30-31 марта 2017
«Шуваловский корпус» МГУ. Тема: «Стратегия 2025. Экономика расцвета»
Боброва Валентина Валерьевна
Организатор движения «Зеленая лента»
О политических механизмах

21.03.2013. Пленарная дискуссионная панель IV «Как реализовать экономический потенциал России? Политические механизмы»

В Воронежской области сейчас назрел очень серьезный протест против добычи никеля в регионе.

Все началось в 2011-м году, когда Владимир Владимирович Путин подписал постановление о том, что пора добывать никель в Воронежской области. Тем самым подписал практически смертный приговор всему Черноземью.

Горнодобывающая (особенно добыча никеля) по мнению всех ученых, и московских, и других (не пролоббированных властью, не проплаченных — всех честных ученых)... Они говорят о том, что будет полностью угроблено не только сельское хозяйство, но будут нарушены водоносные горизонты, которых у нас шесть. Один из них бром-йодистый. Черноземье не все, но Воронежская область попросту может лишиться питьевой воды.

Мы обращались к Путину, обращались к Медведеву, обращались к Гордееву Алексею Васильевичу, который является губернатором нашей области. Это бывший Министр сельского хозяйства, который на данный момент после многотысячных наших протестов... Для примера, в городе 65 тысяч населения, на митинг выходило 15 тысяч (от 15-ти до 20-ти тысяч).

На митинг в городе Новохоперске, где непосредственно планируется вести разработки, из шеститысячного населения выходило пять тысяч. Практически все взрослое здоровое население (и нездоровое в том числе) выходило на митинги и протестовало в течение десяти месяцев. Прошло по Черноземью порядка 25-ти митингов.

Новохоперцы (люди, которые непосредственно живут возле месторождения) подавали на референдум местного уровня, на который они имеют абсолютно полное право по Закону «О местном самоуправлении». Им было отказано. Причина неизвестна. Также был у них народный сход совместно с депутатами местными. Тоже все проголосовали «против» разработок, однако протокол этого собрания куда-то потерялся потом.

Митинги — это тоже механизм. Собирается достаточное количество людей, чтобы заявить, что весь город «против» той или иной проблемы. После этого выносится резолюция и отправляется по инстанциям.

Приходят только отписки и больше ничего: «спасибо за информацию». Либо просто информация о том, что Уральская горно-металлургическая компания будет добывать, допустим, не открытым способом, а шахтным. В то же время там же пишут, что такой способ, вообще-то, еще нигде не использовался при добыче никеля. Нас практически водят за нос постоянно!

На местах администрация просто обманывает людей. Нам не давали проводить даже те же митинги. Глава администрации не имеет права нам отказать в митинге по закону. Он это делает. Нам приходится... До четырех судов доходит, где судья уже просто не намекает, а говорит: «Вас ждет уголовное преследование, если вы не прекратить нарушать закон. Вы понимаете, что у нас по закону люди имеют право на то, чтобы выражать свое право на митингах».

В Государственной Думе нам удалось два раза заявить о нашей проблеме. Также были слушания в Общественной палате Российской Федерации, где учитывалось мнение ученых, депутатов Государственной Думы, Комитета по экологии Государственной Думы. Все говорили, что разрабатывать ни в коем случае нельзя — риски огромные. Мы просто потеряем Черноземье, потеряем чернозем.

Резолюция этих двух слушаний: отправлена или не отправлена — это большой вопрос для нас. Мы никак не можем добиться того, где результат тех двух резолюций Общественной палаты Российской Федерации.

Наше движение включало в резолюцию Общественной палаты Российской Федерации пункт о том, чтобы Общественная палата Российской Федерации предоставила нам площадку для встречи с Правительством Российской Федерации. Чтобы мы могли непосредственно на этой площадке поговорить о том, о чем нам необходимо.

Экологические риски также затрагивают реки Азовского бассейна. Мы лишаемся чистой воды еще и в реках, и рыболовство страдает. Прежде всего, конечно, пострадают люди от этого.

На данный момент ситуация к тому же обострилась, и протест может перерасти в более — скажем так, в маргинальные какие-то тупики уходит. Насколько сейчас Алексей Васильевич Гордеев сможет удержать ситуацию в том русле, в которое мы (наше движение «Зеленая лента») пытаемся вывести, хотя бы в правовом поле.

Нам нужна документация проектная от Уральской горно-металлургической компании, которая выиграла лицензию на эти разработки. На основе их будет проделана работа Государственной экологической экспертизы, общественное мнение и так далее. Если все это будет честно, по Закону они не имеют права ничего там добывать и ничего делать.

Ситуация сейчас серьезная. Казачьи организации, все национал-патриотические организации сейчас включились в борьбу. Национал-патриотические — это мы себя считаем такими. Мы стараемся в правовом поле сейчас работать и что-то делать.

Есть еще люди, которые на этом пытаются заработать. К тому же еще и политические какие-то себе дивиденды сделать из этого. Можно сказать, свершить «Оранжевую революцию» в Воронежской области, начать, что-то такое замутить. Сейчас ситуация может выйти просто из под контроля в любой момент.

Сюда я приехала для того, чтобы эту проблему донести до широких масс, попросить помощи у благородного собрания, у всех участников. Под вопросом вообще выживание нашей нации.

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Читайте также:

Боброва В.В., Болдырев Ю.Ю.
О будущем России