О некоторых резервах экономики в 2014 году и о потенциале Правительства России

Дата публикации: 30.12.2013

О некоторых резервах экономики в 2014 году
и потенциале правительства России

На заседании правительства при подведении итогов 2013 года В.В. Путин сказал: «…Мы в полной мере ощутили, что одной нефти недостаточно… Нужно сокращать неэффективные издержки, нужно думать об улучшении делового климата, нужно работать над инфраструктурой… В целом, результаты считаю удовлетворительные, но могут быть лучше. Резервы у правительства еще есть, потенциал правительства не полностью реализован».
Со сказанным можно согласиться, если под «потенциалом правительства» понимать его возможности использовать резервы и рычаги, которые до сих пор оно не использовало и не показывало вида, что о них ему что-то известно.
Попробую быть более конкретным.

О коррупции и неэффективных издержках.

Известно, что главная проблема России – повальная коррупция. Она разрушает нашу страну и позорит ее в глазах мирового сообщества. Борьбу с коррупцией называет одной из своих приоритетных задач и правительство России.
Одно из последствий воровства и коррупции – рост издержек производства. По данным профессора В.Л. Иноземцева с 2000 по 2010 год издержки на единицу продукции выросли при добыче газа в 6 раз, угля – в 4,2 раза, металлопроката – в 3,8 раза, бензина – в 3,2 раза и т.д. Другое проявление воровства и коррупции – незадекларированная собственность (дворцы, яхты, земельные участки и т.п.) в больших количествах.
Коррупция есть везде. Но у нас ее больше, чем у других – мы в конце рейтинга.
Известны два способа решения проблемы.
Первый способ – неотвратимое наказание за коррупцию и незаконное обогащение. Чтобы этот способ стал эффективным инструментом борьбы с коррупцией в нашей стране, Россия должна ратифицировать статью 20 «Незаконное обогащение» Конвенции ООН о противодействии коррупции. Эту конвенцию мы ратифицировали в 2006 году, но без статьи 20. Ответственность за невыполнение требований этой статьи следует возложить на коррупционеров и на налоговых инспекторов. Сейчас первые стараются не светиться, а вторых незаконное обогащение не интересует.
Второй способ – совершенствование процедур; процедуры не должны искушать.
Отказаться от взяток или «откатов» гораздо сложнее, чем не брать их в связи с отсутствием такой возможности. Например, во многих странах нет ГАИ (ГИБДД) и некому давать взятку. Поборы ГИБДД, конечно, мелочь.
Но есть процедуры, которые существенно влияют на наполнение нашего бюджета и на социальные возможности государства. Одной из таких процедур является процедура возмещение НДС, которую ученые Российской Академии наук назвали угрозой экономической безопасности России.
Известно ли вам, что ежегодно бюджет России теряет 1,5 трлн. руб. из-за незаконного возмещения НДС.
Основная доля незаконных возмещений имеет место при экспорте сырья. Ведь именно сырье и полусырье составляют 93,3% (2011 год) нашего экспорта. При этом с 2000 по 2012 год экспорт России увеличился в 5,2 раза, а возмещение НДС в 16 раз.
Чтобы представить насколько велика цифра 1,5 трлн. руб., вспомним, что согласно Закону о Федеральном бюджете на 2013 год расходы на культуру и кинематографию составили 88,6 млрд. руб., на науку и технологии – 145,7 млрд. руб., на образование – 597,4 млрд. руб. А в сумме на эти дела государство должно израсходовать 831,7 млрд. руб.
Достаточно хотя бы наполовину сократить незаконное возмещение НДС, и расходы на культуру, кинематографию, науку и образование можно будет почти удвоить.
Для этого не надо никого перевоспитывать или с чем-то и с кем-то бороться. Надо лишь чуть-чуть изменить процедуру расчета НДС.
Проблема недоплаты НДС и незаконных его возмещений актуальна и для стран Европейского Союза (ЕС). По оценкам Европейской комиссии, в 2011 году не поступили в бюджет почти 192 млрд. евро, или 1,5% ВВП ЕС. Должны были собрать НДС в сумме 1,096 трлн. евро, но фактически собрали только 903,88 млрд. евро. Таким образом, собираемость НДС в ЕС в 2011 году составила около 82,5%.
Естественно, что в условиях российской коррупции это процент существенно ниже. Для улучшения ситуации мы предлагаем снизить до 8-10% базовую ставку НДС (сегодня – 18%), ликвидировать льготы, отменить и считать НДС «прямым» способом как произведение добавленной стоимости на ставку налога. И никаких возмещений. Указанные меры дадут российскому бюджету дополнительно не менее 2-2,5 трлн. руб.
Кстати, в 2012 году в России был собран НДС в сумме 3,5 трлн. руб. Некоторые предлагают заменить НДС налогом с продаж (НСП). Чтобы собрать те же 3,5 трлн. руб., ставка НСП должна быть около 20%, т.е. настолько вырастут розничные цены. На такой «подвиг» вряд ли кто-то пойдет.
Дополнительные аргументы и обоснования можно найти в статье «Об исчислении НДС…», (http://me-forum.ru/upload/iblock/e5f/e5f87cce588af7fcd37043ebcf4d6785.pdf.
Если посмотреть внимательно, можно заметить, что и многие другие коррупционные проявления можно нейтрализовать совершенствованием процедур.

Прогрессивная шкала подоходного налога –
обязательное условие экономического развития.

И сторонники, и противники российской «плоской» шкалы подоходного налога (13%), как правило, апеллируют к справедливости. Но в данном случае, дело не только в справедливости. Расчеты ученых Российской Академии наук показывают, что если бы в нашей стране была среднеевропейская прогрессивная шкала подоходного налога, то ВВП России был бы на 30-50 процентов выше, чем в реальности.
Объяснение – очень простое. Если у большинства населения нет денег, то нет покупательского спроса, и ВВП не растет. А богатые тратят в России ровно столько, сколько надо на достойное существование, а основные средства хранят за рубежом и там же покупают недвижимость и предметы роскоши (яхты, футбольные клубы и др.). Или за рубежом занимаются бизнесом, т.е. на выкачанные из России деньги развивают экономику других стран. Это тоже не способствует росту производства и ВВП в России.
Наличие покупательского спроса – главное условие экономического развития. И именно прогрессивная шкала позволяет перераспределять доходы наиболее оптимальным образом и за счет собранных налогов обеспечивать достойные зарплаты бюджетникам: учителям, врачам, работникам культуры, военным и др. Например, в США подоходный доход составляет более 40% бюджета, а у нас – около 20%.
В нашей стране существует и поддерживается миф, что введение плоской шкалы подоходного налога в 2001 году в размере 13% позволило увеличить его собираемость и предприниматели вышли из тени. Ничего подобного. Этот миф полностью разоблачают независимые друг от друга исследования Всероссийского центра уровня жизни и Счетной Палаты, выполненные в 2002-2006 годах, – поступления НДФЛ возросли исключительно за счет увеличения налоговой базы – налог стали платить военные, милиционеры и др. и выросла зарплата.
Еще один миф, который нам внушают противники прогрессивной шкалы (как правило, обладатели больших доходов или прикормленные ученые): все уйдут в тень или выведут доходы за рубеж. Во-первых, существенно (вдвое) сократится численность плательщиков подоходного налога и, соответственно, возрастет качество контроля оставшихся. Во-вторых, куда они выведут доходы? Ведь в других странах прогрессивная шкала существует давно и вряд ли там легче, чем в России, уклоняться от уплаты налогов.
Прогрессивная шкала подоходного налога России жизненно необходима. Наличие такой шкалы – обязательное (хотя и не единственное) условие развития России. Такая шкала есть у всех стран ОЭСР, «Двадцатки», БРИКС и многих других. Более того, на Гайдаровском форуме (январь, 2013) генсек Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) Анхель Гурриа заявил, что ОЭСР «не готова принять РФ в свои ряды из-за плоской шкалы налогов, бедности и недофинансирования медицины». Анхель Гурриа посоветовал руководству РФ объявить фискальную войну вопиющим диспропорциям посредством введения прогрессивной шкалы. А ведь в ОЭСР Россия пытается попасть уже 16 лет. А вот мнение Милтона Фридмана («Капитализм и свобода, М., «Новое издательство», 2006.) – главного «гуру» наших либералов-сторонников «плоской» шкалы: «С учетом всего сказанного наилучшей, как мне кажется, является такая структура налогообложения личного дохода, при которой с дохода (сверх сумм, освобождаемых от обложения) взимается прогрессивный налог – при весьма широком определении дохода и разрешении вычетов только со строго определенных расходов, связанных с получением дохода».
Плоская шкала – главная причина избыточного социального неравенства, которое может привести к социальному взрыву. При этом повод может быть любой.
«Сегодня (2010) в России 1% населения получает около 40% всех доходов. Для сравнения: в США доля 5% наиболее богатых домохозяйств в национальном доходе составляет всего 21%. На 1% самых богатых людей в США приходится 8% национального дохода. Таким образом, в России степень неравенства в 5-10 раз выше, чем в США».
Такова информация 2010 года. С тех пор ситуация стала еще хуже.
Это подтверждают опубликованные в 2013 году исследования независимых экспертов, согласно которым именно в России самое высокое в мире имущественное неравенство.
С учетом мирового опыта и российского менталитета мы предлагаем на первом этапе подоходный налог со ставкой 13% оставить для дохода до 250 тыс. руб. ($8 тыс.) в месяц. Минимальный необлагаемый налогом доход должен быть хотя бы 15 тыс. руб. в месяц, как в Китае, при том, что ВВП на душу населения в Китае в 2 раза меньше, чем в России. В Бразилии не облагаются подоходным налогом 24 тыс. руб., в странах Европы – около 30,0 тыс. руб. в месяц. Для дохода от 250 тыс. до 1 млн. руб. ставка налога может быть 30%; свыше 1 млн. руб. в месяц – 50% (как, например, в Англии; в Китае – 45%, в Швеции – 58%, в Дании – 65%; в США сейчас – 39,6%, но в 1964 г. был 91%, а в 1980 – 70% и т.д.).
Благодаря необлагаемому налогом доходу в 15 тыс. руб. в месяц, снижение налоговой нагрузки почувствуют 99% россиян, и лишь менее 1% должны будут платить повышенный налог.
Российского среднего класса предлагаемая шкала не коснется. Месячная зарплата $8 тыс. долларов по всем меркам выше доходов среднего класса. Например, в США верхняя планка доходов среднего класса $95 тыс. в год. И никто никуда не убежит – все, что можно вывести за рубеж, выводится и при сегодняшней ставке. К тому же более половины ВВП в России дает госсектор, топменеджеры которого получают большие зарплаты. На это обратил внимание В.В. Путин в Послании Федеральному Собранию. Например, по данным журнала «Форбс», по итогам 2011 года годовой доход топменеджеров российских нефтяных компаний и банков с государственным участием составил от 450 до 900 млн. руб. (от 37,5 до 75 млн. руб. в месяц). Фамилии, если кто интересуется, можно посмотреть в «Форбсе». Для сравнения (http://www.kommersant.ru/doc/2096864): зарплата нового главы Банка Англии Марка Карни составит (с июля 2013 г.) почти $800 тыс. в год (2,1 млн. руб. в месяц, т.е. примерно в 20 раз меньше зарплаты наших банкиров). Марк Карни – самый высокооплачиваемый чиновник-банкир Европы. Это вдвое больше оклада нынешнего управляющего Мервина Кинга. Почему у руководителей российских госбанков такие доходы? На причины указал В.В. Путин в Послании Федеральному Собранию: «Известно, что в ФРС Соединенных Штатов, в Евроцентробанке, в других некоторых центральных банках прямо в уставах записана обязанность этих структур думать о рабочих местах и обеспечении темпа роста экономики». Видимо, у наших банкиров другие заботы и, главное, нет «тормозов».
Если бы наш подоходный налог был такой как в Бельгии (куда хотел бежать Депардье) или Англии (любимое место наших олигархов), то российская казна получила бы не менее трех триллионов рублей дополнительных доходов, а половина населения была бы освобождена от налогов.
В развитых странах, благодаря многочисленным налоговым вычетам, для значительной части плательщиков подоходного налога эффективная ставка налога существенно меньше, чем в России. Рассмотрим пример из опыта США:
Допустим, семья состоит из четырех человек: муж, жена (каждому до 65 лет, оба работают) и двое детей в возрасте до 6 лет. В налоговой декларации указываются совокупные доходы, которые у мужа за год составили $50000, а у жены – $35000. В состав расходов входят транспортные расходы до работы и обратно в размере $4000 в год, оплата детского сада на двоих детей $12000 и оплата единовременных медицинских расходов в размере $5000.
Из общего совокупного дохода семьи ($85000) будут вычитаться транспортные расходы, т.к. они непосредственно связаны с деловой деятельностью, расходы на детский сад и медицинские расходы, величина которых не превышает 7,5% от общего совокупного дохода.
Согласно федеральному законодательству необлагаемый минимум составит для данной семьи $13 850 – на наши деньги около 35 тыс. руб. в месяц. Таким образом, облагаемый годовой доход будет равняться $85000 – $4000 – $12000 – $5000 – $13850 = $50150. Поскольку налоговая ставка в этом случае равна 15% то уплачиваемый налог равен $50150 х 0,15 = $7522,5 с семьи.
Таким образом, эффективная ставка подоходного налога для указанной семьи составит $7522,5 : $85000 x 100% = 8,85%.
А какова была бы эффективная ставка подоходного налога для семьи с годовым доходом $85 тыс. (230 тыс. руб. в месяц) в России?
В соответствии с п. 4 Статьи 218 НК РФ на каждого ребенка положен налоговый вычет в размере 1400 рублей в месяц, но до тех пор, пока годовой доход не достигнет 280 тыс. рублей, что произойдет через 1 месяц; т.е. налоговую базу НДФЛ для данной семьи с двумя детьми можно уменьшить всего на 2800 рублей. Кроме того, в соответствии с п.4 Статьи 219 налоговую базу для нашей семьи следует уменьшить на расходы на лечение на 162 тыс. 350 руб. ($5000).
Таким образом, налоговые вычеты для российской семьи с доходом 230 тыс. руб. в месяц составят (2800+162350) = 165.150 руб., т.е. семья должна заплатить НДФЛ в сумме (2.760.000 – 165.150) х 0,13 = 337.330 рублей, т.е. эффективная ставка НДФЛ для этой семьи составит 337.330 : 2.760.000 = 0,1222 или 12,22%. А в США – 8,85%. Почувствуйте разницу.
Успех может быть наибольшим, если одновременно с введением прогрессивной шкалы коренным образом пересмотреть механизм администрирования НДФЛ.
Эффективность контроля доходов – важнейшая проблема в сфере подоходного налогообложения. Во всех развитых странах система контроля ориентирована на выявление доходов, «не заявленных» налогоплательщиками – т.е. не учтенных в зарплатных ведомостях предприятий и не указанных в налоговых декларациях граждан. При этом особое внимание уделяется гражданам, не подающим налоговые декларации, но имеющим большие доходы.
В России налоговый контроль по НДФЛ ограничивается проверкой только тех лиц, которые представляют отчетность о своих доходах. В отношении всех остальных граждан налоговые органы просто «умывают руки»: закона о контроле расходов у нас нет и мы «вынуждены» руководствоваться в их отношении принципом «презумпции невиновности».
Но специального закона «о контроле расходов» нет и в других странах. Просто сам факт того, что данный гражданин как-то существует (и часто очень неплохо) и еще приобретает себе в собственность разные виды ценностей и имущества (бывает, что и в особо крупных размерах), является свидетельством того, что у этого гражданина есть доходы. То, что он доходы не декларирует и не платит с них налога, само по себе составляет правонарушение (даже – два, и каждое из них при определенных обстоятельствах может квалифицироваться и как преступление). Поэтому налоговый орган, не выявляющий таких граждан через отслеживание их расходов и приобретаемого ими имущества, не выполняет своих прямых обязанностей. Если ему каких-то полномочий не хватает (в частности, доступа к базам данных торговых и финансовых учреждений, реестров по разным видам имущества, и т.д.), то все это решается в административном порядке.
Что касается «презумпции невиновности», то в Конституции РФ прямо указано, что граждане должны платить налоги в установленном законом порядке без наличия какой-либо «вины» с их стороны.
Второй момент связан с тем обстоятельством, что получатели действительно крупных доходов («собирающие» многомиллионные и миллиардные состояния в самые короткие сроки) не проводят их через зарплатные ведомости и не докладывают о них налоговым органам в форме представления налоговых деклараций, а используют другие средства и методы, которые налоговыми органами никак не контролируются. В России разрешается переводить в свою собственность крупные активы, объекты недвижимости, целые предприятия, получать и расплачиваться крупными суммами наличных денег, вывозить капиталы за границу, и все это вне какого-либо внимания налоговых органов. Это совершенно невероятно в других странах – в США, например, даже билет на самолет нельзя купить за наличные деньги, а так называемое «отмывание грязных денег» предполагает легализацию наличности как раз путем проведения ее через налогооблагаемые легальные коммерческие предприятия. Более того, в России намеренно устранено применение таких важных контрольно-учетных налоговых режимов, как налог на дары и наследства, налог на крупные состояния, налог на вывоз капитала и другие, без которых в других развитых странах вообще невозможно представить применение подоходного налогообложения. Кроме того, РФ заключила также десятки налоговых соглашений с другими странами, по условиям которых мы добровольно отказываемся от налогообложения переводимых за рубеж доходов и капиталов. Но это – уже уступка больше не самим собственникам этих капиталов, а правительствам иностранных государств, поскольку при отсутствии удержания налога в РФ они имеют возможность собирать полную сумму налога с «приходящих» к ним «извне» доходов и капиталов (там иммунитетов от налогов для богатых не существует).
И последнее. Наш НДФЛ настоящие доходы «не видит», но при этом широко используется против выплат и расчетных платежей, которые доходами вовсе не являются. Несмотря на то, что в самом Налоговом кодексе РФ (ст. 41) «доход» определяется как «экономическая выгода» (в денежной или материальной форме), мы видим на протяжении всех последних десятилетий, как отдельные граждане имели эту «экономическую выгоду» в колоссальных размерах и в немалых случаях, как раз за счет перемещения (часто, не совсем легального) ее в свои карманы из государственной (т. е. общенародной) собственности и при этом не платили никаких налогов.
Вместе с тем, наш НДФЛ исправно взимается с мизерных заработков работников бюджетных учреждений и предприятий, которые часто даже не достигают и размеров официального прожиточного минимума, который и сам по себе совершенно несостоятелен. Но эти заработки никак не могут быть отнесены к «доходам»; по своей экономической сущности они представляют частичное (далеко не полное) возмещение затрат труда – компенсация на восстановление особого товара, которым в процессе производства выступает «рабочая сила».
Таким образом, подоходного налога в РФ пока нет, есть налог на фонд заработной платы предприятий. В качестве такого он выступает как фактор, элемент издержек предприятия, увеличивающий себестоимость производимой продукции и способствующий инфляции. Подоходный налог, в его общепринятом понимании, как налог на состоятельных граждан (большинству нашего населения до этого налога еще расти и расти!), основанный на разумном росте прогрессии ставок и используемый для реального снижения имущественных неравенств среди отдельных «полярных» слоев населения, России еще только предстоит ввести.
Одновременно необходимо обеспечить действенный налоговый контроль.
Именно налоговый инспектор должен следить за тем, уплачен ли подоходный налог с источников, на которые приобретена недвижимость, дорогие транспортные средства, футбольные и баскетбольные клубы и др. в России и за рубежом. Этот порядок должен применяться ко всем гражданам России, а не только к чиновникам.
Об улучшении делового климата
На встрече в Усть-Лабинске, посвященной обсуждению проблем сельского хозяйства, В.В. Путин предложил К.А. Бабкину (совладельцу завода «Ростсельмаш» в Ростове-на-Дону и тракторного завода в г. Виннипеге в Канаде) подготовить записку с разъяснением причин, по которым производство тракторов не переносят из Канады в Россию; сравнить условия здесь и там. Такая записка была подготовлена и представлена В.В. Путину.
Было показано, что тракторный завод, получивший в 2012 году в Канаде прибыль в размере $16,4 млн., в российских условиях имел бы убыток $21,7 млн., т.е. не мог бы работать. В расчетах рассмотрены следующие издержки производства:
Оплата труда (-$10,0 млн) в России ниже, чем в Канаде, хотя с 2002 по 2012 она и выросла на 472% (21,1% в год), а в Канаде – на 30% (2,0% в год).
Проценты по кредитам (+$14,4 млн). Средняя ставка по кредитам в 2012 году для завода «Ростсельмаш» составила 11,75%; в Канаде – 2,30%. В 2012 г. выплаты по кредитам в Канаде составили $3,5 млн.; в России надо было бы заплатить $17,9 млн.
Газ (-$0,7 млн.) в России пока дешевле (в 2,28 раза), но мы их быстро догоняем.
Электроэнергия (+$2,1 млн). Тарифы на поставку электроэнергии в Канаде для крупных промышленных предприятий составляют в среднем 1,70 рубля за кВт ($0,055). В России тариф в 2,20 раза выше – 3,70 рубля.
Потери на грузоперевозках (+$4,2 млн) связаны с более высокой (на 5%) ценой на топливо в России, более высокими ценами на перевозку продукции грузовыми тралами, используемым заводами сельхозмашиностроения (в России – в среднем 60,0 рублей/км ($1,92); в Канаде – 39,4 рублей/км ($1,25) и ростом тарифов в России на железнодорожные перевозки – в 2008 году ж/д транспорт был выгоден при перевозках на 750 км, а в 2012 – более 1500 км.
Охрана (+$0,9 млн). Завод «Ростсельмаш» содержит 150 охранников, в Канаде – 4 охранника проверяют пропуска и звонят при необходимости в полицию.
Учет (+$1,0 млн). «Ростсельмаш» ведет бухгалтерский учет, налоговый учет и учет в соответствии с требованиями МСФО. В Канаде – один учет. Контрольные органы в России в рамках выездных, камеральных, встречных проверок запрашивают большое количество копий документов. В 2012 году «Ростсельмаш» предоставил фискальным органам в копиях около 41 тыс. документов; количество проверок за год – 167. На заводе в Канаде учет ведут 14 человек. В России на такой завод потребуется 65 человек. На «Ростсельмаше» работают около 200 бухгалтеров.
Налоги (+$26,1 млн). Завод в Канаде в 2012 году заплатил в виде налогов $47,9 млн. В России такой завод должен заплатить $74 млн., т.е. на $26,1 млн. больше.
К этому следует добавить лучшие по сравнению с Россией условия ведения бизнеса в Канаде – реальная государственная поддержка развития производства, обеспечение стабильного внутреннего спроса на сельхозтехнику, поддержка экспорта продукции сельхозмашиностроения, транспортная инфраструктура, доступность чиновников и т.д.
Если анализировать статьи (издержки производства), расходы по которым в России выше, чем в Канаде, можно заметить, что около 30% ($14,4 млн.) составляет превышение выплат процентов по кредитам и 53,6% ($26,1 млн.) – превышение налоговой нагрузки.
Кредитные ставки важны, но именно налоги – главный фактор, из-за которого нецелесообразен перенос производства из Канады. Непомерное налоговое бремя – результат политики, проводимой Минфином.
Тем не менее, Д.А. Медведев на встрече с членами бюро правления Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) 10 июля 2013 г. сообщил, что Правительством одобрен представленный Минфином проект «Основных направлений развития налоговой политики на период 2014–2016 годов» (далее «Проект Минфина») и в течение трёхлетнего предстоящего периода никаких существенных изменений в структуре налоговой системы не предусматривается, так же как и введения новых налогов.
В «Проекте Минфина» сказано, что «достигнутый к настоящему времени уровень налоговой нагрузки, с одной стороны, соответствует минимальному уровню нагрузки развитых стран, с другой стороны, обеспечивает стабильную наполняемость бюджетов всех уровней».
Минфин заблуждается сам и вводит в заблуждение Президента, Правительство и россиян. Именно Российская налоговая система – корень зла, которое сегодня разрушает нашу страну, является тормозом развития промышленности и не дает возможности решить стоящие перед страной задачи. Это достаточно убедительно показал К.А. Бабкин в вышеуказанной записке В.В. Путину. И его случай – не исключение.
Та же картина складывается, если сравнивать налоговое бремя на предложенное Минфином «модельное предприятие» и на такое же предприятие в США. Уточним лишь некоторые исходные данные. В дополнение к данным «Проекта Минфина» предположим, что «модельным» предприятием на 30 млн. из 60 млн. материальных затрат куплено технологическое оборудование. Предположим также, что стоимость основных фондов (технологического оборудования), приобретенного до 1 января 2013 года, равна 100 млн. руб. (не так много при годовой выручке 100 млн. руб.).
При проведении расчетов учтем, что в США действует прогрессивная шкала подоходного налога со ставками от 15% до 39,6%. При этом в США годовой доход до 255 тыс. руб. налогом не облагается, а до 1,0 млн. руб. ставка налога – 15%. Подоходный налог платит работник и предпринимателя он не касается. Ставка социальных взносов в России 30%, а в США – 13,3%, из которых 7,65% выплачивает предприятие, а 5,65% - работник. Платит ли налог работник или предприниматель при оценке налогового бремени значения не имеет, но если бы россияне сами платили подоходный налог и социальные взносы, к налоговой системе они относились бы по-другому и из электората превратились в граждан.
В США разрешено 100% списание полной покупной цены купленного оборудования (максимальная сумма списания $ 500 тыс. за единицу, при общей сумме приобретенного оборудования – $2 млн. в год; но при превышении этих сумм – 50% списание, далее – нормальная амортизация). Это – для всех предприятий. В России оборудование приобретается из прибыли, на которую надо уплатить налог на прибыль 20%. Шкала налога на прибыль в США тоже прогрессивная – от 15% до 35%.
Российский предприниматель платит НДС в размере 18%, а в США НДС нет. Соответственно у них нет возни со счетами-фактурами и возмещениями с последующими войнами с налоговыми инспекциями и арбитражными судами; налог с продаж, который платит население США по ставкам (от 5% до 12%), устанавливаемым штатами, касается только предприятий розничной торговли.
В США, как и в других развитых странах, предприятия налог на имущество не платят. В России налог на имущество (на технологическое оборудование) предприятий, равный 2,2%, отменен с 1 января 2013 г. Но это касается лишь оборудования, приобретенного после этой даты.
Результаты расчетов сведены в Таблицу.

Налоговое бремя на предприятие в
России и в США (тыс. руб.)

Налоги                                  Россия                                                 США
Подоходный налог              2.158,0                                                 607,1
Налог на прибыль               8.800,0                                                 0,0
Социальные взносы           6.000,0                                                 2.660,0
Налог на имущество           2.200,0                                                 0,0
НДС                                     6.100,0                                                 0,0
ИТОГО                                25.258,0                                               3.267,0

Таким образом, на малое производственное предприятие в России, предложенное Минфином в качестве «модельного», налоговая нагрузка существенно (в 7,7 раза) больше, чем на такое же предприятие в США.
Естественно, при других исходных данных результаты сравнения могут быть другими. Например, если бы предприятие в США зафиксировало прибыль в 14 млн. руб. ($450 тыс.) и не покупало оборудование, ему пришлось бы заплатить налог на прибыль около 4,8 млн. руб. ($153 тыс.). Тогда разница в налоговом бремени на предприятие в России и в США снизилась бы с 7,7 раз до 3,13 раз. А если бы американское «модельное» предприятие совсем не покупало оборудование и зафиксировало бы прибыль 48 млн. руб. ($1,5 млн.), ему пришлось бы уплатить налог на прибыль 16,3 млн. руб. ($510 тыс.).
Из сказанного понятно, каким образом налоговая и, в частности, амортизационная политика в США стимулирует развитие и инвестиции в производство, а в России – тормозит. И ясно, что надо делать для исправления ситуации.
К сожалению, пока никто из правительства интерес к нашим предложениям не проявил. В работе «Что делать?» приведены и другие предложения по развитию российской экономики в целом и промышленности и сельского хозяйства в частности (http://partyadela.ru/upload/delat.pdf).
Но потенциал у нашего правительства есть. Мы готовы помочь – милости просим. Возможно, об этом потенциале говорил В.В. Путин – ведь он читал записку К.А. Бабкина. К тому же есть резервы в совершенствовании НДС, НДФЛ и других налогов. И не только налогов.

ПОДЕЛИТЬСЯ: