3-4 апреля 2018
Российская Академия Наук
Марков Сергей Александрович
Революция или Эволюция?
Революция или Эволюция?

Спасибо. Я сначала построил своё выступление, исходя из отношений России с Западом, что Запад нужен России, прежде всего нам нужны технологии. К сожалению, ситуация очень жесткая, по сути, Запад ведет гибридную войну против России с целью организации государственного переворота украинского типа и решения крупнейших геополитических задач, на это уже выделены огромные ресурсы. И субъектом такого действия является прежде всего англосфера, что Запад не един, можно выделить англосферу, Балтийскую Европу, Средиземноморскую Европу, они имеют разные позиции. И как нам в этой ситуации действовать?

Но потом я подумал, что может быть, не надо про это говорить? Во-первых, и так всё про это известно всем хорошо, есть у нас возможность в других форматах это обсудить. И вообще, чего нам всё время жаловаться да скулить? Есть хорошие вещи. Вчера, когда я пришел сюда, вместе со всеми отстоял довольно большую очередь на морозе, пришел сюда в абсолютно забитый зал. Люди стоят в проходах. Почему? Потому что есть явная востребованность на альтернативу.

По сути, в рамках МЭФ с его союзниками, среди которых я отметил бы Либеральную платформу «Единой России», Столыпинский клуб, новую «Партию роста», которую создает Титов, создаётся альтернативная экономическая программа будущего экономического блока правительства. Не будущего президента. Нам нравится президент Владимир Владимирович Путин. И даже не будущего правительства в целом, Дмитрий Анатольевич Медведев – вполне нормальный премьер. Но экономический блок правительства сидит не вполне на своём месте, и проводит ту политику, которую в нынешних условиях проводить контрпродуктивно.

Не нужно никаких революций. Нужна мягкая эволюционная модель. Раньше в чем состояла политика? В том, чтобы привлечь максимум инвестиций и технологий с Запада. Но сейчас уже ясно, что это невозможно в условиях гибридной войны, даже если она закончится, перейдет в более спокойную холодную войну, не будет нам ни инвестиций серьезных, и главное – не будет технологий. Поэтому мы должны создавать свои инвестиции и свои технологии.

Свои технологии – это прежде всего означает науку. Технологии либо извне берутся, либо продуцируются сами. При всем уважении к Китаю и Индии, у них пока западные технологии. Но мы помним великую советскую цивилизацию, которая сама создавала свои технологические заделы и была одним из лидеров технологического развития мира. Почему? Потому что была наука и образование. Наука и образование – это те слова, которые мы должны твердить.

Экономика – это не ларечники. Экономика – это крупная промышленность. Прежде всего, на это мы должны ориентировать новую экономическую политику.

Кроме того, это должны быть крупные инвестиции. Частные инвестиции пойдут только вслед за крупными государственными инвестициями, поэтому правительство должно брать пример не с Кудрина и Гайдара со сжиманием денежной массы, а с Обамы и Юнкера, которые впрыскивают массово эту денежную массу в свои экономики, добиваются таким образом экономического роста. Вот очень простая экономическая политика – брать пример с США, ЕС и Китая, а не с Кудрина и Гайдара.

В каком направлении мы должны каким-то рыком обеспечить больший технологический прорыв? Вы знаете, я недавно был в Баку на гуманитарном форуме, и там меня поразило, у них 13 лауреатов Нобелевской премии участвовали, их них пять заявили, что мы пока ещё не заметили, но человечество вступает в новую эпоху – эпоху длинной жизни. На сегодня уже созданы в рамках медико-биологического комплекса технологии, продлевающие жизнь млекопитающих примерно на 40%. Это то, что ещё у нас слабо развито. Но то, что бурно развивается прежде всего в США, ЕС, Австралии, и где у нас есть все возможности сделать первичный рывок.

Несколько цифр. Считается, что сегодня с помощью классической медицины и образа жизни человеческое существо может жить примерно до 120 лет. Сегодня средняя продолжительность в ЕС – 82 года, в России – 72 года, и темпы роста примерно 4 месяца в год. При том, что сейчас это не является приоритетом.

Всем известно, что мощный экономический рывок происходит, когда реализуются большие государственные программы. Мне кажется, такой программой должно быть не запускание человека в космос, когда наш человек будет сидеть, есть чипсы, пить пиво на диване и смотреть, как пятеро человек кувыркаются на Марсе. Это должна быть широкая программа развития медико-биологических и социальных технологий с задачей повышения средней продолжительности жизни. Это то, в чем можно сделать рывок, к чему мировая экономика только подходит. Это то, что будет встречено позитивно большим количеством стран и может быть легко экспортировано.

Здесь возникает множество проблем. Для меня, как политолога, важны чисто политические проблемы. Подумайте, сегодня быстро развивается область трансплантологии и заменителей человеческих органов. Сейчас, когда человеку ставят катаракту, это считается уже абсолютной нормой. А это, по сути, внедрение искусственных вещей в человеческий организм. Мы очень быстро приходим к тому, что не только шунтирование и катаракта станут обычной стандартной операцией, через которую пройдет почти 100% населения. Мы быстро придем к тому, что большое количество органов будут взаимозаменяться в человеке.

Мне представляется, что это направление должно быть стратегическим в развитии российской экономики. Оно включает в себя комплекс медико-биологический, комплекс образа жизни, и прежде всего социальные и гуманитарные технологии.

Я уже сказал, что в случае классической медицины и образа жизни – это уже 120 лет. Это огромное пространство. Кстати, у нас возникает мощный политический заказчик. В России и во всем мире в пенсионный возраст – и социологам это известно – входит поколение беби-бума. Это те, кто родились в 50-60-е годы во всем мире, и которых на самом деле большинство. Сейчас во всём мире эти люди становятся пенсионерами. Постепенно политика во многом будет становиться политикой пенсионеров, и главным заказчиком для правительства будет класс пенсионеров.

Я уверен, что интернет в ближайшее время из места для молодежи станет местом для пенсионеров, потому что пенсионеров так много, пенсионер подходит для интернета, у него много свободного времени и может быть недостаточно общения. Это то, что как раз даёт интернет.

Для меня совершенно очевидно, что поколение беби-бума будет заказчиком новой экономической революции в странах США и ЕС, поворот в пользу этих гуманитарных технологий и медико-биологических. И мы должны поставить это во главу угла.

Конечно, вслед за этим, чтобы лично нам увеличить до ЕС, нужно совершить величайший гуманитарный подвиг, как-то убедить русского мужчину не пить так много водки, которая является главным врагом русского народа значительно больше, чем Госдепартамент и все захватчики в России вместе взятые.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: