3-4 апреля 2018
Российская Академия Наук
Дмитриева Оксана Генриховна
Программа выхода из кризиса
Программа выхода из кризиса

Первое, что нужно сказать, что на самом деле кризис 2008-2009 года страна не преодолела.

И брать 2008-2009 год в качестве хорошего примера для преодоления кризиса, нельзя. Вот здесь перечислены отрасли, которые так и не вышли из кризиса 2008-2009 года. Как мы видим, это строительство плюс все отрасли – машиностроение, производство машин и оборудования, и те, которые наиболее близки к инновационному и технологическому развитию. И в целом, это тоже хрестоматийные данные о том, что из всех стран «большой двадцатки» у нас был самый большой спад производства при самых высоких темпах инфляции.

Теперь, какие ошибки уже совершило правительство? Налоговый маневр, повышение ключевой ставки до 17% направление фактически всего профицита бюджета прошлого года – 1 триллион рублей – на докапитализацию банков, введение торгового сбора и других мер, дискриминирующих мелкую розничную торговлю. Теперь ошибки, которые правительство собирается допустить, которые у него в антикризисном плане. Это сокращение секвестра расходов бюджета, это осуществление всех мер государственной поддержки через длинные цепочки финансовых посредников. И если после всего этого вдруг банки кого-то профинансируют и плохо оценят их кредитоспособность, то для этого создаются банки плохих долгов. То есть, просто предлагается: вот вам деньги, можете никого не кредитовать, если вы будете кредитовать, то вы можете кредитовать непонятно кого, а если вдруг будут неспособны расплатиться, то плохие долги можно будет скидывать снова на государство.

Фактически мы имеем по факту статистику такую, что если 2014 год, когда был, собственно говоря, основной девальвационный, инфляционный шок и снижение цены на нефть – все-таки в последний месяц вышли с хорошим ростом, то вследствие всех этих ошибок, которые совершили – январь 0, а февраль – уже вошли в минус. Поэтому начало кризиса реального по спаду производства – это февраль. Собственно говоря, сам временной вход в кризис показывает и доказывает, что явилось его причиной. Скорее всего, самое главное – это повышение ключевой ставки, налоговый маневр на фоне этого девальвационного шока. То есть, опять же, кризис рукотворный, а непосредственно не связан с девальвацией и снижением цены на нефть.

Теперь смысл нашего плана и что нужно делать? Стратегический план – это использовать девальвацию национальной валюты и политику вынужденного протекционизма для перехода к политике экономического роста. За счет чего? Снижения налогов, мягкой кредитной и бюджетной политики, расширения платежеспособного спроса населения и инвестиционного спроса. Тут целый ряд вещей, что нужно проинвентаризировать резервы и все направить соответственно на реальную экономику населения.

Что делать в области снижения налогов? Во-первых, отмена налогового маневра, все нужно делать с точностью наоборот – повышать экспортные пошлины и снижать налог на добычу полезных ископаемых с тем, чтобы повысить конкурентоспособность отечественного производителя и снизить издержки. Отказ от различных мер удушения налогами как населения, так и малого бизнеса. Очень вредным будет введение земельного налога и налога на имущество от кадастровой стоимости. Налоговое стимулирование инновационного бизнеса – меры давно готовы, давно обсуждаемы, до сих пор не введены. Мораторий на введение торгового сбора, целый ряд мер по налоговому стимулированию малого бизнеса, но не буду сейчас на этом подробно останавливаться.

Теперь что касается бюджетной политики. Здесь мы считаем, что необходимо отказаться от налогового маневра и наоборот – провести контрманевр.

По принципиальным бюджетным потокам. Сейчас уже сложно, но, тем не менее, возможно отказаться от использования профицита бюджета 2014 года на докапитализацию банков через АСВ и этот 1 триллион из профицита предыдущего года отправить на покрытие дефицита 2015 года. То есть, просто этот 1 триллион перенести. Целый ряд решений принятых, якобы для поддержки малого бизнеса, на самом деле это косвенная поддержка банковской сферы. Эти средства никуда не пошли, лежат на депозитах в банках, это все можно изъять, и в данной ситуации возврат в бюджет 50 миллиардов рублей, выделенных в качестве имущественного взноса Агентству кредитных организаций.

Если отказ от прямых чистых заимствований использовать для покрытия дефицита резервного фонда, то тут будет еще экономия на обслуживании госдолга. Здесь различные предложения по сокращению расходов бюджета, их можно сделать, не снижая расходы на социальные отрасли – на 226 миллиардов рублей. Собственно говоря, это можно было сделать, потому что то, что сейчас предлагает правительство – сокращение у них по различным социальным статьям и нацобороне 298 миллиардов. Тут показано, за счет чего можно сократить, не трогая социальные отрасли.

И собственно говоря, что мы считаем надо делать по бюджету: прежде всего, нужно безусловно индексировать на фактическую инфляцию все отрасли, и выходить по здравоохранению и образованию хотя бы не сокращение по номиналу по сравнению с прошлыми годами. Потому что и образование, и здравоохранение даже в неоткорректированном бюджете в номинальном выражении существенно меньше, чем в прошлом году. Поэтому в реальном выражении, особенно после всех сейчас принятых сокращений, в реальном выражении сокращение будет примерно на 20%. Это очень много. И здравоохранение, и образование. Здравоохранение в большей степени.

Далее, то, о чем говорилось сегодня на пленарной дискуссии – о том, как бороться с финансовым виртуальным сектором. Давайте начнем с этого кризиса. Если мы выделяем бюджетные средства, то бюджетные средства должны быть выделены непосредственно бюджетополучателям на те цели, которые должен осуществлять бюджет. Если мы хотим финансировать инвестпроекты, что значит деньги ФНБ должны быть непосредственно в инвестпроекты, а не на докапитализацию банков. Потому что, если они на докапитализацию банков, то в инвестпроекты они могут не прийти никогда. Или придти через несколько лет.

То же самое, если мы хотим поддерживать реальную экономику из бюджета, то значит этот триллион должен идти на конкретные механизмы, проектно-сметную документацию, которая готова и которая может быть реализована в текущем году, а не на докапитализацию банков в извращенной форме. Потому что та схема, которая предложена, не буду на ней останавливаться, она вообще совершенно дикая. Вот здесь конкретные предложения, поскольку представлен альтернативный расчет бюджета, то, естественно, здесь все сбалансировано по доходам.

Теперь что касается мероприятий в области финансово-кредитной политики. Первое: ставка рефинансирования или ключевая ставка должна быть снижена до отрицательной величины по отношению к инфляции. То есть, если инфляция примерно предполагается 13%, значит ключевая ставка должна быть 8-10%. Фиксация на законодательном уровне предельного размера банковской маржи, и дальше более мелкие вопросы, типа принятия закона о строительных сберегательных кассах, конверсия долга, предоставление любых форм финансовой помощи банкам при выполнении определенных условий. Потому что сейчас без всяких условий. И то, что нужно на санацию банков по нашим расчетам никакие там не триллионы, не 1 триллион 450 – максимум 200 миллиардов рублей.

Меры поддержки малых предприятий я пропущу. Теперь, что очень важно — это установить предельные размеры цен, реформирование системы государственных закупок. Поскольку очень сильный отрицательный эффект и на экономический рост, и на инновации, и на отечественного производителя оказывает сложившаяся система государственных закупок, государственных контактов. Она провоцирует излишнее количество посреднических звеньев, снижение качества продукции, задержку и кассовые огромные разрывы, поскольку начинается реализация где-то в середине года.

Поэтому необходимо отказаться от тендеров по ценовому пределу, его можно обсуждать, мы предлагаем 60 миллионов рублей. Или должны быть установлены предельные размеры цен по широкой номенклатуре продукции, которая закупается государственными муниципальными учреждениями. Вот если в пределах этой цены осуществляются закупки, то не нужно никакого конкурса, никакого тендера, особенно если это у отечественного производителя. Тем самым, во-первых, будет оказываться влияние на цены через систему государственных закупок; во-вторых, возможность перейти к долгосрочным контрактам, стабилизированным по ценам и срокам, что создаст возможность действительно импортозамещения. Потому что кто будет развивать какую-то продукцию у себя, если сегодня он выиграет тендер, а завтра не выиграет, а сегодня еще выиграет и у него будет 4 посредника, которые все заберут?

Теперь общие принципы осуществления государственной поддержки частным предприятиям или с госучастием. Во-первых, если безвозвратная форма, то это никакая не субсидия, то есть, если оказывается поддержка, то это не должно быть никакой субсидии, только в обмен на активы, то есть, с четким эквивалентом в виде государственной собственности.

Что касается социальной поддержки, пожалуй, я на этом остановлюсь. Что очень важно? Тоже абсолютная глупость, которая осуществляется нашим правительством и, слава богу, социальный блок сопротивляется активнейшим образом, но финансовый блок на этом настаивает. Сокращение и зарплаты, и численности в бюджетных отраслях, в том числе военнослужащие и традиционные бюджетные отрасли, органы внутренних дел. Прекрасное предложение: с одной стороны сокращение бюджетной сферы, а с другой стороны говорят: «А мы будем делать общественные работы, пособия по безработице и создавать новые временные рабочие места».

Это чрезвычайно глупое восприятие нелогичное традиционных кейнсианских или рузвельтовских рецептов. Тогда создавались общественные работы, потому что не было бюджетного сектора, их просто заново создавали. А тут с одной стороны сокращают те же самые общественные работы, то есть, бюджетный сектор, квалифицированные услуги, и создают рабочие места временные, которые будут махать метлами, как мы уже это видели по кризису 2008-2009 года. Поэтому – да, я теперь поняла, что ни в коем случае нельзя не проводить индексацию заработной платы и сокращение численности. В условиях кризиса, а в кризис мы уже вступили, не только само государство не должно сокращать, оно должно стимулировать бизнес, только не сокращать рабочие места и не доводить до безработицы.

Целый ряд у нас мероприятия в области пенсионного обеспечения, здравоохранения, защиты населения от банкротства физического лица, мораторий на любые меры по банкротству физического лица, предложения в области межбюджетных отношений. И последнее, что я хочу сказать, это – как распределять средства по антикризисному плану. Собственно говоря, у нас различие с правительством по антикризисному плану, по объему средств не такое уж большое. У нас 2,7 триллиона, у них 1, 9, около двух.

[00:19:58]

Но они 85% банкам, на самом деле по факту даже не 85%, а все 100%, вот мы сейчас видим по бюджету. Ну, а всем остальным по чуть-чуть. Мы предлагаем эту пирамиду перевернуть, а по объему, обращаю ваше внимание, не такая уж и большая разница, не буду вникать за счет чего. Спасибо большое за внимание. Я надеюсь, что президиум следующих докладчиков будет слушать более внимательно.

ВОПРОСЫ К ВЫСТУЛЕНИЮ:

ВОПРОС 1: Оксана Генриховна, в 2014 году вышел в Интернете 26 февраля доклад МВФ о проблеме выхода из кризиса. Они эмпирически вывели стратегию, которая сводится к следующему: снижение неравенства и переход к политике перераспределения доходов. По своей физике (а физика это природа) и сути эта стратегия МВФ сбылась – стратегия русского ленинского НЭП. Вопрос: почему НЭП-2 1921 года оказался архиуспешным, за 6 лет удвоили ВВП, а НЭП-1 – 1861 года, оказался провальным?

ОТВЕТ: Я не буду вторгаться, я оцениваю реформу 1861 года, вообще реформу Александра II, как достаточно успешную. Теперь, что касается основной проблемы – я в пленарном докладе сказала: основной источник для решения всех проблем, в том числе и неравенства, это те средства, которые оттягиваются виртуальным финансовым сектором. И вопрос не стоит – на что мы тратим: на экономический рост либо на повышение уровня жизни, потому что финансово-банковское лобби оттягивает ресурсы от всего, и от роста, и от жизненного уровня населения. Тем более платежеспособный спрос населения это тоже фактор роста.

ВОПРОС 2: Кто будет устанавливать предельные цены? Первый вопрос. И второй: нужны ли великие стройки капитализму, типа космодром «Восточный», полигоны и БАМ?

ОТВЕТ: Первое: я думаю, что орган, устанавливающий предельные цены, это должен быть хорошо, профессионально работающий орган, который… На мой взгляд, нужно восстанавливать отраслевую систему, поскольку нужно вообще хорошо знать отрасль, которой ты управляешь, знать ее специфику. И все меры, не только цены, но и все меры импортозамещения, они тоже специфичны для каждой отрасли, они совершенно разные. А ситуацию ни в одной отрасли никто у нас не знает. Даже по тем, где есть профильные министерства, но там работают, как правило, те, кто плохо представляет себе, что это за отрасль.

Второй вопрос: нужны ли стройки, то есть, нужны ли мега-проекты? Мега-проекты, на мой взгляд, нужны. Но их отбор должен быть, во-первых, такой, который способствует развитию локомотивов, если мы говорим об инновационном развитии, допустим, космической отрасли, то это действительно развитие космической промышленности, инновации в космосе, а не рытье котлованов под космодром. Я не большой специалист в области космической промышленности и вообще в космосе, но я могу понять, что если вы роете котлован или в Сколково вы делаете различные манипуляции с землей, вкладываете в имущественные права, то вы не вкладываете в инновации. Нужно четко понимать, что если мы развиваем инновации, значит, ассигнования должны быть именно на инновации, а не на имущественный комплекс, котлованы, канавы… И инфраструктура, как правило, имущественные права.

ВОПРОС 3: В Конституции РФ в статье 71 пункт Ж предусмотрено создание федерального банка.

Такие банки есть в разных странах, в США – Федеральный банк финансирования, они входят в федеральную резервную систему, создан законом, через него проводятся деньги из бюджета. Можно ли у нас все-таки исполнить Конституцию РФ и создать федеральный банк, через который расходовались государственные деньги, и будет ли это полезно?

ОТВЕТ: Банковских институтов у нас более чем достаточно, это как раз то, еще раз возвращаюсь к докладу пленарному. Все, что касается бюджетных средств, собранных от налогоплательщиков — они должны расходоваться через бюджетные процедуры. Все. А банки пусть собирают деньги с вкладчиков и отдают на кредиты. Все. Никаких институтов так называемых развития, у которых смысл развивать самих себя, никакого толку от них не было. Вот, пожалуйста, если это наши бюджетные деньги — вот мы через бюджетные традиционные процедуры их расходуем. Без всяких лишних посредников.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: