меньше сеять. И так далее.

Между тем сегодня самое время сделать так, чтобы у нас и экономика росла, и люди много зарабатывали, и бензин с металлом стоили дёшево, дешевле, чем в других странах. У нас есть ответ, что надо делать: комплексный план, дающий возможность развиваться всем, в том числе сырьевым компаниям.

Когда интервью готовилось к публикации, пришло сообщение: стратегия новой индустриализации Совета ТПП будет рассмотрена рабочей группой Минпромторга и Госсовета.

Какой помощи хотят российские предприниматели

Еда

«Когда мы приходим на фудкорт и видим блюдо за 200 руб., то из них «Макдоналдс» платит 8 руб. аренды, а наша компания – 40–50 руб. Не может быть у нас 25% аренды, а у них 5%. Это политика удушения собственного российского бизнеса. Каким образом может быть конкуренция между нашими компаниями? Мы давно ждём мер поддержки, отмены НДС для компаний с оборотом свыше 2 млрд руб., снижения ЕСН до 15–20% для фирм с таким оборотом, поддержки в продлении кредитов и получении инвестиционных денег для развития. Ведь вы же не думаете всерьёз, что можно взять кредит под 25% годовых, вложить миллиарды рублей в развитие, платить НДС 20% и ЕСН 30% и быть прибыльным?» – спрашивает основатель компании «Теремок» Михаил Гончаров.

Лёгкая промышленность

Президент ГК Zenden Андрей Павлов предложил обратить внимание на опыт Китая в части системы налогообложения. Он уверен, что России нужна смена экономической модели. Давно пора налоговые льготы из сектора торговли, общепита и услуг передать производителям. Среди основных предложений Павлова: снижение в лёгкой промышленности социальных налогов до 7,6% или 10% всем, отмена налога на имущество (производственное оборудование), повышение таможенных пошлин, регулирование работы крупных иностранных компаний на российском рынке. «Пока же зарабатывают китайцы и коррупционеры. Отечественный легпром уничтожают», – подчёркивает глава обувной компании.

Станкостроение

«Когда повышают ставку и говорят нам о борьбе с инфляцией, мы понимаем, что это лишь для того, чтобы удержать деньги граждан на депозитах. Но это не способствует развитию производства», – говорит президент Российской ассоциации «Станкоинструмент» Георгий Самодуров. По его мнению, нужно менять законодательство о ЦБ, чтобы он, как в других странах, отвечал за экономическое развитие, а не только за инфляцию.

Источник публикации: Собеседник. Телеграм-канал

ПОДЕЛИТЬСЯ: