3-4 апреля 2018
Российская академия наук.
Гутенёв Владимир Владимирович
Задача Правительства – перенести акцент с развития финансовой сферы на развитие реального сектора
Задача Правительства – перенести акцент с развития финансовой сферы на развитие реального сектора

Уважаемые коллеги, ослабление рубля – это тяжелое бремя для нашего населения, но и целый ряд новых возможностей для промышленности, в том числе и экспортно-ориентированной. Но все эти возможности и шансы можно реализовать только в том случае, если Правительство будет проводить вдумчивую и правильную политику.

После того, как были опубликованы приоритетные задачи, возникает некое сомнение в ряде пунктов и в акцентах антикризисной политики. Мы видим, что не решается оперативно проблема тех предприятий, возьмем, к примеру, оборонку, которая в рамках госпрограммы техпеервооружения, а на это выделялось три триллиона рублей, проавансировали закупку новых станков, оборудования, сейчас это оборудование изготовлено, пришло время доплачивать к авансам, но понятно, что за счет ослабления рубля мы сталкиваемся с тем, что не хватает денег. Бюджет пока эту проблему не решает. Мы видим, что бюджет преимущественно занимается и акцентирует свое внимание на банковской сфере.

На наш взгляд, это является не самым оптимальным решением, а наряду с тем, что складывается впечатление, что Правительство приняло решение переждать и дождаться высоких цен, а не изменить контуры развития нашей промышленности, мы видим, что декларируется не повышение зарплат, сокращение на 10% вложений независимо от того, насколько они эффективны, и это, в свою очередь, будет приводить к серьезному закредитованию регионов. Позиция ГД в этом случае достаточно четкая, и завтра будет рассматриваться в первом чтении закон, внесенный Нарышкиным и Макаровой, который предполагает ежеквартальный отчет Правительства и ЦБ о результативности принятых мер.

Лично у меня вызывает очень большое сомнение устойчивость банковской системы. С чем мы столкнулись? Достаточно долго продержалась неоправданно высокая ставка рефинансирования 17%, и мы понимаем, что реально она еще выше. И коммерческие банки уже начали адаптироваться к ней, привлекая заемные средства населения под эти высокие проценты. Внезапно появился пул избранных банков – их 27, – и в этих условиях, когда ресурсы направляются не на кредитование реального сектора, в условиях, когда нет предельной маржинальной наценки на банковские аппетиты, в условиях, когда нет закона, который бы регламентировал спекулятивные валютные операции, мы видим, как ряд банков, получив недорогие деньги, всерьез присматриваются не к кредитованию реального сектора, а к покупке других банков, в том числе и достаточно крупных. Речь идет о банках, выходящих в первую 30-ку. Рецепты очень простые: наряду с мерами, которые можно реализовывать, и они не требуют серьезных затрат… К примеру, мы вышли с инициативой отменить банковскую гарантию для тех предприятий, которые входят в закрытый перечень Минпромторга и участвуют в Гособоронзаказе. Зачем им банковские гарантии? Зачем их заставлять тратить 2,5-3%? И я уверен, что введение моратория на новый порядок исчисления налога на землю по кадастровой стоимости тоже поддержал бы предприятия, которые в том числе и в оборонном секторе имеют большие площади, полигоны, испытательные центры. Но необходимо принимать системные решения, в частности реальная деофшоризация нашей экономики, необходимо сдерживать рост тарифов, иначе мы сталкиваемся с ситуацией РЖД, когда рост тарифов сокращает объемы перевозок, выгоднее становится возить автотранспортом. И, конечно, наша экономика должна стать полноценным эмиссионным центром. В экономике не хватает длинных и недорогих денег, и задача Правительства – перенести акцент развития с развития банковской и финансовой сферы на развитие высокотехнологичной промышленности и реального сектора нашей экономики. Спасибо.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: