30-31 марта 2017
«Шуваловский корпус» МГУ. Тема: «Поворот мировой истории. Новая стратегия России»
Бузгалин Александр Владимирович
Профессор Московского государственного университета имени Ломоносова
Об экономике

20.03.2013. Пленарная дискуссионная панель I «Кризис рыночного фундаментализма в мире и России. Рождение новых ориентиров»

Сегодня нам нужен поиск альтернатив, где практика, гражданское общество и мы с вами будем вместе. Иначе мы не выйдем из того кризиса, в котором находится мир — это кризис стагнации, кризис идеологии, кризис экономической политики. И мы никогда в моей стране, в нашей с вами стране, не выйдем за уровень 1991-го года, который 20 с лишним назад объявили кризисным, и который мы до сих пор никак не можем превзойти по валовому продукту.

Посмотрите на картинку. Наверху — страны, которые не следуют Вашингтонскому консенсусу. Это страны, которые выбрали альтернативу.

В них есть серьезное селективное регулирование экономики. В них есть социальные приоритеты. В них гражданское общество активно участвует в этой жизни. Там большие проблемы — но это другие проблемы, чем у нас с вами.

Это не только маленькая Финляндия — это большая Бразилия. Здесь представлены и Китай, и другие страны мира.

Что такое рыночный фундаментализм сегодня? Это, на самом деле, экспансия мира симулякров, «понарошечных» вещей.

Сегодняшний рынок — это не только фундаментализм товаров и денег. Это фундаментализм симулякров. Это проблема, которая имеет методологические и социальные посылы.

Социальные, прежде всего, потому, что этот якобы свободный рынок очень выгоден тем, кто им манипулирует. А им манипулируют крупнейшие корпоративные структуры, сращенные с государством.

Россия здесь — карикатура на них, но эта карикатура, к сожалению, показывает реальные проблемы. Везде сформировалась государственно-корпоративная номенклатура, являющаяся едва ли не худшим явлением, чем номенклатура Советского Союза.

Очень важно, чтобы мы шли, наконец, против мифов рыночного фундаментализма.

Нам все время говорят, что экономика свободы — это только тогда, когда есть частная собственность. Но частная собственность — это, помимо всего прочего, кандалы, которые надевает на человека власть, капитал. Он становится функцией этого капитала, он не свободен.

Нам нужна свобода созидать новые правила игры, свобода новой экономики. Нам нужна экономика солидарности. Я не боюсь этого слова.

Это экономика справедливости, где не равенство в нищете предлагается, а (извините, я скажу жестко) высокое налогообложение тех, кто паразитирует на нас с вами.

Это ситуация, когда талантливый человек, работая, получает достойные деньги, но для которого деньги (я говорю с «левых» позиций) — это средство интересно жить и интересно работать, любить, дружить, созидать. А не наоборот.

Наконец, это экономика развития. Если мы посмотрим просто на рост валового продукта, мы получим, на самом деле, очень деформированную картинку. Россия 2000-х (до кризиса) — рост валового продукта.

Но если мы вычтем оттуда проедание природных ресурсов и загрязнение среды, получим спад. Если мы посмотрим на динамику индекса человеческого развития — это топтание на одном и том же 50–55–60-м месте. Это экономика стагнации.

Поэтому эта экономика СССР, новая экономика СССР — это наше с вами будущее.

В этом будущем мы будем идти не только по пути свободы «от», но и по пути социального освобождения. Это экономика, в которой мы поймем, что симулякрам и тоталитарному рынку мы можем противопоставить селективное регулирование и коридоры, в которых живет рыночная конкуренция.

Промышленная политика — это не просто большое государство, сильное государство, много государств.

Третья альтернатива. Нам нужен новый социальный консенсус, который выступит альтернативой тому, что сегодня сформировано в мире. Этот консенсус предлагается на всемирных европейских социальных форумах. Если хотите, это бразильско-скандинавская модель для всего мира. Наконец, нам нужна действительная альтернатива, работающая на человеческие качества. Которая противопоставит здравоохранение, рекреацию общества, образование и культуру финансовым пузырям, предметам роскоши, перепотреблению и сбрендившей экономике.

Это реальная проблема.

Половина современной экономики развитых стран — это бесполезный сектор. В России он тоже, к сожалению, очень велик.

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Читайте также:

Бузгалин А.В.
О Форуме

Бузгалин А.В., Гринберг Р.С.
Диалог. Об альтернативах в экономике