3-4 апреля 2018
Российская Академия Наук. Тема: «Россия и мир: образ будущего»
Трифкович Срджа
Россия, как страна консервативных ценностей, идет в новой политической обойме
Россия, как страна консервативных ценностей, идет в новой политической обойме

Самый важный факт, о котором нужно говорить сегодня, особенно в свете выборов, которые произошли в Соединенных Штатах – это некая волна, истерическая русофобия, которая захлестнула сейчас Западный мир и Соединенные Штаты в частности. И этот странный феномен, который проявляется в корпоративной среде средств массовой информации, действительно напоминает некую истерию тоталитарной прессы Восточной Европы в 1930-е годы, и отражает совершенно новые линии, которые сейчас распространяются в западном, в частности в англоязычном мнении в отношении антироссийских мотивов. И однажды эти либеральные институты вдруг увидели, что Россия – это некий резерв традиционных верований, культурных ценностей, которые защищаются сильным государством, потому что в других местах есть какие-то отдельные очаги сопротивления, которые не поддерживаются государством, за исключением, пожалуй, Венгрии и Польши. Эта волна захлестнула Америку и Зеландию.

Еще одно чувство исходит из Соединенных Штатов, которые также не разделяют эти либеральные ценности, эти парады сексуальных меньшинств. Эти люди поддерживают другие точки зрения, а те, которые живут в глубинке, им ближе вопросы масла и хлеба, ежедневного труда.

В том мире, который сейчас характеризуется доминированием доллара, а также способностью зарабатывать деньги из воздуха – вот что привлекает некоторые силы, которые придерживаются таких взглядов. И политические преференции сейчас, которые наблюдаются – это и либеральные маньяки, которые без конца готовы идти влево. И по этим вопросам именно слепая истерическая русофобия объединяется, и культурная и политическая русофобия всегда сопровождала нас на протяжении 150 лет. Всегда развивался образ голодного и агрессивного медведя, который живет в некой далекой стране. И эти культурные различия тоже этому способствовали. И Маркиз де Кюстин путешествовал в 1930-1940-х годах. Но в эре, которая сформировалась после холодной войны, эта тенденция стала продолжаться, потому что для западных либералов это очень простая тема, потому что психологически было очень легко навязать эту мысль – ненавидеть кого-то. Конечно, вы должны любить мусульман, потому что ислам – это религия мира. Что касается людей нетрадиционной ориентации, то, конечно, они тоже имеют право на жизнь. Должны любить и латиноамериканцев, и других мигрантов. Здесь это отвлекает людей. Если раньше это была серьезная война между пролетариатом и эксплуататорами, а сейчас нужно тоже найти какого-то врага. Поэтому здесь есть психологическое объяснение этой волны русофобии, которая имеет свои культурные, идеологические, геополитические мотивы.

От этого не избавиться, даже если Россия будет говорить, что Запад будет по-другому к нам относиться. Им лучше увидеть вас мертвыми, чем видеть живыми, поэтому Западу совсем не нужна иная точка зрения. Им мало того, чтобы Россия ушла из Украины. Конечно, им нужны кровавые события и на Красной площади, для того, чтобы подтвердить тот имидж, который сейчас создается и всегда создавался на Западе.

Но сейчас Россия для очень многих людей является очень большой ценностью, потому что именно Россия защищает эти ценности, которые все-таки остаются дорогими очень большому количеству людей на Западе.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: