3-4 апреля 2018
Российская Академия Наук. Тема: «Россия и мир: образ будущего»
Сулакшин Степан
Сегодняшняя либеральная модель не приемлема
Сегодняшняя либеральная модель не приемлема

Структура сообщения об облике будущей России включает в себя шесть пунктов. Я буду следовать им, и обращаюсь к вам с просьбой держать эту последовательность, потому что как целостный интеллектуальный предлагаемый продукт, это сложный продукт, и мы еще, признаюсь вам, трепещем в том отношении, насколько он воспринимаем, насколько с ним можно работать дальше.

Постлиберальная Россия – это предмет нашей конференции и предмет нашего разговора. О чем пойдет речь? Конечно, о России, которая будет после сегодняшнего облика, который мы квалифицируем, и квалифицируем ответственно, как историческую патологию. Облик России будущей, постлиберальной, что это – прогноз, это проект, это план-чертеж, план действий профессиональный, реалистичный и реализуемый. Это большая мечта, большая идея, национальная идея текущего периода. Это трансценденция, которая может и должна объединить наше общество. Но уж точно это не фантазия, не хотелки, не желалки, не маниловщина, не выдумки и не повод поболтать, как говорил классик, про осетринку с хреном. Сам разговор об образе будущей страны методологически и психологически очень не прост. Почему? Потому что можно говорить на языке чертежа, узком, специализированном, профессиональном. Можно говорить на языке публицистики – вот мы видим так. Вы знаете, что это за язык. Можно предощущать, интуитивно не соглашаться с сегодняшним обликом, мечтать о чем-то в будущем. И, наконец, можно, что характерно для русской, российской интеллигенции утопать в этих самых мучительных творческих томлениях.

Сложен ли адресат этого разговора? Это эксперт-ученый, это трибун-политик. Эта идея должна владеть массами. И вот эта синтетичность – она действительно вызов, она требует отработки стилистики, отработки образов, отработки формул, отработки форматов разговора. Еще раз прошу вас отнестись к этой попытке, как к первой обкатке выхода в науку с этим новым форматом. Мы предлагаем и выдвигаем профессиональный, реалистичный и реализуемый облик будущей страны. Вот, говоря на языке этой реальной задачи, дело перехода, о чем специальный доклад профессор Гаспарян будет делать, и дело перехода в другой облик страны возникает целый ряд важнейших вопросов, что для этого нужно в обязательном порядке – новая Конституция, новый облик страны, новый чертеж, новые принципы. Кто к этому может привести страну? Какие разработки, документы, общественные инфраструктуры, новые политические авторы для этого нужны? И вы начинаете вместе с нами понимать, что это очень обширный, многосекторальный, комплексный план и разговор.

Очень коротко. Этот этап пройден и детально изучен, касающийся того, что сегодняшняя либеральная модель не приемлема. В наших работах теоретических и прикладных показано, что так называемый индекс успешности страны на фоне того, как развиваются в сфере успешности иные страны мира, показывает для России практически безнадежное скатывание в область неуспешности. Последний расчет почти по 200 статистическим показателям развития страны показывает, что этот процесс ускоряется. А, поскольку он систематически возник именно тогда, когда поменялась модель страны на нынешнюю либеральную, то мы делаем вывод, и этот вывод очень ответственный – ситуация безнадежно в нынешней модели страны.

Если политическое руководство, политический лидер и руководитель страны информирован иначе, если ему говорят, что либеральную модель можно терпеть и монтировать, реформировать и далее, то это глубочайшая и очень тяжкая ошибка, потому что с учетом политических решений Запада опасность совершенно реальная. Ответственный разговор о том, что такое будущий облик страны, о том, что такое проект, который имеет основание стать прогнозом, без серьезной научной базы невозможен. Это будут те хотелки и желалки. Поэтому сложность презентации в том, что все время будут делаться апелляции к серьезным научным обоснованиям.

Итак, первый подход к корпоративному предложению нового облика страны. От чего мы уходим? В крупной макроэкономической картине, макробалансе есть несколько важнейших позиций, которые на уровне идеологического выбора, на уровне выбора важнейших ценностей, системно образующих весь остальной конструктив страны.

Итак, распределение благ между субъектами, которых, по большому счету, два – это собственники – меньшинство (наш и зарубежный), и это народ – большинство, адвокатом которого выступает государство, но не в либеральной модели, а в модели социальной оболочки. Это сегодняшнее распределение, от которого Россия уйдет вот к такому распределению. Проблема собственности на сегодня представлена вот в такой пропорции, но собственность должна быть социализирована в будущей модели государства, которую мы для краткости обозначаем как нравственное государство – будущая Россия, и эта пропорция видоизменится.

Природная рента, которой наградил нашу страну Господь, на сегодня распределена таким образом, что собственник меньшинство, и зачастую не резидент, обладает непропорционально огромной долей природной ренты. Это в будущей России будет устроено иначе, и вы должны мне поверить пока, что каждое такое намерение под собой имеет чертеж, конструктив, как этого добиться. Поэтому мы говорим на языке конкретных макроинструментов страны, как это будет обустраиваться.

Модель страны – это не публицистический образ, это строгая формализация, которая связывает управленческий выбор политического режима, депутатов, парламента, президента, правительства, назначающих определенные параметры, конфигурирующие институты страны – ставка рефинансирования, внешнеторговый оборот, уровень налогов, структура бюджета и так далее. Связывает эти параметры некоей многопараметрической функцией с целями развития, с тем, что мы хотим иметь в виде благ, в виде демографических показателей народосбережения, в виде авторитета страны в мире, и так далее. Эта формализация на самом деле существует. Она выстраивается на основе почти 80 входных показателей выбора, большого количества целевых функций желаемых результатов, которые мы хотим получить в жизни нашей страны, и здесь очень важный есть момент, момент принципиальный, позволяющий построить облик будущей России, позволяющий снимать почти вечный конфликт, с которым бились мыслители, которые и сегодня обсуждались на МЭФе.

О чем идет речь? О том, что сложная система не терпит крайних решений, о том, что настройка на максимум успешности страны – по вертикали здесь откладывается этот индекс успешности – возможна тогда и только тогда для большинства искомых целей развития страны, согласованным в одновременном режиме их достижения, когда оптимизируются вот эти параметры выбора. Собственность не приватизирована, а государственная и в оптимальной пропорции. Оплата труда, снятие фундаментальнейшего конфликта труда и капитала – на этом пути возможна, но только, если этим будет заниматься государство. Если кому-то очень хочется употребить традиционное понятие «строя», то тот строй, я это слова не люблю, мы выбираем устройство будущей России, будущего нравственного государства. Если кому-то хочется найти слово с хвостиком «изм», то отсюда, от этой многопараметрической одновременной оптимизации успеха страны в целом, государства, большинства, еще и меньшинства, оно свои права будет иметь совершенно защищенными – это что-то вроде оптимализм или оптимизм. Но это немножко для разрядки.

Такие оптимизационные характеристики позволяют говорить, что найден и выдвинут теоретический принцип построения облика страны. Это общий вид модели страны, когда ее успех или целевое назначение максимизируются оптимальным выбором параметров управления, и это есть критерий управленческой парадигмы. Нет догмы – либерализм, рынок свободный, что-нибудь еще, или социализм, марксизм, что-нибудь еще. Не догмы, а многопараметрическая оптимизационная задача, которая принципиально многомерна и размерность я обозначал. В рамках этого формализма в пространстве координат факторов выбора управления настройки того самого конструктива и чертежа страны, как системы страны работающей, реально сложнейшего механизма, позволяет видеть, что сегодняшняя либеральная модель, вот эта многомерная поверхность, она убогая, она дает всего лишь вот такой уровень успеха страны, и даже по ней управление идет в обратную сторону, а задачи, которые мы решаем своим проектом, своим выдвигаемым обликом страны, заключаются в том, чтобы перейти на другую модель – максимизировать успешность. И тогда мы будем иметь не вот эту, обреченную, критически сползающую к краху модель и действительность, а совершенно другую модель и действительность. И то, что она другая, показывает сопоставление количественных характеристик, как видите, по важнейшим, совершенно реальным позициям государственного выбора и управления. Вот они, эти показатели, вот действующие значения, и вы видите, что они не на проценты, а в разы отличаются вычисленные, моделированные, определенным образом апробированные количественные показатели устройства будущей России.

И этот разговор конкретен, он много секторален, и охватывает все сферы жизни страны. В частности, конкретно, так называемый спектр эффективности национальной экономики, это теоретическое выдвижение, которое мы сделали, позволит России приблизиться к мировому распределению – здесь отрасли от сырья до высоких технологий – позволит изменить спектр инвестиций. Сегодня вот, где мы – это сырьевая страна, становящаяся все более сырьевой, потому что динамика идет вот сюда. А будем мы вот такими, и эта конкретная цель достигается конкретным инструментом – государственным управлением прямым инвестиций, вот он спектр инвестиций, будет не таким образом, а вот таким возрастать. Соответственно, спектр выпуска и распределение отраслевое будет меняться ровно теми темпами, которыми оно в позитивном эксперименте менялось в годы кризиса, когда Центральный банк России от безумной своей политики демонетизации перешел к эмиссионной подкачке. Эксперимент, доказывающий правоту нашей модели.

Конкретно будет изменена структура государственного бюджета страны и реальная, а не подставная статья «социальная политика» сегодняшняя, которая не социальная политика, а пенсии лицам, приравненным к военнослужащим и хосписы и всякое прочее, реальная социальная полемика будет по статьям – экология, образование, здравоохранение, культура, наука и дотации регионам.

Конкретно изменится денежно-кредитная финансовая банковская политика, в Россию вернется рубль, произойдет ремонетизация демонетизированной экономики, это позволит за счет рабочего уровня монетизации снизить инфляцию, увеличить прирост ВВП, и соответственно, быстрые телеграфные перечисления.

Что поменяется еще конкретно? Я надеюсь, что вы сможете прочитать, как изменится отношение государства к объемам финансирования и настройке образования, здравоохранения, культуры и науки. Как изменится соотношение в финансовом федерализме, как вернется государственная региональная политика выравнивания развитости регионов. Напомню, у нас сегодня осталось всего шесть регионов-доноров. Мы расправились с десятками регионов за эти 15 лет, которые были донорами на старте периода. Государство вернется в национально-ответственную инфраструктуру. Налоговые шкалы станут прогрессивными и не только обслуживающими финансовую и фискальную функцию, но и стимулирующую. Принципиально важно, что частная собственность будет социализирована путем не экспроприации, а путем регулирования государством прибыли и маржи, распределения и макрораспределения, с которого я начинал.

Но эти конкретные конструктивы страны берутся не с потолка и не могут оттуда взяться, потому что они настроены на сознательном целевом ценностном выборе. Откуда берутся ценности? Откуда берется идеология будущего облика страны? Что это, наконец, за ценности? Во-первых, идеология вернется, и мы не принимаем позицию нынешнего политического лидера и его команды в том, что и культура, и история, и практика страны, как требует Конституция 1993 года, должны быть деидеологизированы. Куча людей только тогда становится народом, когда у него появляется идея, большая идея, большая мечта, та самая общестрановая единая идеология как ценностная мировоззренческая база. И здесь тоже выдвинуты важнейшие фундаментальные научные основания, это не хотелки и осетрина с хреном. Во-первых, нужно быть на правильной стороне истории, что я подчеркну еще не один раз. Выдвигается понятие меры, метрики, очеловеченности человека. Прогресс человека, об этом будет специальный доклад, он существует. Он мерный, на сегодня есть возможность социологическими экспертными оценками его померить. В прошлом и в будущем он оценивается исключительно экспертными оценками.

Этот ценностный пакет, этот облик человека складывает из 12 позиций: труд, духовность, коллективизм, нематериальная ориентация, любовь мужчины и женщины, детность, семья, альтруизм, ценность человеческой жизни, стремление к совершенству. И, напротив, стремление к разрушению, извращение, накопительство, гедонизм, присвоение – вы понимаете, что это реостат. И вот этот облик, этот портрет, это распределение – это тот самый белый пакет, это тот самый образ и подобие человека истинного категориального, выше чего для человека быть ничего не может. А вот приближение сюда, к этому портрету означает расчеловечивание.

Мегаистория человечества показывает, как драматично он восходит к откатами, с потерями, но по этой мере белого пакета к истинному облику человечества. Тот выбор ценностей, та новая Конституция, которую мы выдвинули, тот новый конструктив страны, ту модель, которую мы выдвигаем для всего человечества в целом, расположены на этом тренде восхождения. Либерализм расположен в обратном векторе, это сейчас будет видно. Именно поэтому либеральная патология неприемлема. Это факт, который вы хорошо уже знаете по публикациям, российское население расчеловечивается. Человеческие черты, характеристики психологии, поведения и мотивации падают. Контрчеловеческие вырастают.

Второе. Существует очень важная, мегаисторическая, эволюционная закономерность, которая убеждает нас, что от биологической эволюции и прогресса к «социо», социальной эволюции и прогресса человек обязательно, упираясь в пределы, они существуют, обязательно выйдет в пространство, которое мы назвали сологенезом, пространство нравственного и духовного совершенствования. Если апеллировать на этих этапах биогенеза, социогенеза и сологенеза возможностей развития и прогресса человечества, совершенно ясно, что навязанная либерализмом конкуренция – это виток назад, виток в социал-дарвинизм, в животное состояние. А вот гармония и преображение, то, что закладывается в основы ценностного чертежа будущего облика страны расположено в другом месте, в области нравственных императивов.

Есть еще одна естественная эволюция, очень важная, типа государственной. Мы дискутируем и оппонируем либеральной доктриной о том, что государство – это не машина для услуг за плату и налоги, а это социальная оболочка, которая обустраивает общежитие людей разумных. И эта систематика развития приводит нас к мысли, и это доказуемо, что за правовой социальной моделью государства неизбежно последует модель нравственного государства. Модель государства либерального ведет в тупик развития. Нужно быть на правильной стороне истории.

Совершенно понятно, что главный чертеж страны – это ее Конституция. И совершенно понятно, что именно в Конституции задается главная развилка, главный выбор. Вот Конституция 1993 года, вот ее выбор, вот ее лукавство, вот ее диверсия как – это слово употребляет даже уже Бастрыкин и Следственный комитет, потому что они уже следствие по этому поводу ведут. А вот выбор иной – выбор, устремленный в будущее, выбор, устремленный на объявленные ценности, выбор, синхронный с прогрессом человечества.

И вновь возвращаю вас к мысли, что разговор идет на нескольких языках одновременно. Что такое нравственное государство? Это значит, что все функции, мы их знаем, можем перечислить, институты, устройства, процедуры и механизмы, федеральные государственные и образовательные стандарты, настраиваются через доктрины, законы и программы, таким образом, что в результате генерируется нравственность и человек. Но все начинается с Конституции. Что все? Начинаются доктрины, начинаются федеральные конституционные законы, начинается вся пирамида, которая обустраивает всю жизнь общества, государства, если вы вспомните красную большую букву F, функцию F, описывающую в математическом формализме, что такое модель страны, то она формируется, как раз вот здесь этим выбором. Вы можете видеть глубину и степень проработанности этих вызовов, доктрин безопасности и социальной доктрины, доктрины образования, народосбережения, народовластия и так далее. Вы видите пакеты законов о человеческой жизни, о духовных ценностях, о гарантиях народовластия, которые говорят о чем, друзья мои? О том, что этот разговор конкретен. О том, что этот облик и проект, равно, как и Конституция – это не мечты, а это реальность. Это разработка, вес которой 400 человеко-лет экспертных усилий. Это реальность и разработка, которую 3 апреля мы будем презентовать в Центральном доме журналиста под названием «Конструкт нравственного государства».

Конституция через апелляцию к адаптивным для данной страны в условиях вариативности цивилизации и их выбора ценностей позволяет установить цели, позволяет сформировать законодательные императивы управления согласно этим целям, позволяет сформировать те самые факторы, которые являются составным частями того самого итогового индекса успешности. И этот формализм заложен в разработке. Таким образом, каждый тезис, каждая норма Конституции сопряжена с высшей ценностью страны, с тем главным источником, ориентиром, куда двигаться, какие решения принимать и в результате, куда, возможно, прийти.

Вот эти высшие ценности России, они найдены в истории, они выдвинуты и сохранены ведущими российскими и мировыми религиями. Мы специально сопоставляли этот анализ с тем, который находится в сокровищницах мировых религий и мировоззренческих доктринах. В действующей Конституции ничего этого нет. Поэтому пройдена, реально пройдена, друзья, вот эта цепочка, которая породила чертеж, флаг, программу, выдвигаемую на сегодня российскому обществу, экспертам и вам. И чтобы соприкоснуться с той тревогой, с той глубокой мотивацией, с которой наш коллектив и очень многие наши друзья и эксперты работали, надо увидеть перечень тех закладок и мин, которые на сегодня в облике либеральной России заложены – заложены они в действующей российской Конституции.

Вы знаете, это не вкусовщина. Только одну иллюстрацию приведу. Может, многие этого не знают, но по действующей Конституции политическая власть не несет никакой ответственности за свою деятельность. В Конституции написано, что она только ведает сферами своих полномочий. Президент ведает, но ни за что не отвечает. Что получается в результате, мы видим с вами по самому черному тренду индекса успешности страны. Если управляющий ни за что не отвечает, но сидит там до пенсии, до собственной смерти и не ротируется, а назначает свою родню, племянников, внуков и друзей, то мы понимаем, что это движение куда – к краху страны. Поэтому это все абсолютно реально. А вот решения, которые позволяют простроить страну иным образом, они соответственно этой связке – проблемы, смертельно опасные вызовы – в ответ на них решения, я иллюстрирую.

Государство будет иным, это не будет ночной сторож и машина для услуг, оно будет отвечать за все в жизни нашей страны. Собственность станет социализированной и работать не только на трудягу-олигарха, трудягу-собственника, я не шучу, потому что в Конституции записано: предпринимательство является видом трудовой деятельности – это правда по жизни. Но правда еще и в том, что распределение добавленной стоимости нужно отрегулировать, для того чтобы частная собственность стала бы социализированной и избыла тот трагический конфликт труда и капитала.

Россия вернется к своему идентичному облику, она обратится вновь к настоящим ценностям, а не к лукавству прав и свобод, которые Медведев Дмитрий Анатольевич проиллюстрировал таким образом: «Права и свободы человека, – сказал он, – но бедный не может быть свободным». Значит, права и свободы приравнены к чему? К возможности купить, чего можешь, чего хочешь. Вот так конвертируются в нынешней действительности в Конституции даже те ценности, которые там декларированы. Свобода перестанет быть лукавством, о чем я только что сейчас сказал.

Справедливость будет не просто назывной. Социальное государство будет пронизывать все, повторяю, институты, функции, механизмы, процедуры, работы государства в каждом кабинете и на каждом этаже. Очень важно, что народовластие – это номинация, и она мгновенно торпедируется доступом к деньгам и административно-наследственным ресурсом, поэтому мы вводим новеллу правовую – гарантии народовластия, и, соответственно, институты и механизмы выстраиваем. Труд станет высшей ценностью и праведным источником благ.

Народное достояние – это еще одна новелла, которая приходит профессионально и детально на смену понятию общенародная собственность. Общенародная собственность не имеет субъекта. Она никогда не работала. А вот введение фондов общественного потребления, разработка темы природной ренты и та самая пропорция, с которой я начинал, будет реализована в виду позиций новой Конституции, о которой я рассказываю.

Конечно, вопрос политического устройства страны– отвергание нынешнего конструкта монополии власти, который уже загнивает на глазах и становится безнадежным. Это специальный предмет нового конструирования. Политическая ответственность и закон о ней. Оппозиция – но не оппозиция величества и мягких кресел в Думе, а настоящая, соответствующая закону. Настоящее самоуправление, активирующее людей по месту жизни и самоорганизация. Все это продумано до мелочей, до проектных конструктивов.

Поэтому видим мы эту задачу, этот пафос мы предлагаем обществу вот в таком историческом контексте нашей страны. Но, конечно, эта большая идея, эта большая мечта сама собой в жизнь не придет. Вот этот вопрос очень актуален, и это тоже научная задача, и мы ее тоже решаем. Мы приходим к той мысли, что уйти от многосекторальности ответа на вызов, от многосекторальности самого проекта и облика нельзя. Можно быть замечательным специалистом в экономике или в геополитике, еще в чем-нибудь, но облик страны – это принципиально многосекторальная тематика, и она увязана внутри самой себя. У нее должен быть центр смысла, центр объединения конструктива. Не просто на научном языке междисциплинарности, а на человеческом языке – то, о чем я вам рассказывал – устройства собственности и интересы большинства населения, образования в школе и университете и эффективность организации промышленного производства. Вот этого центра смыслов, центра ответственности, центра нравственности на сегодня нет. Есть Центральный банк России, есть Минэкономики, есть даже Президент, который считает, что они блестяще работают и принимают самые правильные решения.

Поэтому неизбежно тем, кто находится на той же позиции, даже при наличии каких-то отдельных дискуссионных позиций, неизбежно объединение. И мы чувствуем, что это идея в воздухе носится. И мы этот призыв, естественно, выдвигаем. И всего десять шагов – раз, два, три, четыре – каждый из вас, присоединяясь к этой большой идее, присоединит десять своих друзей и знакомых, сослуживцев, членов семьи, то на девятом шаге идея овладеет массами. И деваться тем, кто на сегодня страну ведет фактически к гибели, будет некуда. Поэтому этот интеллектуальный продукт мы отдаем, мы распространяем, мы приглашаем принять участие в этом, потому что мы убеждены, что, реализовав эту историческую трансформацию, у нас, у наших детей и потомков появится право и основание гордиться нашей страной. Попробуйте по любому из этих позиций сегодня погордиться либеральной Россией. Либеральная Россия должна уйти в прошлое. Мы совершенно уверены в том, что произойдет с либерализмом и либеральным обликом нашей страны. Россия станет иной. Спасибо.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: