Дайсуке Котегава
Шесть столпов японской экономики
Шесть столпов японской экономики

Я хочу попросить разрешения зачитать текст, который я приготовил для своего выступления, которое будет идти в синхронном переводе. Как уже меня представил господин Бабкин, я работал в МВФ, но также я отвечал за ликвидацию последствий финансового кризиса в Японии за последние 15 лет, и за это время мы подвергались нападкам, атакам рынка, на сильно критиковала японская общественность, мы даже проходили по делам, в расследованиях участвовали, и я лишился многих своих коллег в ходе этого кризиса. Некоторые были арестованы, некоторые из них даже совершили самоубийства.

Первое, что я хочу сказать: я думаю, что с точки зрения традиционной теории торговый баланс и внутренняя инфляция – это два главных фактора, которые воздействуют на курс обмена национальной валюты. Если речь идет о стране-экспортере нефти, нужно учитывать в качестве основного фактора цены на нефть, потому что именно нефть является одним из основных продуктов, прежде чем торговый баланс. Поскольку объемы капитала превысили торговый баланс в 1990-х годах, тогда положениями традиционной теории не описывается поведение обменного курса. И сегодня рынок фактически представляет из себя виртуальное поле боя, на котором власти должны бороться со спекулянтами.

В-третьих, если в ходе этого боя участники боя настроены на то, чтобы продавать, то соответствующим образом и меняется курс валюты. И я боюсь, что российский народ настроен на то, чтобы продавать национальную валюту. И здесь большую роль имеет лидер общественного мнения, и то, что говорят в СМИ. Два примера.

Первое. Давайте вспомним, что падение курса йены с декабря 2012 года, что было два года назад, было гораздо более сильным, чем падение кура российского рубля, однако падение курса йены не считается самой серьезной проблемой в Японии.

Второе. После краха «Lehman Brothers» западные СМИ перестали говорить о чем бы то ни было, что могло бы ударить, так или иначе, по Уолл-Стрит или по Сити лондонскому. Они вдруг начали сотрудничать с финансовыми институтами.

В-третьих, в России очень много экономической силы по сравнению с другими странами, испытывающими сложности. Большие золотовалютные резервы, положительные международные инвестиционные позиции, маленький государственный долг и относительно низкий дефицит.

Четвертый момент, разумеется, важный – учитывать факторы, которые по традиционной теории должны иметь большое значение: это уровень золотовалютных резервов, уровень инфляции, дефицит бюджета, торговый баланс и геополитическая напряженность. Я поддерживаю недавний шаг Центробанка России об отмене гибкой процентной ставки, потому что это фактически приостанавливает опустошение золотовалютных резервов. Но надо иметь в виду, что действия, основанные на традиционной теории, не решают проблему. Иногда чрезмерная зависимость от традиционных мер приводит к недопустимым побочным эффектам.

В 1997 году для того чтобы приостановить падение курса тайской национальной валюты МВФ посоветовал властям этой страны поднять процентную ставку до 25%. Это продолжалось 18 месяцев, и за период с момента подъема этой страны, за период в 1,5 года был уничтожен практически весь производственный сектор Таиланда. Эта ситуация прямо противоположна японской денежно-кредитной политике после кризиса 1997 года. В Японии с этого кризиса процентная ставка оставалась в районе 0% – где-то 0,5%. Так происходит уже 15 лет. То есть это была политика, направленная на поддержку производства.

Хочу привести вам конкретный пример ораторского выступления. Этот пример принадлежит мне.

В 2001 году спекулянты на Токийской бирже начали продавать акции крупного японского банка «Mizuho» после того, как они запустили плохой слух об этом банке. Я узнал о том, кто продавал эти акции, и предложил министру финансов следующее. Дилеры, которые занимались спекуляцией, не лояльны нашей стране, не лояльны своей собственной компании. Бесполезно накладывать санкции на компанию, вместо этого надо арестовать этих дилеров и посадить их в тюрьму. Министр финансов сразу после этой встречи, после того, как он уехал после встречи в Большой Семерке, заявил перед телекамерами, что он не собирается терпеть людей, которые превратили токийский рынок в казино. Через несколько дней в одном уважаемом журнале была статья нашей встречи, и стоимость, цена акций подскочила за один день на 5%. На меня вышли многие журналисты, и спросили меня список тех людей, которые, по моему мнению, должны сидеть в тюрьме. Дилеры были в шоке.

Второй пример. Когда японская йена оказалась под давлением, а это было в конце ноября, я позвонил нескольким журналистам по отдельности, и сообщил им, что в Министерстве финансов идет спор относительно того, стоит ли нам делать крупномасштабную интервенцию на рынки накануне Рождества или нет. Потом эта новость была слита в публичный доступ – атака прекратилась. И для дилеров очень важно позаботиться о своей семье, чтобы можно было отдохнуть на эти праздники. И отмена семейного праздника для этих лидеров была подобна катастрофе. Они этого очень не хотели.

Наконец, важно отметить, что даже при гибкой процентной ставке, гибком курсе обмена власти должны вмешиваться, если рынок страдает от чрезмерной волатильности, вызванной действием спекулянтов. Пожалуйста, не забывайте о том, что речь идет о войне со спекулянтами. Когда проводится интервенция, цель состоит в том, чтобы уничтожить финансовых спекулянтов.

Это те принципы, которые я научился из своего опыта.

Первое. Правительства должны проводить крупномасштабные интервенции в день, когда объем торгов на рынке очень низок. Частые интервенции и малые масштабы не только контрпродуктивны, но опасны, потому что они фактически создают видимость работы.

Пример успешной интервенции был сделан летом, это было в конце 1990-х годов. Принадлежит этот пример господину Сакакибаре.

Второй пример. Международно скоординированная интервенция, скоординированная с крупнейшими странами, лучше, чем отдельная интервенция.

Третий пример. Неожиданные политические объявления для дилеров очень эффективны, потому что они воздействуют на рыночные тренды.

Хороший четвертый пример. Было два случая, когда управляющий Куродо японского банка объявил о крупном количественном смягчении.

Нужно всегда ориентироваться на дилеров. Эффективно намекайте на интервенцию тогда, когда дилеры не хотят работать. Имейте в виду, что дилеры не хотят жертвовать своей семейной жизнью ради работы.

Пятый принцип. Власти должны оказывать давление на дилеров за счет жестких санкций в отношении отдельных дилеров, а не в отношении компаний. Например, это могут быть аресты отдельных дилеров и трейдеров.

И последний принцип. Власти никогда не должны брать на себя какие-то обязательства по отношению к выстраиванию стратегии интервенции. Чем более непредсказуемы будут действия властей, тем больше шансов на успех таких интервенций. Это как игра в футбол. Будучи тренером футбольной команды, который руководит игроками, и в данном случае игроки – это общественность, этот тренер должен помнить о традиционной теории, но постоянно нужно сбивать противника с толку какими-то непредсказуемыми действиями, и чем больше таких непредсказуемых действий, тем больше шансов на выигрыш. Надеюсь, что Россия тоже последует такому примеру. Россия – страна, которую я люблю. Спасибо.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: