30-31 марта 2017
«Шуваловский корпус» МГУ. Тема: «Стратегия 2025. Экономика расцвета»
МЭФ-2016: Дискуссия «Третья политическая сила. Активизация региональных элит»
23 марта 2016, 10:29

Ломоносовский корпус МГУ


О теме:

За последние 25 лет в России сложилась политическая система «власть—оппозиция» которая не отвечает современным вызовам, стоящим перед Россией, задачам новой индустриализации и насущным интересам основных социальных групп. В этих условиях возникает необходимость формирования новой конструктивной «третьей» политической силы. Основой её формирования могли бы выступить национально ориентированные региональные экономические элиты прежде всего из числа предпринимателей индустриального, инновационного и аграрного секторов.


Модератор:

Алексей Лапушкин, к.э.н., секретарь Федерального Совета ВПП «Партия дела»


Участники:

Бабкин К.А., Бирюков Ф.В., Калашников М.А., Кобяков А.Б., Колядин А.М., Кунгуров А.А., Лапушкин А.С., Ремизов М.В., Стрелков И.И., Переслегин С.Б.



24 марта в рамках четвертого Московского экономического форума прошла дискуссия «Третья политическая сила. Активизация региональных элит». Участники мероприятия обсудили, как реструктурировать текущую политическую систему с учетом современных вызовов, стоящих перед Россией, задач новой индустриализации и насущных интересов основных социальных групп.

Модератор дискуссии, к.э.н., секретарь Федерального совета Партии Дела Алексей Лапушкин назвал ключевые силы, на которые необходимо опираться в решении этого вопроса. По его мнению, именно региональные экономические элиты из числа предпринимателей индустриального, инновационного и аграрного секторов являются фактически единственным источником управленческих кадров и главным фактором социальной стабильности на территории, где расположены их предприятия. «Они выполняют критически важную миссию по сохранению технологического суверенитета нашей страны. Поэтому именно они, на наш взгляд, должны стать ядром третьей политической силы, и, как следствие, новой национально-ориентированной российской элиты», — с этими словами Лапушкин предложил начать дискуссию.

Самая важная проблема — это ситуация в экономике, уверен председатель Федерального совета Партии Дела, президент Промышленного союза «Новое содружество» Константин Бабкин. Сопредседатель МЭФ поделился своими мыслями о тех возможностях, которые способны повести страну по пути позитивных изменений. Он указал, что в российской действительности эффективным методом обновления власти нельзя считать систему выборов — подтверждением тому является опыт Партии Дела. А преобразования революционным путем «приведут к издержкам, которые могут перекрыть все возможные выигрыши». Поэтому искать выход нужно, опираясь на невидимую работу институтов внутри общества. «Мы должны работать на то, чтобы общество захотело перемен, и чтобы оно знало, в чем эти перемены должны заключаться», — пояснил сопредседатель МЭФ.

Главную роль в смене общественной формы правления Константин Бабкин отвел так называемой активной интеллигенции и связи с регионами. В заключение своего выступления спикер призвал собравшихся сотрудничать с Партией Дела, «Комитетом 25 января» и Московским экономическим форумом, чтобы продвигать рецепты исправления ситуации в России.

Руководитель движения «Новороссия», председатель «Комитета 25 января» Игорь Стрелков подробно рассказал о двух силах, которые влияют на сегодняшнее положение в нашей стране. Первый лагерь — это государственная власть, которая, по словам Стрелкова, стараясь усидеть на двух стульях, лавирует между интересами крупного компрадорского спекулятивного капитала и союзных с ним сырьевых монополий, с одной стороны, и корпоративными интересами собственно путинского окружения, с другой. «Второй лагерь представлен значительной группой таких же олигархических структур с широкой клиентской сетью, прикрытых густым налетом творческой около-интеллигенции и всех разновидностей нового класса городских обывателей», — отметил спикер.

Различия между двумя силами не столь значительны — представители этих лагерей строго придерживаются курса на встраивание РФ в мировую экономическую и политическую систему на правах младшего партнера ведущих мировых центров силы — США и Евросоюза. Разногласия касаются лишь желаемой степени партнерства и автономности — «как вползать — на коленях или на брюхе»?

Пока экономическая ситуация в стране оставалась благоприятной из-за бума цен на сырье, все проблемы благополучно откладывались в долгий ящик, указал Стрелков. Теперь они вновь выходят на поверхность в остро-хронической форме, и рецепты борьбы с кризисом первого и второго лагеря не могут принципиально удовлетворить активные слои населения. Единственный выход — «формирование третей силы, готовой защищать именно российскую экономику, именно российские национальные, политические, культурные и иные интересы даже в ущерб «международным» и «общечеловеческим». На данном этапе, подчеркнул спикер, патриотическим силам необходимо найти идеи и решения, которые устроят большинство, и сформировать свою собственную третью силу в виде максимально широкой коалиции, основанной в целях сохранения страны и возвращения ей суверенитета и реальной независимости во всех сферах политической и экономической деятельности.

Отметим, что группа общественных деятелей и публицистов, создавших «Комитет 25 января», позиционирует его как третью силу, готовую взаимодействовать с различными организациями, разделяющими взгляды комитета и готовыми к нелицемерному обсуждению проблем, стоящих перед страной.

«России нужна политическая сила, которая была бы консервативной по своим ценностям, то есть соответствовала традиционному коду», — отметил председатель правления Института динамического консерватизма Андрей Кобяков. По словам спикера, деятельность третьей силы станет успешной только в случае объединения с активизировавшимися и — обязательно — национально и социально ответственными региональными элитами.

Андрей Кобяков подчеркнул, что большинство политических партий сознательно пренебрегало в последние 25 лет изложением своего кредо в виде программ. Сегодня необходимость в изложении реалистичного и привлекательного взгляда на будущее становится все отчетливее. «В программе третьей силы должно быть описано понимание окна возможностей, во-вторых, желаемый образ будущего, к которому мы стремимся, и набор инструментов для его достижения», — заключил спикер.

По словам члена бюро Президиума Политического совета партии «Родина» Федора Бирюкова, партию «Родину» отчасти можно считать партией третьей силы. Он отметил, что либералы сильны сегодня потому, что они всегда опираются на определенные классы — это и мелкие собственники, и олигархи, и транснациональные корпорации. «Я предлагаю, если мы говорим о национальном консенсусе, опираться на тот класс, который стал абсолютным большинством в результате либеральных реформ. Это класс наемных работников, новых пролетариев», — заявил политик. Если гипотетическая третья сила поставит во главу угла тезис о защите наемного работника, тогда, уверен спикер, можно рассчитывать на массовую поддержку населения, в результате которой уже и в регионе, и в центре могут попытаться прийти к рычагам управления государством новые элиты.

Максим Калашников, член Федерального совета Партии Дела, рассказал, что идеология третьего пути — это отсутствие ложного выбора: либо ты раб и живешь в великой стране, либо ты обладаешь всеми гражданскими правами и живешь на обломках. «Мы совмещаем свободу гражданина и великодержавность, самобытный русский путь и гражданские свободы, справедливый суд и смелость своего национального творчества, веру в свои силы», — подчеркнул спикер.

По словам Калашникова, за 25 лет Россия прошла путь от научно-индустриального общества до некоего сырьевого феодализма, который спровоцировал обвальную деиндустриализацию страны, упадок науки и образования. Поскольку эта система требовала превращения страны в сырьевую трубу, реальный национальный производитель оказался угнетенным классом. Поэтому спасение России спикер видит в новой индустриализации, в которой не заинтересованы две существующие сырьевые силы.

«Почему необходима третья сила? Это единственный кадровый резерв для проведения новой индустриализации, поскольку именно региональные промышленники, инноваторы и аграрии являются сейчас носителями опыта управления успешными предприятиями и высокими технологиями. Среди чиновников-сырьевиков таких носителей нет», — пояснил Максим Калашников.

Политолог Андрей Колядин в своем выступлении попытался ответить на вопрос, существует ли кризис политической системы в действительности. Он указал на общую разбалансировку самой системы управления в государстве, когда каждое из центров принятия решений — министерств, ведомств, региональных лидеров — начинают действовать совершенно самостоятельно, не сопрягая свои действия с коллегами. Тем самым, считает спикер, они наносят удар по политической системе.

С другой стороны, кризис политической системы в нашей стране характеризуется появлением субститутов — «некоторых образований, которые вроде бы выполняют функции государства или гражданского общества, но, тем не менее, закрывают те пробелы, которые должны делать конституционные органы», указал политолог. И даже единственный не имеющий симулякров институт государственного управления — президентская власть — теряет опоры из-за вынужденного ручного управления.

В числе серьезных системных проблем Андрей Колядин назвал перекрытие всех социальных лифтов в государстве, а также разницу культурологических парадигм правящего класса и остального общества. «Появление настоящей конструктивной оппозиции, которая хочет изменить эту страну и хочет сделать ее лучше, завершает формирование кризиса политической системы. Повестка МЭФ говорит о том, что формирование этой оппозиции началось. Государство вынуждено будет либо идти на реформы, либо, к сожалению, ждать тех самых катаклизмов и катастроф, которые всегда завершают любые кризисы политической системы», — подытожил свое выступление политолог.

Сергей Переслегин, писатель, руководитель проектной группы «Знаниевый реактор», назвал санкции лучшим девелопером России в настоящий момент. «Санкционное давление заставляет, пусть худо-бедно, но что-то делать. Мы считаем Запад нам враждебным, но эту враждебность мы понимаем не совсем точно — помогая России создать нео- или постиндустриализацию, США играют не на Россию, а против Европы», — отметил спикер.

Переслегин считает, что надежда на вхождение России в глобальный мир глубоко ошибочна, потому что, выстраивая шестой и даже седьмой технологические уклады, США не пожалеют режима глобализации. И пока большой вопрос, какими будут мировые финансовая и логистическая системы в скором времени.

Действующие в России силы в сегодняшней ситуации тяготеют к двум различным направлениям: одна пытается охранить четвертый технологический уклад (иначе говоря, вернуться в СССР), вторая — либеральная — укрепить пятый, постиндустриальный технологический уклад. Спикер МЭФ считает, что на такой «двускатной крыше» третья сила может появиться только внутри государства. Еще одним существенным условием ее появления Переслегин назвал квазиэмиссию на уровне регионов, поскольку в рамках существующей государственной модели Министерство экономического развития и Центробанк не дадут средств региональным предприятиям. Всерьез рассматривать Россию как страну шестого технологического уклада будет возможно тогда, когда произойдет инфраструктурное преобразование в научной сфере, развитие в регионах других форматов и форм мышления, заключил Сергей Переслегин.


Стенограмма

ПОДЕЛИТЬСЯ:
Алексей Лапушкин
к.э.н., секретарь Федерального Совета ВПП «Партия дела»
«Региональные экономические элиты из числа предпринимателей индустриального, инновационного и аграрного секторов должны стать ядром третьей политической силы, и, как следствие, новой национально-ориентированной российской элиты»
Константин Бабкин
сопредседатель Форума, президент Промышленного Союза «Новое Содружество»
«Мы должны работать на то, чтобы общество захотело перемен, и чтобы оно знало, в чем эти перемены должны заключаться»
Максим Калашников (Кучеренко Владимир Александрович)
писатель, кандидат на должность мэра города Новосибирска
«Почему необходима третья сила? Это единственный кадровый резерв для проведения новой индустриализации, поскольку именно региональные промышленники, инноваторы и аграрии являются сейчас носителями опыта управления успешными предприятиями и высокими технологиями. »