3-4 апреля 2018
Российская Академия Наук. Тема: «Россия и мир: образ будущего»
Керуэль Тома
Россия для Франции - перспективный рынок
Керуэль  Тома

Я бы хотел сначала объяснить, как у нас дела, чтобы нарисовать более обширную картину нашего бизнеса. Мы ассоциация по бизнесу. Это значит, что мы тоже представляем интересы наших компаний здесь. В ассоциацию входят не только французские компании, но и российские. Иногда бывает, что есть желание этих компаний выехать за границу России и экспортировать во Францию. Пока это желание остается на словах. Но есть ряд проектов, которые мы пытаемся сопроводить.

Что можно сказать о нашем бизнесе? Это то, что он себя хорошо чувствует, несмотря на всю ситуацию. Я объясню, почему он себя хорошо чувствует. Всегда может быть лучше. Тем не менее если мы смотрим на компании, которые присутствуют в Росси, они очень различные. У нас нет такого, что представлено только одно поле у вас в компании, которая активна в промышленности, как Total, компания, которая в строительстве в России в прошлом году запустила очень успешный проект на будущее. Это магистраль, которая идет из Москвы до Петербурга. Это был такой громкий выпуск в прошлом году.

У нас ритейл тоже сильный. То есть ряд таких больших компаний, которые тоже повели за собой компании меньшего масштаба. Например, когда у вас Renault или Peugeot организует производство в России, они с собой берут поставщиков запчастей. Пока их мало, но тем не менее есть такой ряд французских компаний. И потом довольно много маленьких предпринимателей, которые здесь успешно развиваются, потому что у них динамичный, инновационный подход.

Получается так, что есть около 1200 французских компаний, или компаний, в которых учредители французы. И это число, которое не снижается, то есть за последние годы мы не видели ни одной компании, которая бы ушла с российского рынка. Все стараются оставаться, даже если финансово это иногда дорого стоит, но они понимают, что как предыдущие кризисы, это временная ситуация. Когда экономика России восстанет, тогда надо быть уже на месте и уже занять позиции. Интересно, что происходит в логистике, потому что наши платят за свое присутствие, но они увеличивают свои доли на рынке, так что это для них интересно.

В этом плане есть снижение торгового оборота между странами, но компании остаются и тенденция в том, что сотрудничество продолжается. Уже третий год по некоторым оценкам, Франция является первым иностранным инвестором в России, мы очень этим горды. Может быть, это из-за того, что другие ушли, но зато мы остаемся, мы развиваемся.

И есть прямое последствие санкционной политики – это то, что некоторые компании тоже задумались об импортозамещении и серьезно рассмотрели за последние три года проекты о строении завода. Например, завод SNF. Это химическая компания, которая работает в нефтегазовой отрасли. Она строит завод, по-моему, в Саратове. Total тоже построил завод. То есть есть ряд таких изменений, которые тоже показывают, что есть намерения – оставаться надолго. И это тоже хорошо для нас.

Это движение будет, в принципе, везде. Если вы смотрите на развитие «Ашана», на развитие «Леруа Мерлен», «Декатлона» – это политика открытия магазинов на уровне от 20 гипермаркетов в год, то есть это очень амбициозная политика, и это в принципе, то что гарантирует их успех на будущее. Вот такая тенденция на продолжение развития.

И естественно, эта тенденция может измениться в зависимости от некоторых факторов. Первый фактор – это политика, как вы упомянули. Сейчас будут выборы, сейчас будет весело, будут дебаты. Пока дебаты не были очень насыщенными, потому что во Франции такие скандалы и проблемы для имиджа наших кандидатов. Но останется новый президент, который в зависимости от своей политики, может быть, позволит улучшить отношения с Россией или нет. Пока это 50/50. То есть либо это кандидаты правой стороны, которые более намерены улучшить отношения с Россией, либо это левая сторона, которая намерена продолжить политику и консолидировать внешнюю политику с европейской политикой. Это первое. Так что политика влияет.

Второе – это тоже экономика России. Мы видим, что есть большая зависимость рубля от нефти. Естественно, если нефть дорожает, тогда рубль укрепляется, и тогда потребление тоже возможно, восстанет. Если потребление восстанет, значит, рынок становится более интересным для компаний и европейские компании тоже становятся более привлекательными для россиян. От этого зависит возможность для некоторых экспортеров из Франции заново вернуться на российский рынок.

По поводу импортозамещения, я считаю, что прекрасно, что есть такая возможность, но развитие науки и инновации не делается за три года. Есть такие знания, оборудование хорошего качества, которое скорее всего, необходимо приобрести за рубежом, чтобы потом уже установить производство на месте и тут работать на экспорт. Так что здесь есть такой потенциал, который может быть раскрыт и потом опять играть в сторону увеличения торгового оборота наших компаний.

Последний пункт, мы уже говорили об этом в прошлом году, это пункт имиджа. То есть сейчас имидж России, по крайней мере, во Франции довольно сложный. Те, которые занимаются бизнесом, понимают, что это перспективный рынок. Но есть ряд учреждений, как банки или как структуры поддержки бизнеса, которые сейчас из-за глобальной политики осторожно относятся к стране и не выдают те инструменты, которые позволяют бизнесу развиваться. Это, скорее всего, вопрос того, как Россия будет в дальнейшем управлять своим имиджем, что тоже позволить воссоздать больше интереса среди французских компаний и увеличить экономические отношения.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: