3-4 апреля 2018
Российская Академия Наук. Тема: «Россия и мир: образ будущего»
Кайзер Керстин
В Германии люди смотрят на Россию как на первого врага
Кайзер Керстин

Я тут ориентируюсь немножко сейчас в дискуссии, поскольку тема у нас была немножко другая. И, может быть, это связано друг с другом. Мне кажется, что неолиберализм победил. Он победил во всем свете, и он, кажется, единственный порядок, который существует, и как будто у нас нет исторического опыта, нет научных анализов. Мы думаем, что это так и что выхода из этого нет. Люди в такой ситуации, это мой взгляд на политику, мой взгляд на мир, в первую очередь направлен на ситуацию населения.

То есть когда мы говорим о мире, о России, о Германии, я смотрю на политику правительств, которая определяется определенными интересами. Но меня интересует положение людей. И оно не очень отличается в России от того, что в Германии. Как раз все то, что Лутц сказал, неопределенность. В первую очередь, что касается молодого поколения. Это страшно. Неопределенность будущего, незнание о завтрашнем дне. Даже люди до тридцати лет в Германии могут не работать, они занимаются чем угодно, но они не зарабатывают настоящие деньги.

Таким образом, получается такая смесь, что люди ищут, как говорят, козла отпущения. И дело в том, что эти социальные вопросы, которые существуют, они острые, они острее еще в России, как многонациональные государства, которые решают свои проблемы. В этом отношении у вас большой опыт, как у многонационального государства. Как будто все интересы сейчас лежат в какой-то искаженной форме безопасности, которые люди видят в своем регионе, в своем государстве уже в национальном государстве. И обращаются с социальными требованиями на правую сторону. И как раз левая, хотя она существует в интернациональном масштабе, но у нас нет работающей международной сети, как сейчас у националистов. Оказывается, работает какой-то националистический интернационал.

Если я смотрю на левую фракцию в Европарламенте, то я вижу, что товарищи из Испании спорит с товарищами из Франции, и с товарищами из Германии о том, как касается закон не всех работающих людей в Европе, а как касается этот закон как раз Испанию, Германию и Францию. Это просто, конечно, отражение, это штамп. Да, уже штамп этого неолиберализма на нас всех. Мы не можем жить в обществе и быть свободными от него. Это уже точно. Мне очень жаль, что политика Европа и политика, как вы говорите, Запада, и как мы говорим, Запада, довела до того, что они нашли для себя в роли козла отпущения Россию.

То есть у нас сейчас такая ситуация, что в связи с развитием Евросоюза, НАТО, у нас, да, стали острые противоречия уже политические стали ближе к границе России. В связи с кризисом на Украине, я помню, какая у нас была ситуация в 2014 году. Вдруг немцы не приехали на последнее мероприятие МЭФ из-за кризиса в Украине. То есть перестали вести диалог, и это очень плохо. Мне кажется, что диалог, конечно, нужен, но в этом диалоге нужно смотреть как раз на четкие интересы, кто чего хочет, кто к чему стремится.

И я хочу сказать одно, что касается левых, по крайней мере, в Германии. Для нас сейчас очень больная точка, что, видимо, представители официальной политики, как президент парламента, ведут переговоры с националистами из Германии. То есть с представителями, так называемой альтернативной Германии. Они ведут переговоры тоже с Марин Ле Пен. И я понимаю, что это в интересах России. А получается такой парадокс, что таким образом в демократической среде Германии это служит дополнительным поводом отрицать, критиковать Россию и политику государства, потому что они ведут диалог как раз с националистами.


Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: