Эксперты нарисовали картину мира после пандемии: доминирование Запада не вернется

Дата публикации: 30.07.2020

Экспертную дискуссия приурочили к выходу Валдайской записки содиректора исследовательской группы по геополитической экономике Университета Манитобы (Канада)  и эксперта МЭФ Алана Фримана «Сколько ещё должно погибнуть людей? Реальная альтернатива коллективному иммунитету».

По словам Алана Фримана, когда реальная опасность коронавируса стала очевидной, многие заговорили о политических последствиях локдауна. Обращает на себя внимание, что с самыми жестокими последствиями пандемии столкнулись те страны, которые игнорировали жёсткие меры (в том числе США, Бразилия, Великобритания). Это привело к тому, что некоторые богатые страны справились с эпидемией не столь хорошо, как некоторые бедные.

Выбор стоял между коллективным иммунитетом (чтобы как можно больше людей переболело), и минимальной передачей вируса - чтобы вирус не перемещался территориально. Поскольку в самых бедных странах существуют социально ориентированные системы здравоохранения, это обеспечивает бесплатную заботу о здоровье и защиту получает больше людей, в богатых же странах действует коммерциализированная система здравоохранения, доступная не всем.

«МК» задал вопросы принимавшим участие в дискуссии экспертам:

1) С какими наиболее острыми социальными вызовами столкнется постпандемийный мир?

2) С учетом разрастающейся конфронтации между державами можно ли говорить о реальных возможностях международного сотрудничества для преодоления коронавирусного кризиса?

Олег Барабанов, программный директор клуба «Валдай»:

Первый самый непосредственный вызов связан с серьезным ухудшением экономического положения большой массы людей. Многие люди потеряли работу, потеряли накопления. Проблема бедности как серьезный социальный вызов встанет на повестку дня.

Второй социальный вызов – мы его видим и за рубежом, и в России, который получил некий стимул в ходе пандемии – это усиление социального недовольства людей, которое иногда приводит к открытым социальным протестам. Этот вызов связан как с ухудшением социально-экономического положения, так и с тем, что в ходе карантина ощутимо большая группа граждан начала сомневаться в эффективности и правильности действий в отношении населения в период карантина, начала ставить под сомнение официальную статистику и официальные методики по борьбе с коронавирусом. Всё это привело не только к появлению новых протестов, хотя формальным основанием могут быть разные вещи... Основа для этих протестов лежит в росте социального недоверия граждан к власти.

Эта проблема возникла во время карантина, и она является очень серьезным вызовом, потому что сейчас властям практически всех стран нужно по-новому серьезно и деликатно работать над восстановлением доверия в глазах граждан.  

Проблема международного сотрудничества в период эпидемии коронавируса оказалась политизированной. Мы видели редкое усиление геополитического давления на Китай из-за коронавируса в связи с обвинениями в том, что Китай виноват в появлении коронавируса и в том, что он утаивал информацию.

С другой стороны, мы видим эти же конфликты и в ситуации с Россией, в определенной степени – с Бразилией.

В США реакция правительства на коронавирус стала одним из серьезных элементов предвыборной борьбы между Трампом и Демократической партией. Тем самым, политизация эпидемии стала фактом. Призывы к тому, что на время пандемии нужно снять санкции, прекратить вооруженные конфликты, всем помогать всем – остались во многом неуслышанными.

Мир по-прежнему разделен на противоборствующие группировки. Эпидемия в этом отношении не стала сдерживающим фактором.

Карл Фристон, эксперт клуба «Валдай», нейробиолог и специалист по нейронным сетям (Великобритания):

На глобальном уровне роль международного обмена в вирусной передаче может требовать деглобализации. Это может потребовать реорганизации и перепрофилирования инфраструктуры и людских ресурсов, которые могут оказать глубокое воздействие на мировую торговлю – как отмена рабства в XIX веке.

На национальном уровне многие страны столкнутся с проблемой обратить вспять влияние неолиберализма на социальную сферу и здравоохранение - с сопутствующим смягчением социально-экономического неравенства.

В условиях деглобализации международное сотрудничество может быть менее важным, чем национальная перебалансировка социально-экономического неравенства и гарантирование учреждений здравоохранения и социального обеспечения.

Сказав это - на научном и гуманитарном уровне - международная корпорация, несомненно, будет иметь важное значение для понимания демографической, эпидемиологической и экономической динамики развития пандемии.

Такое сотрудничество может повлечь за собой активную роль таких организаций, как Всемирная организация здравоохранения, и международную поддержку странам, сельские районы которых не имеют достаточных ресурсов первичного и общественного здравоохранения.

Другими словами, миру, возможно, придется реагировать на медленное распространение пандемии так же, как он реагирует на голод и другие стихийные бедствия.

Радика Десаи, эксперт клуба «Валдай», директор исследовательской группы по геополитической экономике Университета Манитобы (Канада)

1)  Прежде всего, слова «после пандемии» могут быть немного оптимистичными. В лучшем случае мы можем ожидать, что в ближайшие месяцы мы научимся жить с этим. 

Во всем мире эта пандемия потрясла основы всех обществ, которые придерживались модели неолиберальной политики, и сократила их общественное здравоохранение, экономические, государственные и политические структуры, предоставив крупным корпорациям все больший контроль над ними и пренебрегая своим народом.

Лидерами в этом были, конечно же, США и Великобритания, и неудивительно, что их ответ оказался наименее эффективным и наиболее хаотичным.

Самая фундаментальная социальная проблема, стоящая перед обществом, заключается в том, как они могут перестроить свои инфраструктуры общественного здравоохранения, чтобы сделать их более эффективными против вируса и болезни достаточно хорошо, чтобы устранить общественный страх и недоверие. Устранение их жизненно важно, если экономика восстановливается.

Однако сделать это нелегко, потому что в неолиберальных, ориентированных на рынок обществах это требует масштабного изменения парадигмы не только в отношении общественного здравоохранения, но также в отношении экономики, политики и государства. Это будет проблемой.

2) Противостояние между США и Западом, с одной стороны, и развивающимися экономиками, которые не желают подчинять себя Западу, назревает не менее двух десятилетий, если не дольше.

Конец холодной войны не принес мирных дивидендов, но привел к одностороннему милитаризму США главным образом потому, что мечта Соединенных Штатовв об однополярности была разрушена ростом многополярности, и они очень плохо отреагировали на это разочарование.

Теперь, в условиях пандемии, когда Китай успешно справляется с ней, а США безуспешно терпят поражение, Соединенные Штаты усиливают свою антикитайскую кампанию, с новой проблемой, возникающей каждую неделю, а часто и чаще, и расширяют фронт конфронтации. Это заставляет мир выбирать сторону. США явно оказали давление на уязвимую из-за “Брекзита” Британию, чтобы, например, она развернула свою ранее более разумную политику в отношении Huawei.

Те, кто сетует на отсутствие сотрудничества и растущий «вакцинный национализм», просто игнорируют эту реальность и желают, чтобы вернулся мир, в котором доминировал Запад. Это не произойдет.

Будет много интернационализма, но он, вероятно, будет ограничен сетями сотрудничества, инициированными Китаем и другими странами, которые частично или полностью рвут с враждебными США и Западом. Каким путем пойдет континентальная Европа - интересный вопрос.

Источник публикации: МК

ПОДЕЛИТЬСЯ: