3-4 апреля 2018
Российская Академия Наук
Веллер Михаил
Смысл жизни – это потребные человеку ощущения и осознание своей неразъемной причастности к чему-то важному
Смысл жизни – это потребные человеку ощущения и осознание своей неразъемной причастности к чему-то важному

Спасибо огромное за вершину признания моего скромного творчества, потому что кого я никогда не учил жизни, так это экономистов. Сейчас передо мной стоит веселая задача втиснуть хотя бы 3-4 лекции в восемь минут, потому что когда начинаешь думать, единственная невозможность – это остановиться. Необходимо введение. Видите ли, мы все состоим из частиц, образовавшихся при взрывах сверхновых во Вселенной миллиарды лет назад, потому что иной материи для нас во Вселенной не существует. Таким образом все мы – порождение Вселенной, это просто комбинации, вот такая уникальная субэлементарных и элементарных частиц и атомов, в которые они однажды сложились, а вообще им миллиарды и миллиарды лет. Вселенная же устроена таким примерно образом: сначала была недифференцированная энергия, потом она стала структурироваться во все более сложные материальные структуры, потом они распадались с выделением энергии, потом их остатки складывались в еще более материальные структуры, потом они опять распадались с выделением энергии, и так далее, и так далее, и этот процесс с появлением жизни, в частности биосферы Земли, подпрыгнул на несколько порядков. То есть живая материя стала в себя всасывать энергию пространства из солнечной энергии, из вещества Земли, делать ее в себя и выделять наружу с чудовищной скоростью.

Когда появился человек, то есть возникла уже не только органическая форма существования материи, но и социальная. Это подпрыгнуло еще на несколько порядков, что сто лет назад и дало возможность Вернадскому сказать, что человек уже превратился в силу геологического масштаба.

Так вот, сущность Вселенной – это энергоэволюция, это перелопачивать все то, что кругом с максимальной скоростью и максимальный эффективностью, то есть затрачивая энергии как можно меньше, получать результат как можно больше. И мы с вами находимся на острие этого процесса, хотим или нет, сознаем или нет. Ежели кто действительно захочет, одна книжка называется "Энергия и эволюционизм", вторая книжка называется "Всё о жизни", они висят в сети, с этим можно ознакомиться. Предисловие окончено.

Итак, когда в 1968 году на Западе, а особенно в американских кампусах, а особенно в кампусах Сорбонны в Париже началась революция ЛСД, революция "детей цветов", революция хиппи, то западный мир был в сплошном атасе, потому что еще никогда у подрастающего молодого поколения не было таких колоссальных возможностей, гарантий, перспектив и благ. Выбирай любую профессию, любой образ жизни. Не хочешь работать – черт с тобой, не работай, тебе не дадут помереть с голоду. И они сказали, что они отрицают эту культуру, отрицают эту мораль, отрицают это государство, отрицают эти ценности. Это был великий кризис и великий год, и это позволяет нам задуматься о том, что разумеется, в культуру необходимо вкачивать деньги, разумеется, нельзя экономить на здоровье и на образовании, но это еще не все, потому что любая система имеет свой цикл существования. Это относится и к цивилизации. И когда цивилизация вступает в стадию схлопывания, это можно замедлить, это можно откорректировать, но это нельзя обратить вспять. Мы живем на той золотой вершине, которая стремительно катится вниз. Для того чтобы не скатиться вниз молниеносно, это как минимум нужно понимать. Такая эпоха.

Теперь что касается счастья и государства, потому что главнейшая проблема социологии – это парадокс, существующий между индивидуумом и социумом. С одной стороны, человек хочет того то и того то, с другой стороны, человек всегда объединяется в государства, которые ставят ему запреты. Потому что человек – животное политическое, как сказал и доказал еще Аристотель, как всем известно. И поэтому хотя он вроде бы система-то автономная, но вся культура, его язык и так далее существует только в государстве, которое накладывает на него требования. И вот эта проблема взаимоотношений государства и личности есть та самая главная проблема.

Когда нам говорят о том, что конечно, рынок, коммерциализация… Слушайте, когда у родителей рождается ребенок, они готовы отдать все, только чтобы он родился, чтобы он был здоров, чтобы он был счастлив. Довольно странно отношения родителей младенца поставить на коммерческую основу, хотя потом варианты бывают иные.

Точно так же не существует денег, за которые можно продать кости своих родителей. Существуют отношения между людьми, где коммерциализация кончается. То есть понятно, что это не доминанта, понятно, что это не главное. А когда составляют товарищи социологи, давно, международные индекс счастья для разных государств, они имеют в виду индекс благополучия, то есть доступность медицинских услуг, уровень социальных гарантий и так далее, так далее, и так далее.

Здесь получаются интереснейшие вещи, потому что Швеция неизменно занимает одну из верхних строчек в рейтинге счастья, и одну из верхних строчек в рейтинге самоубийств. То есть очевидно, не в деньгах счастье. Если бы уровень материального благополучия и материальных политических социальных возможностей был быть главным, то богатые люди никогда бы не плакали, и уж тем более не кончали бы с собой, и уж тем более не выбрасывались бы в окна небоскребов, когда у них осталось на кусок хлеба и на бутерброд с икрой.

Человеку нужно на самом деле не деньги и не какой-то материальный уровень. Человек, который есть порождение Вселенной, который есть острие ее энергопреобразования, стремится по природе своей, по устройству своему вселенскому к максимальным действиям. Иррационально, бессознательно, инстинктивно человек стремится к максимальным действиям. Но поскольку мы всегда имеем дело не с вещью, а с ее информационным каркасом, ее информационным аспектом, то человек стремится к максимальным ощущениям. Через максимальные ощущения он получает максимальные представления своих максимальных действий. А уровень максимальных ощущений, понятно, для бухгалтера и для пирата совершенно различны. Разные типы нервной системы, кому сколько дано тестостерона, кому сколько надо адреналина и так далее.

И вот человеку для того, что обычно называется счастьем, и что есть какое-то общее понятие всего того, к чему человек стремится, это для того, чтобы у него было счастье, и ему необходимо еще знать, а в чем смысл жизни. Ибо когда исчезает смысл его жизни, он может впасть в депрессию, он может заболеть, он может выброситься в окно.

Докладываю, что смысл жизни – это потребные человеку ощущения и осознание своей неразъемной причастности к чему-то благому, важному, необходимому, благородному, что выше тебя, нужнее тебя и значительнее тебя самого. Это причастность к некоему большому делу. И это некая предельная абстракция над личностной ценностью.

Так вот, если государство не дает человеку смысл жизни, то есть человек не ощущает своей непричастности к большим и благим делам, он тем самым не ощущает справедливости этого государства, ибо справедливость – это такое устройство дел, когда максимум индивидуумов имеет максимум возможностей для того, чтобы их максимально реализовать. По-простому это то, что мы называем справедливостью на социальном уровне, об этом говорил еще Иеремия Бентам.

Когда государство устроено таким образом, о котором говорил Платон, что только то государство прочно, щитом которого является справедливость, то есть это государство дает максимум хорошего максимуму своих членов, у человека лучше со смыслом жизни, у человека лучше с самореализацией, у человека лучше со всеми стимулами жить подольше, не кончать с собой и крепить свое здоровье, о чем мы и говорим. То есть, как говорил Жванецкий, опять же подправлять что бы то ни было надо начинать с консерватории, хотя и без просвещения не обойтись. Спасибо.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: