«Такой подход лишает страну перспективы приобретения отечественных специалистов»

Дата публикации: 28.08.2013

Председатель правительства РФ Дмитрий Медведев заявил, что подготовка студентов должна идти с учетом особенностей конкретного производства. «Мы развиваем новые формы образования. Я имею в виду прикладной бакалавриат и технологическую магистратуру», - хлестко и со знанием дела добавил премьер. Специально для «АН» на вопрос «А кто такой – этот прикладной бакалавр?» отвечают…

Геннадий Зюганов, лидер КПРФ, член комитета Госдумы по науке и наукоемким технологиям, доктор философских наук:

«Эта “болонская система” нам навязана искусственно!»

- Эта «болонская система» нам навязана искусственно, и она не соответствует ни состоянию экономики, ни будущим потребностям нашей страны!

Например, сейчас нам позарез нужны специалисты по сельскому хозяйству, но благодаря этой системе все вузы, готовящие таких специалистов, оказались с недобором.

Три года назад из техникумов, колледжей, институтов и других учебных заведений в общей сложности был выпущен почти 1 миллион человек. Так вот на одно рабочее мести из всего этого количества выпускников претендовали 17 человек.

Вместо того чтобы использовать лучшие преимущества и своей, и мировой образовательных систем, мы уходим на задворки 50-летней давности и пытаемся повторить то, что уже давно пройдено и практически забыто! А ведь такой подход лишает страну перспективы приобретения прекрасных отечественных специалистов. Для того чтобы давать заявки, сколько и каких специалистов нам нужно, необходимо, чтобы бюджет имел статьи для поддержки промышленности. А что у нас?

Авиация не поддерживается, станкостроение практически полностью сдохло, электроника не работает… Из 15 авиационных заводов стоят почти все. США вкладывают в НИОКРы (туда, где нужны мозги, то есть толковые молодые люди) 400 млрд. долларов, европейцы - 270 млрд., а Япония и Китай по $140 млрд. А у нас – шиш в масле!

Но это я ответил вам как член комитета по науке и наукоемким технологиям. Если бы ты спросил у меня как у лидера КПРФ и политика, то я бы ответил по-другому…

Виктор Глухих, президент Международного конгресса промышленников и предпринимателей, бывший заместитель министра промышленности России (1990-1992 гг.), бывший член комитета Совета федерации по промышленной политике (2001-2011 гг.):

«Наверное, прикладной бакалавр к чему-то должен “приложиться”…»

- Такое иностранное название тешит слух некоторых чиновников, особенно из Министерства образования и науки. Видимо, они считают, что так приобщены к европейской культуре.

А что если нам вернуться к нашим нормальным инженерам, которые и раньше были, и сегодня являются далеко не худшими специалистами, потому что их приглашают во многие страны, где они считаются далеко не последними людьми?

Наверное, прикладной бакалавр к чему-то должен «приложиться». Но если он не приложился к промышленности и не приложился к науке, а просто является «прикладным», то, наверное, из этого вряд ли что выйдет.

У нас не так много университетов и институтов, которые работают с предприятиями. В советское время это были ВТУЗы, скажем, при автозаводе им. Лихачева или при Ленинградском механическом заводе. То есть было несколько таких ВТУЗов, где и были прикладные инженеры.

А если прикладывать к чему-то бакалавра, то я и не знаю, к чему его приложить, чтобы потом не болело.

Александр Долгин, профессор Государственного университета - Высшей школы экономики:

«Возникает вопрос: а кто будет работать?»

- То, как сейчас подается эта идея, вызывает положительные эмоции. На российском рынке труда действительно назрел дефицит специалистов такого прикладного уровня. Ведь на сегодняшний день наша образовательная система так разделена, что в ней превалируют крайности: либо начальное, либо среднее, либо очень уж высокое образование. Возникает вопрос: а кто будет работать? Поэтому определение, данное идеологами этой системы, что это будет человек, который возьмет все лучшее в практических навыках и не будет переотягощен теоретическими знаниями, можно только приветствовать.

Мы знаем такие примеры в мире, когда более престижным и более высоко оплачиваемым, чем высшее, является среднее и профессиональное образование. Тот средний персонал, который реально работает на станках с программным управление или который является, скажем, суперпрофессиональными медсестрами, ценится очень высоко.

У всех нас есть ощущение, что как высшая школа, так и средняя, учат немного не тому, что нужно в жизни. А вот тому, что нужно, вообще не учат. Есть очень четкий пример: сейчас готовят очень много менеджеров, и почти никто из них не знает экономической теории контрактов, то есть вообще не знает того, как нужно договариваться. Я уж не говорю о том, что в нашем образовании не представлены такие сугубо прикладные курсы, как, например, «теория ведения переговоров», что является жемчужиной целого ряда западных университетских курсов.

Сергей Колесников, академик РАМН, доктор медицинских наук, профессор, бывший заместитель председателя комитета Госдумы по охране здоровья, Заслуженный деятель науки РФ:

«…тот, кто знает всё о немногом»

- Болонская конвенция, которую приняла Россия и прописала в законе об образовании, подразумевает, что у нас теперь два уровня образования. Во-первых, бакалавриат, то есть получение общего высшего образования, общих знаний по определенной специальности. И, во-вторых, магистратура, когда человек получает более глубокие знания, специализацию. То есть бакалавр – это человек, который в дальнейшем может работать по разным профилям, а магистр, это узкий специалист, или, как говорил Козьма Прутков, тот, кто знает всё о немногом.

Так что хорошо, что может быть сформулирована система заказов на бакалавров, потому что каждая территория, каждый регион, естественно, лучше понимают, какие специалисты им больше требуются.

В советское время это называлось заказом на специалистов. Территории дают вузам средства, а студентам, которые в них учатся, дополнительные деньги, скажем, на проживание, то есть уже на этом этапе поддерживают тех людей, в которых они заинтересованы – с тем, чтобы они вернулись обратно. Естественно, какая-то профилизация возможна и тут, но узкую специализацию все-таки дает магистратура.

А вот в системе здравоохранения такого быть не может, потому что у нас сохранена подготовка по единой специальности в течение всех шести лет. Это единый цикл образования без его разбивки на бакалавриат и магистратуру. То есть в течение 6 лет должен быть подготовлен специалист определенного профиля. Хотя в ряде случаев 4-летнее медицинское образование признается равносильным фельдшерскому.

Источник публикации: АН-Онлайн

ПОДЕЛИТЬСЯ: