3-4 апреля 2018
Российская Академия Наук. Тема: «Россия и мир: образ будущего»
Бузгалина-Булавка Людмила
Проект "Красный трактор" обусловил то, что в искусстве появилась тема труда
Проект "Красный трактор" обусловил то, что в искусстве появилась тема труда

Я, во-первых, приветствую всех участников этого форума, своих товарищей. Тема действительно, может, звучит очень странно, но для меня она принципиально важна. Когда-то паровоз, будучи продуктом научно-технического прогресса, въехал в искусство, въехал в фильм братьев Люмьер, став символом кино. Затем он въехал в историю, в Революцию 1917 года, а затем процессы преобразования, всемирного преобразования и построения нового мира, как вы видите, на фотографии Туркси. Я беру другой концепт. Это концепт трактора. Потому что для меня это обращение не к железкам, не к металлу, это обращение к тому символу индустриализации, скажем, несырьевого пути развития, который нес в себе пружину, выпрямляющую человека. То есть проект модернизационный, который нес в себе идею культуры, идею человека. Поэтому мое обращение к красному трактору (именно красному трактору) – это обращение, подобное обращению Ренессанса к Античности.

Теперь перехожу к самому этому проекту. Я построила свое выступление таким образом, чтобы показать те черты этого проекта, красного трактора, которые есть одновременно и сущностные черты самой культуры. Красный трактор, первое, это интернационализм созидания. Именно потому что красный трактор был одновременно еще символом советской культуры, советская культура стала новым типом культуры, не мировой, не национальной, она стала типом всемирной культуры, где в основе человека, в основе жизнедеятельности человека, идеалов культуры, одновременно в основе идеи социализма (коммунизма) лежала идея преобразования этого мира. Поэтому интернационализм созидания является одной чертой. Кстати, так же как черта советской мировой культуры вообще.

Следующее – социальное освобождение труда. Да, тяжелый труд тракториста, это тяжелый физический труд, и человек вынужден считаться и подчиняться законам машины, но здесь человек создавал новые социальные формы этого труда, вот почему здесь не человек для машины, а машина для человека. Это созидание новой социальной формы труда, которая отвечала интересам не только моим личным, но моим личным как общественным интересам, как раз и делала человека, этого тракториста в грязных башмаках, в спецовке, которая пропахла мазутом, делала его субъектом труда. Не объектом, не функцией этой машины, а субъектом труда. Социальные формы этого труда делали его субъектом. Это героическое бытие, героем труда. Поэтому тракторист – это первый парень на деревне.

Следующее, творчество. Идея освобождения социальной формы труда рождала новое, принципиально новое отношение к культуре, не отчужденное отношение к самому труду. Творчество, рационализаторство. Я, знакомясь со многими материалами обучения на строительстве 30-х годов, узнала такие любопытные вещи. Когда американские специалисты читали необразованным башкирам, татарам, строящим Магнитогорский металлургический комбинат, люди, которые тогда еще не научились писать, одновременно решая проблему ликвидации безграмотности, и на вопрос, как вы усвоили материал, они слышали, как эти молодые рабочие возвращали знания в форме новых рационализаторских идей. Удивление этих американских специалистов было неизбывным. Потребность в самообразовании и культуре.

Следующая черта. Радость труда. Это содержание, да, содержание тяжелое, решение материальных вопросов и проблем, связано одновременно с социальным освобождением. Оно приносило новые отношения к труду, когда труд – не божье наказание, а радость труда. Вот, Сашка-тракторист.

Следующее принципиально важно то, что происходил обособленный крестьянин, превращался в работника сельскохозяйственного пролетариата, в рабочего. Это становилось основой трансформации патриархальной культуры в новый тип культуры. Это уже не община, это уже коллектив. Это тоже принципиально важно, потому что советская бюрократия держалась, одной из опор ее была патриархальная культура, потому что она построена по законам иерархии, так же как и бюрократия. Изживание диалектическое, снятие этой патриархальности, трактор нес в себе диалектику этого изживания.

Следующее то, что красный трактор привнес идею субъектной формы жизнедеятельности. И женщина становится субъектом не только трудового творчества, но и социального творчества.

Красный трактор нес единство, этот треугольник неотчужденного отношения, неотчужденного триединства природы, машины и человека.

Проект "Красный трактор" обусловил то, что в искусстве появилась тема труда. Вы видите сегодня в кинематографе, в живописи тему труда? А её нет. Простая речь, суровый речь. Как сказала художница Бурганова Мария Александровна: "Вот символ этого направления в искусстве".

Следующее то, что проект "Красный трактор" – это был проект культуры. Не только научно-технической и экономической производственной модернизации, а проект культуры говорит о том, что этот проект запечатлен во многих произведениях искусства, в живописи. Посмотрите, какой нежный акварельный трактор на картине Лабаста в музыке, в песенном искусстве. Перечисления в поэзии (Самуил Маршак), в кинематографе известный фильм "Трактористы", "Марш трактористов".

И самое главное, проект "Красный трактор" стал выражением, носителем идей нового человека, который строил свои отношения с другим не на основе "ты мне браток", а "ты мне брат по делу, товарищ по делу". Вы можете видеть, на станции Новокузнецкой этот красный трактор запечатлен.

И то, что это искусство, порожденное идеей красного трактора, утвердила себя в мировом искусстве, говорит, как пишет газета "Коммерсантъ", что на последних аукционах в Европе живопись соцреализма становится одной из самых востребованных. Вы видите здесь картину Манюкова "Колхозная лаборатория", которая сегодня оценивается в 6 млн долларов. То есть возрастает потребность в этом новом типе искусства.

Я назвала эти черты для того, чтобы сказать, что сама идея обеспечивает безгрешную реализацию этого проекта? Ничего подобного. Любая реализация несет противоречия, вскрывает противоречия общества, равно как и самого проекта, но любые противоречия есть залог развития. Страшно не противоречие, а неразрешаемость этих противоречий. Проект "Красный трактор" имел потенциал для разрешения этого противоречия, потому что он в себе форму культуры, преодоление хотя бы в форме идеального.

И последнее заключение. Я не знаю, реиндустриализация, постиндустриализация, меня интересует, во-первых, вопрос отношения этих направлений развития. И второе, для меня является глубоким убеждением, невозможно никакое прогрессивное направление развития страны, если там не будет в основе человека. Не абстрактного человека, а человека, который снимает отчуждения к труду, к обществу, к культуре, к самому себе. Если не будет этой идеи, проект никогда не будет состоятельным. Мы свидетели этой несостоятельности под названием "абстрактные реформы". И если проект не имеет художественных критериев выражения, он несостоятелен, потому что он не имеет этого гуманистического начала.

Завершая, хочу сказать, поиск нового, не знаю, что это будет, красный тракт или еще что-либо, но эти технологии должны обязательно иметь, с моей точки зрения, левый поворот. Спасибо.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: