3-4 апреля 2018
Российская Академия Наук. Тема: «Россия и мир: образ будущего»
Бодрунов Сергей
России нужна новая модель экономического роста
России нужна новая модель экономического роста

Начинаем нашу пленарную сессию. Уважаемые друзья, тема сегодняшней сессии – это тема интеграции, производства, науки и образования, имплементация науки и образования в процесс производственной деятельности. Я бы хотел начать с констатации того, что сегодня экономика России находится в сложном состоянии. Многие называют это состояние стагнацией, Руслан Семенович называет это стагфляцией, и с этим очень сложно спорить. Сегодня России нужна новая модель экономического роста. Предшествующие десятилетия мы существовали в другой модели, и она, как сказал наш президент, себя практически исчерпала.

Не буду останавливаться на состоянии российской экономики. Вчера и сегодня мы много говорили об этом. Сегодняшняя ситуация характеризуется сложным положением. У нас огромная доля импорта в станкостроении, которое в основе промышленности, его около 90%, то же самое в легкой промышленности. В тяжелом машиностроении 80%, то же самое в радиоэлектронике и т. д. Могу сказать о том, что это происходит и будет происходить при той модели, которая была. Мы говорили об этом многие годы. Ваш покорный слуга еще в 2005 году на основе анализа происходящего призывал отказаться от действующей на тот момент экономической модели, и настаивал на переходе к модернизации экономики через восстановление в качестве приоритета индустриального пути развития. Безусловно, такой позиции придерживалось большое количество специалистов, теоретиков, практиков и ученых, и сегодня мы с некоторой надеждой и удовлетворением можем говорить, что на смену парадигмы постиндустриализма в купе с либерально-монетарным подходом, ей на смену имеет все шансы прийти новая модель, приоритетом которой является индустриальное развитие. Готов утверждать, что сегодняшнее состояние экономики – это следствие ее состоявшейся глубокой деиндустриализации.

Явление деиндустриализации сложное, обратное явлению индустриализации, а при индустриализации экономическое пространство пронизывается нитями индустриального производства. Деиндустриализация характеризуется как раз тем, что идет ослабление по всем направлениям процесса производства. Я бы так характеризовал это явление. В Институте индустриального развития им. Витте вывели формулу, что по всем основным направлениям индустриального производства возникает эффект «де», то есть четыре «де», если мы говорим о четырех основных направлениях индустриального производства. Это дезорганизация самого процесса производства, снижение уровня организации производства и управления, деградация применяемых технологий, деквалификация труда в производстве, и декомплицирование (упрощение) продукта производства. И следствие этого на уровне компании – дестабилизация финансово-экономического состояния и дезинтеграция связей между предприятиями, и внутри самих экономических структур, если они более-менее крупные. Экономический результат этого явления – общий упадок и утрата целых направлений производственной деятельности, секторов производства и индустрии, чаще всего без способности их восстановления.

Свято место пусто не бывает. Как только у нас нет национального продукта, у нас для удовлетворения материальных потребностей людей возникает потребность в импорте, а импорт – это некий пылесос, который выкачивает средства за рубеж в оплату услуг и товаров иностранных производителей. И поскольку средств национальным производителям не достается, то автоматически хиреет национальное производство. Все это вместе снижает устойчивость нашей национальной экономики, потому что нет баланса между экспортом и импортом, а это как велосипед: если баланса нет, то любая кочка со временем может привести к тому, что мы можем упасть, что мы в некоторой мере и наблюдаем сейчас. Ситуация в экономике сильным образом связана с тем, что у нас было сделано до этого.

России нужны серьезные изменения: в экономической стратегии, целях и средствах экономической политики, которые бы обеспечивали решение всех проблем, и внутренних, и внешних. Причем внутренняя проблема в значительной мере рукотворная, а внешняя проблема – это следствие наших рукотворных внутренних проблем. Пора радикально менять курс. Нам нужно переходить от деиндустриализации к реиндустриализации экономики.

Тут я подчеркну, что главный тренд новой реиндустриализации должен быть на базе преимущественно развития высоких технологий. Это не восстановление той советской и постсоветской промышленности, которая была, а это создание новой технологической основы материального производства.

Реиндустриализация должна стать механизмом решения задачи восстановления экономики, базовой парадигмой развивающейся, а не стагнирующей российской экономики. Главная цель реиндустриализации (или новой индустриализации, неоиндустриализации), как экономической политики, которая представляет собой некий набор конкретных мероприятий – это восстановление роли и места промышленности в экономике страны. Я не говорю об объемах, других параметрах, а говорю о роли и месте промышленности в качестве базовой компоненты экономики в рамках структурной перестройки всего нашего народного хозяйства. И я сказал бы шире, что в рамках модернизации России, потому что многие исследователи подчеркивают, и мы с этим согласны, что без институциональных изменений реиндустриализацию провести либо невозможно, либо она не даст тех результатов, которые мы от нее ждем. Осуществление промышленной политики через основанную на высоких технологиях реиндустриализацию – это единственно возможная стратегия, которая позволила бы преодолеть стагнацию экономики. И эта стратегия должна стать не только восстановлением промышленного потенциала, содействовать этому, сколько должна стать переходом к качественно новому уровню материального производства в нашей стране.

Эта задача при всем многообразии путей и способов ее решения не может быть решения без выявления неких фундаментальных вопросов. Чти это за вопросы?

В каждом из основных элементов современного материального производства, о которых я говорил, и которые мы видим в состоянии стагнации, есть один важный момент, без чего современное производства быть не может. Этот элемент или ключевое звено – знания. При этом важно учитывать, что современное знание в нынешнее время появляется в процессе исследовательской деятельности или познания, и эти научные знания становятся присущими индустриальному работнику и вообще работнику в процессе его научения, образования. В современном обществе наиболее эффективным способом превращения научных знаний в квалификацию труда является трудовая деятельность, что в полной мере мы можем отнести и к производственной деятельности людей. Успешное развитие современного производства в нынешнее время и в наших условиях невозможно без его глубокой интеграции с образованием и наукой. В практическом приложении мы исходим из того, что интеграция науки, производства и образования в единую систему выступает, во-первых, необходимым организационным условием, во-вторых, предпосылкой практической реиндустриализации в нашей экономике, и далее важнейшим элементом реиндустриализации.

Нам для этого необходимо постоянно воссоздаваемый и воспроизводящийся научно-технологический потенциал, во-вторых, это адаптогенный к индустриальному типу экономической деятельности человеческий капитал, как продукт высокоразвитой сферы высшего и среднего специального образования, и третье – их имплементация в сферу промышленного производства. Коллеги, при этом мы не можем ограничиться только освоением технологий изготовления продукции, которая отвечала бы современным требованиям.

Какая перед нами стоит задача? Задача создания новой индустриальной системы, соответствующей передовому рубежу науки и техники нынешнего века. Новыми должны стать, во-первых, содержание технологических процессов, отраслевая структура размещения производства, внутренняя структура и типы кооперации производства, их интеграция с наукой и образованием, и последнее, едва ли не самое главное – те экономические отношения и институты, которые бы могли обеспечивать прогресс такого принципиально нового материального производства. На новом фундаменте должны быть построены все те называемые мною компоненты производственного процесса, и даже сопряженные с ним.

Изменения должны коснуться всех элементов этого процесса: организации производственного процесса, технологической базы, индустриального труда и продукта. Все эти компоненты основываются на знаниях.

На этом слайде я бы хотел обратить ваше внимание на один важный момент - инновационность нынешнего процесса производства. То, что инновации постоянно должны присутствовать в процессе производства – это мысль не новая, достаточно известная. Тем не менее, все это было и в старые времена инноваций, или, как ранее говорили, новшества внедрялись в производство. Но если мы вспомним политэкономию социализма, то помним тезис о постепенном превращении науки непосредственно в производительную силу. Это присуще любому индустриальному типу деятельности.

Что характерно, что начиная с конца XX века эта постепенность стала стремительностью, а сегодня можно говорить о переходе в непрерывность, то есть инновационный процесс становится непрерывным в процессе индустриального производства, становится императивом эффективного функционирования производства. На национальном уровне это национальные инновационные системы, на уровне предприятий определенные организационные решения. Если взять элемент такой деятельности, как трансфер технологий, то я недавно в нашем докторском совете, где защищали диссертации, наблюдал защиту диссертаций человека, который говорил о том, что в производстве трансфер технологий становится неотъемлемым элементом сегодняшнего производственного процесса, то есть это такой же элемент, как сборка и так далее.

На этом я бы хотел экскурс в эту тему завершить. Спасибо большое. Два дня назад мы эту тему обсуждали на Петербургском экономическом конгрессе. Сегодня продолжим этот сложный, но важный разговор.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: