30-31 марта 2017
«Шуваловский корпус» МГУ. Тема: «Поворот мировой истории. Новая стратегия России»
Бузгалин Александр
Россия в турбулентном мире
Бузгалин Александр

Первое. Идеи, теоретические концепции очень важны. Сформированные на их основе практические предложения, пожалуй, что еще важнее. Однако нам надо понимать, что не реализуются очень многие интересные, творческие и полезные для страны предложения, как правило, не потому, что они ошибочны, и не потому, что кто-то их не знает, а потому что их реализация не отвечает интересам тех, кто реально представляет собой правящий экономико-политический класс нашей страны.

Я прошу вас постараться понять эту простую мысль: правящий экономико-политический класс, что в США, что в России, что в большинстве других стран мира (не будем всех обижать оптом), реализует, прежде всего, свои собственные экономические и политические интересы и во вторую очередь, только для того чтобы сохранить свою власть и собственность, думает о гражданах страны. Это даже не марксизм. Это вам подчеркнет новая институциональная теория и многие другие социологические, уже не экономические теории, правда, в более аккуратной, корректной и наукообразной форме. Я говорю предельно жестко.

Из этого не следует, что нам не надо разрабатывать теории и предлагать практические меры по изменению этого мира. Для того и собираются конгрессы, чтобы мы, интеллектуалы, теоретики и практики, ибо практики – это тоже интеллектуалы, и мы в этом смысле действительно думаем о нашей с вами стране и ее будущем, но нам надо понять, что мы здесь можем говорить, мы можем обращаться к гражданскому обществу нашей страны, что мы и делаем. Резонанс форумов увеличивается, количество публикаций растет, освящение улучшается, но здесь неслучайно нет никакого из администрации президента.

Я не знаю, может, кто-то где-то и есть, но, во всяком случае, так сказать, высших лиц, которые заявили бы себя официально, здесь нет. Здесь неслучайно нет высших лиц правительства. Здесь неслучайно нет руководства «Единой России». Это закономерно. То, что здесь говорится, на мой взгляд (это моя личная позиция, я подчеркиваю), не отвечает интересам этих лиц и тех, кто за ними стоит, и тех, кто дает деньги на их избирательные кампании, и тех, кто реально реализует свои цели в нашей экономике.

Я напомню антикризисный план правительства, утвержденный президентом. Триллион, по-моему, двести с чем-то миллиардов рублей на поддержку крупных банков, пять миллиардов на поддержку инновационного малого бизнеса и пятьдесят миллиардов на реализацию пенсионных и других социальных проектов плюс еще что-то по мелочи. Разница примерно в сто раз – где-то в 20, где-то в 200. Это ответ на вопрос: почему? Мне все время задают вопрос: почему у нас не получается? Не у нас не получается. У них получается то, что они хотят, но то, что не совсем соответствует нашим интересам.

Форум – это не место для создания политических организаций и такого рода акций. Это пространство для совместных размышлений, для формирования общественного мнения, для того чтобы будоражить общественное мнение наших граждан. Как говорил когда-то Сократ: «Я тот овод, который будоражит тучное спящее афинское сообщество, иначе оно умрет». Наша задача – это задача овода. Задача тех, кто вместе думает, высказывает разные мысли, не соглашается, спорит, будоражит общественное мнение.

Мы здесь представляем очень разные позиции. Если соединить все, что говорят на Московском экономическом форуме, получится не экономическая программа, а чудовищный конгломерат самых неожиданных идей, и это правильно, как ни странно. Это именно форум, это именно пространство для разных идей. Дальше, если мы хотим делать больше, для этого есть общественные организации, социальные движения, политические партии. Я всегда моим коллегам, которые говорят: «Александр Владимирович, почему вы это не сделали?», отвечаю: «Делать можем только мы. Никакого вождя не найдется».

Очень часто по поводу гимна «Интернационал» говорят очень некрасивые слова. Обычно цитируют: «Все до основания разрушим», перевирая несколько моментов. Во-первых, там говорится: «Весь мир насилия мы разрушим». Я, честно говоря, не против того, чтобы убрать насилие из нашей жизни, так что здесь никакого криминала нет, это пацифизм. Я дословно цитирую слова «Интернационала». Во-вторых, никто не даст нам избавления: ни Бог, ни царь и ни герой. Очень правильные слова, говорящие фактически, что основа возрождения – это гражданское общество, понимаемое не как совокупность частных бюргеров, а как совокупность социальных движений, неправительственных организаций, средств массовой информации, интеллектуальных сообществ и так далее.

Речь идет о том, что тот, кто был никем, – это тот, кто не имеет собственности на капитал. Сегодня это абсолютное большинство граждан России. У нас несколько процентов населения владеет большей частью экономического богатства нашей страны, так что проблема очень серьезная. Мы здесь собираемся именно для того, чтобы говорить, для того чтобы обмениваться мнениями, формировать позиции, искать тех, кто согласен, кто не согласен, кто вас поддерживает, кто не поддерживает. Это первая, очень важная, ремарка, на мой взгляд.

Вторая важная ремарка, которую мне хотелось до всех донести. Россия в турбулентном мире имеет разные траектории развития, разные сценарии развития, и мы с вами должны вместе думать, чего мы хотим. На пленарном заседании у меня было буквально полторы минуты для того, чтобы озвучить эту идею. Поэтому я позволю себе 3-4 минуты для того, чтобы ее чуть-чуть развернуть сейчас. Мне кажется, это принципиально важно.

Стратегия № 1. Давайте спокойно войдем в глобальное, а сейчас уже протоимперское, сообщество. Здесь я критиковал, так сказать, неявно коллегу, который сказал, что США – это главные злодеи мира. Народ США, извините, иногда страдает больше, чем граждане многих других стран мира, а вот истеблишмент США, так сказать, глобальный капитал, который там базируется, это да. Тем не менее эта страна действительно занимает протоимперские позиции.

Мы можем войти как полупериферия в это глобальное сообщество и жить по его правилам. Этот курс мы реализовывали на протяжении 20 лет под руководством Ельцина, Путина и Медведева, потом снова Путина. Давайте про это не будем забывать. Мы стали радикальными патриотами полтора года назад. До этого все было совершенно по-другому. Вспомните, что говорили наши руководители в 2001 или в 2008 году. Это первое. Второй курс: можно идти в рамках стандартной либеральной модели полупериферийной страны, встраивающейся в глобальную, сейчас уже протоимперскую, структуру.

Второй вариант – то, что предлагается сегодня консервативным державным направлением. Россия – это родина слонов. Мы самодостаточны. Все, что можно и нужно, мы сделаем внутри своей страны. У нас единственные союзники – это армия и флот. Все остальные враги. Мы ото всех защитимся, всех победим, и мы самые сильные. У нас самая лучшая цивилизация, самые умные люди, самые добрые добрости, самые умные умности и, наверное, самые глупые глупости, но это уже шутка, чтобы не было слишком серьезно, и ничего другого нам не нужно.

Я чуть-чуть утрирую, к сожалению, чуть-чуть. Это логика, которая повторяет худшие лозунги Бжезинского, Фукуямы и Хантингтона. У них есть много разумных вещей. Когда они говорят, что единственно западный мир – это носитель гуманистических ценностей, когда единственно наша идеология правильная, а ото всех остальных нас защитит, а кого надо покарает НАТО. Мы говорим абсолютно то же самое, только по принципу, так сказать, маленькой периферийной империи. Периферийная империя из России не получится – не потому что мы плохая страна, а потому что это путь в тупик. На мой взгляд, это крайне нежелательный путь во всех отношениях. Мы в таком случае повторяем, я еще раз говорю, то же самое, только с противоположным знаком.

Есть замечательная поговорка, которую я терпеть не могу: «С волками жить, по-волчьи выть». Я не хочу выть по-волчьи даже в мире волков. Я считаю, что мы можем быть людьми. Людьми умеют приручать волков, при этом, не превращаясь в баранов, которых эти волки едят, и с баранами тоже можно дружить, если уже совсем быть циничным, то стричь с них шерсть, хотя я бы предпочел этого не делать. Мы сами достаточно пушистые, я надеюсь. Поэтому мы можем предлагать другую модель. Мы можем предлагать альтернативный курс, но для этого Евразийский союз не должен быть пародией на Всемирную торговую организацию.

Давайте посмотрим, что предлагается в рамках этого союза: свободный рынок товаров, свободный рынок капиталов, отсутствие налогообложения, то есть свободный рынок, ребята, неолиберальная американская и западная модель, только перенесенная в наше пространство – ничего другого. Так мы никуда не уйдем. Если мы будем предлагать людям честную конкуренцию только в рамках нашего замкнутого пространства, из этого получится только то, что самым сильным корпорациям на этом пространстве достанутся самые большие пироги, а всем остальным достанутся отнюдь не пироги, а то, что бывает, когда съедают эти пироги самые сильные игроки.

Поэтому если мы предложим другую модель, если мы предложим модель социальной интеграции, ориентированной на другие или хотя бы немножко измененные ценности, когда мы будем говорить: «Мы хотим дружить с теми, у кого, прежде всего, бесплатное образование, здравоохранение, у кого невысокий уровень социальной дифференциации, у кого есть прогрессивный подоходный налог. Мы будем согласовывать долгосрочные программы национального регулирования. Мы создадим единое для нашей страны (по крайней мере на 500 миллиардов) ежегодное финансирование. Это под силу нашим странам, особенно если вместе с Китаем. Мы создадим программу развития высоких технологий, образования, науки, медицины и культуры, и мы эту программу отдадим под контроль, прежде всего, научного сообщества наших стран, а центр лучше всего сделаем в Киргизии, чтобы никто не думал, что кто-то старший брат».

Я не шучу. Можно в Кишиневе сделать, чтобы поближе к Европе было, если они захотят с нами дружить. Это тоже без шуток, я абсолютно серьезно это говорю. В этом случае у нас будет другая программа, и поверьте, с нами захотят кооперироваться Чили, Венесуэла, Куба, страны Африки. Недавно я был на встрече с пятью послами африканских государств. Они говорят: «Ребята, вы нам предали. Вы не хотите помогать нам с нашим образованием. Вы помогали нам с образованием, сейчас не хотите, а для нас это очень важно».

Кстати, последняя ремарка в этом смысле. Я мельком об этом уже говорил. Мир образования построен на том, что чем больше отдаешь, тем богаче становишься. Пушкин подарил миру «Евгения Онегина», Чайковский взял у Пушкина «Евгения Онегина» и сделал оперу – мир стал богаче вдвое, и Пушкин стал богаче. Когда мы образовываем бесплатно людей со всего мира, как это делают сейчас американцы, мы сами становимся богаче, потому что когда они у нас учатся, они нас делают намного умнее, они развивают нашу систему образования.

Это огромный выгодный тип инвестиций. Это завоевание пространства. Когда мы отдаем нашу культуру бесплатно, мы завоевываем мир и становимся его друзьями. В конце пятидесятых и начале шестидесятых годов мы бесплатно отдавали технологии, мы бесплатно отдавали культуры, мы бесплатно отдавали образование и еще доплачивали этим студентам, и мы были действительно сверхдержавой и лидерами научными, культурными и образовательными по крайней мере для трети человечества, а в остальных двух третях было что-то другое.

В Советском Союзе было очень много плохого, я с вами абсолютно согласен, но в образовании в этом смысле у нас было замечательно. Если в магазинах был дефицит, то не потому, что мы учили иностранных студентов. Вот так устроен этот мир, потому что сейчас, когда мы стали все это продавать, у нас образование рухнуло и в магазинах все появилось, но качество жизни практически не выросло, а если выросло, то в лучшем случае на 20% за 25 лет, тогда как в Советском Союзе оно за 25 лет увеличилось в 3 раза. Количество потребления в натуральном выражении мясопродуктов у нас сейчас меньше, чем в СССР. Это не я придумал, а это официальная статистика.

Вот такие чудеса в нашей жизни происходят. Поэтому если мы будем предлагать альтернативный проект, у нас шансы есть на то, чтобы занять достойное место в мире. Если мы будем выть как волки, то, будучи слабыми волками, шакалами, по факту, к сожалению, мы проиграем. Единственный шанс – быть людьми. Я уверен, что наша страна будет именно такой и займет достойное место в мире.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: