3-4 апреля 2018
Российская Академия Наук
Вардомский Леонид Борисович
Россия идет на Восток
Россия идет на Восток

Конкретика такова, что если мы возьмем и посмотрим, как меняются доли стран СНГ во внешней торговле России, скажем, с 2000 года, когда у нас начался восстановительный рост, то мы увидим, что суммарно эта доля постепенно снижается, независимо от того, запущен у нас Таможенный союз, открыта ли зона свободной торговли в рамках СНГ или нет, все равно тренд на снижение. Если в 2000-м году примерно 20-25% приходилось на страны СНГ во внешнеторговом обороте России, то в 2014 году это порядка 12-13%, то есть существенное снижение. В то же время, растет доля Китая – с 4% до 12%, и более менее стабильна доля ЕС – в районе около 50% с небольшими колебаниями.

Это свидетельствует о том, что у нас доля во внешней торговле России приближается примерно к доле стран в мировой экономике. Доля стран СНГ без России не превышает 2%, Китая приближается к 20%, а ЕС уже долгое время находится на этой доле. То есть у нас разрыв между долей в мировом ВВП и долей торговли с Россией в шесть раз в пользу торговли со странами СНГ, но она сокращается, доля Китая постепенно приближается к их доле в мировом ВВП, а с ЕС доля в торговле примерно в 2-2,5 раза выше, чем доля ЕС в мировой экономике. Может, на слух эта статистика сложновата, но мы видим, что экономика Росси и СНГ достаточно сильно взаимосвязана, хотя и размывается. Сравнительно высокая доля с ЕС. И здесь возникает вопрос: «Куда идет Россия?». Россия идет на Восток. Постепенно у нас происходит сдвиг. Наша внешняя торговля идет за перемещением центра мировой экономики в Тихоокеанский регион, и это факт, с которым мы должны считаться.

Тем не менее, здесь возникает целый ряд интересных вопросов как раз стратегического характера, о чем мы говорили. Как тут будут развиваться отношения со странами, и как будет развиваться Евразийский союз – это нас особо интересует в этом контексте, в контексте этого сдвига. Он не одномоментный, это будет длительный исторический процесс, но он будет происходить.

Насчет Европы. Все-таки у нас с Европой около половины – это очень тесная взаимосвязь, высокая степень комплементарности экономики. Бо́льшая часть нашего бизнеса заточена на взаимодействие с Европой, социальные, туристические, научные связи тоже у нас развернуты в сторону Европы. И сейчас конфликт действует в сторону ослабления этих связей. Не знаю, насколько эффективно или сильно это повлияет, в конечном итоге, но евроцентризм в нашей торговле и наших внешнеэкономических связях останется. Не дождемся мы того, чтобы доля Европы уменьшилась до 20%, этого, безусловно, не произойдет. Но будет расти доля стран АТР. В скором времени она достигнет 30%.

Что со странами СНГ, как будет развиваться ситуация? После того, как были подписаны эти документы, руководство России успокоилось и ожидает чудодейственного влияния освобождения границ, снижения пограничных барьеров, что как-то сразу само по себе начнет расти, развиваться, торговля будет, инвестиции, все потечет друг к другу. Но этого не происходит. Почему не происходит? Коллеги здесь уже ответили на этот вопрос. Во многом проблема лежит и в российских проблемах. Это и громадный бюрократический аппарат, который все время придумывает какие-то административные барьеры, препоны на пути деятельности бизнеса, финансовые сферы многократно тут обсуждались, и будут обсуждаться. Тут много проблем, и, подписав соглашение, запустив проекты Таможенного союза, единого пространства, сейчас ЕС, страна сама не развернулась в эту сторону по разным причинам: инерция прошлого, недооценка роли этого региона. А ее нельзя недооценивать.

Центральная Азия растет быстрыми темпами, уже через 15-20 лет здесь будет проживать порядка 100 млн. человек, растет их экономический потенциал, это большой рынок сбыта, но так может получиться, что мы окажемся не готовы к этому в силу разных причин, и нельзя нам этого допускать.

Второй аспект этой проблемы, тоже очень важный – пространственная экономика России. У нас двойной европоцентризм – внешнеторговый и пространственный. 70% экономики сконцентрировано в европейской части. Она естественным образом сориентирована на Европу, так получилось исторически. Как подействует влияние Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) и его быстрый рост на пространственное развитие России? Мне кажется, тут особо никто над этим не задумывается, но если у нас так и останется сдвиг связей на Восток, а центр экономической и прочей жизни в европейской части, этот разрыв будет мешать и понижать эффективность российской экономики. Здесь надо что-то делать. Ясно, что это не дело одного дня, а это долговременная большая стратегическая работа, к которой в наших ответственных за развитие страны органах, видимо, не привыкли. У нас сиюминутная реакция на вызов – отреагировали, ждем следующего вызова, на него реагируем, и так далее, а стратегической работы, к сожалению, не ведется.

В моем представлении сейчас эта общая ситуация создает исключительно большой шанс для развития Сибири. Она очень хорошо расположена относительно Евразийского союза, я имею в виду центральноазиатскую часть, Казахстан, и относительно Дальнего Востока. И здесь этот шанс нам надо использовать всеми возможными ресурсами для того чтобы этот сдвиг на Восток был реальным, постепенным, и стратегически обоснованным. Спасибо за внимание.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: