3-4 апреля 2018
Российская академия наук.
Дмитриева Оксана Генриховна
Повышение ключевой ставки до 17% - это самая вредная вещь, которую можно придумать
Повышение ключевой ставки до 17% - это самая вредная вещь, которую можно придумать

Я хочу сказать, что антикризисный план, который подготовила группа депутатов, в том виде, в каком он отправлен президенту, размещен на моем сайте dmitrieva.org, поэтому если кто-то сейчас хочет следить за моим докладом и за таблицей информации, может открыть сайт, там все уже вывешено в том виде, в каком мы неделю назад его отправили президенту Российской Федерации.

Несколько замечаний до того, как я перейду к изложению антикризисного плана.

Первое. Для того чтобы понять, что надо делать, и какие ошибки совершены сейчас, надо еще раз вернуться к результатам реализации антикризисных мер кризиса 2008-2009 года, потому что его сейчас предлагают в качестве примера, причем положительного, выхода из кризиса. Хотелось бы для начала, для стартовой точки сказать, что по целому ряду отраслей промышленности, именно те, которые определяют технологические процессы и ближе всего к инновациям, из кризиса 2008-2009 года не вышли. В частности, из кризиса не вышли, то есть их объем производства ниже на данный момент, чем на докризисном уровне, – то есть пик докризисного уровня – это 2007-2009 год, – из кризиса не вышли следующие отрасли: текстильная и швейная промышленность, кожевенная промышленность, обработка древесины, целлюлозно-бумажная промышленность, производство неметаллических минеральных продуктов, производство машин и оборудования вообще не вышло на уровень 77% от докризисного уровня, производство электрооборудования, электронного, оптического оборудования, из кризиса не вышли тоже – 87% от докризисного уровня, строительство не вышло из кризиса, объем строительных работ ниже, чем на докризисном уровне. И инвестиционная активность тоже – вложения в основные оборотные средства практически остаются на докризисном уровне.

Далее еще раз хочу напомнить, что кризис мы проходили хуже, чем все страны Большой 20-ки. Сокращение ВВП самое большое из стран Большой 20-ки, при самой большой инфляции и самых высоких удельных расходах на преодоление кризиса.

Как преодолевали кризис в прошлый раз в 2008-2009 году? Во-первых, в самом начале была неправильная оценка природы кризиса. Его расценивали, как кризис финансово-банковский. Основные средства в связи с этим были брошены в финансово-банковскую сферу, 85% в совокупности от выделенных средств. Средства на поддержку реальной экономики составляли около 15%, и шли с большим опозданием. В частности, наиболее разрекламированная форма поддержки – это предоставление гарантий системообразующим оборонным предприятиям. Тогда объем гарантий составлял 300 млрд. рублей. Я посмотрела все данные – выделили решение о гарантии к концу 2009 года только на 10 млрд. рублей. Это к тому, как вообще работала вся эта система. Поэтому брать за образец меры по преодолению кризиса 2008-2009 года… Даже к тому кризису они были неадекватны, и хороших результатов не дали.

Теперь нужно четко понимать, что сейчас мы имеем дело с совсем другой экономической ситуацией. Во-первых, тогда был мировой кризис, соответственно, было сокращение спроса на основные предметы экспорта – и на металлы, и на нефть, на лес, то есть на все основные статьи нашего экспорта. Сейчас мировая экономика находится в позитивном тренде, и экономический рост составляет около 3%, поэтому падение цены исключительно по нефти, то есть углеводородам. И то, что называется кризисом – это снижение цены на нефть и обвальная, значительная девальвация рубля.

Вообще говоря, снижение цены на нефть, а особенно девальвация национальной валюты может быть, а может и не быть фактором кризиса. Наоборот, в целом ряде случаев девальвация национальной валюты, снижение ее цены, дешевые деньги являются фактором выхода из кризиса и подстегивания и импортозамещения, и отечественного производства, повышение его конкурентоспособности. Но это может быть, опять же, при том, что все другие направления действий денежных властей и национального правительства, они направлены на то же самое, то есть на повышение конкурентоспособности отечественной экономики, и на подхлестывание экономическое роста. К сожалению, мы этого сейчас не наблюдаем, хотя еще раз я возвращаюсь к тому, что сама по себе девальвация не является фактором кризиса, если она не сопровождается еще чем-то.

Основные ошибки, которые уже совершены Правительством.

Первое – налоговый маневр. Понятно, когда налоговая нагрузка переносится с внешних поставок на внутренние поставки, удорожание сырья, энергоносителей. Даже по проекту бюджета это составляло 1,3 трлн. рублей. Если брать в нынешних ценовых реалиях, то это увеличение налоговой нагрузки на отечественного, внутреннего производителя и потребителя – минимум плюс 800 млрд. рублей. Каждый может понять, что это ведет к сокращению прибыли, рентабельности предприятий, и к потере бюджета в субъектах федераций и федерального бюджета от налога на прибыль.

Следующая ошибка – повышение ключевой ставки до 17%. Понятно, что это самая вредная вещь, которую можно придумать в условиях обвальной девальвации. Итак, идет вымывание оборотных средств, кассовые разрывы, а в это время удорожание кредита, оно действительно может привести к сокращению производства, и вместо его роста приведет к его свертыванию.

Следующий момент – направление 1 трлн. рублей на декапитализацию банков. Чтобы ни у кого не было сомнений в том, что это за деньги, я скажу – это профицит бюджета 2014 года, который фактически через странную схему. Для непрофессионалов сказано, что это не деньги, это какие-то ОФЗ, и т.д., а на самом деле это профицит бюджета 2014 года.

И следующий комплекс мер, который предпринят против малого бизнеса – введение торгового сбора, и других мер, дискриминирующих мелкую розничную торговлю. Понятно, что это в условиях ограниченного доступа нашего мелкого и среднего отечественного производителя крупным розничным сетям скажется не только на мелкой розничной торговле, но и на всем производстве, особенно в тех отраслях, которые могли бы работать на конечного потребителя по импортозамещению – это сельхозпроизводство, пищевка и легкая, текстильная

Теперь что еще собирается из вредного сделать Правительство, еще не сделало, но собирается.

Первое – это сокращение секвестра расходов бюджета, что, естественно, сократит платежеспособный спрос населения и частичный государственный инвестиционный спрос.

Далее. Все меры государственной поддержки реальной экономики предполагается осуществлять через длинные цепочки банковских посредников, через гарантии декапитализации банков и так далее. Это выглядит довольно странно, потому что господин Шувалов, выступая перед нами в Госдуме, сказал три предложения одно за другим: «Мы осуществляем декапитализацию банков. Это не для санации, а для поддержки реальной экономики». Следующая фраза: «Но у нас на банки нет влияния, но мы будем работать над этим, чтобы они финансировали реальную экономику». Депутаты Госдумы, здесь присутствующие, могут подтвердить, что я ничего не выдумываю, эти три фразы были сказаны одна за другой.

Далее. Создание банка плохих долгов. Опять же, подумайте, что за цепочка выстраивается. Ключевая ставка повышается до 17%, так, чтобы банки деньги никому не давали. При этом деньги банкам даются практически даже не через рефинансирование, а бесплатно через декапитализацию. Если они вдруг все-таки кого-то будут финансировать, но непонятно кого, не проверяя должным образом их возможность отдачи и кредитоспособность, то для этого создается банк плохих долгов, чтобы все плохое можно было снова сбросить на государство, и еще раз за это все заплатить.

Теперь что касается антикризисного плана Правительства. Он состоит из 60 пунктов. Из них лишь 18 пунктов имеют вообще хоть какое-то финансовое значение: либо это кредиты, либо субсидирование процентных ставок, либо прямые деньги. При этом эти 18 пунктов из 60 – это все касается, в основном, финансовой сферы. Даже если это поддержка реальной экономики якобы, то это все равно через субсидирование процентной ставки или через гарантию на кредит. То есть, так или иначе, для того чтобы банки, при том, что повышенная ставка рефинансирования, притом, что 1 трлн. рублей на декапитализацию уже сейчас принято решение выделить, еще 450 млрд. из Фонда национального благосостояния, то есть фактически 1,5 трлн. Но поскольку все равно процесс кредитования не идет, то еще дальше из бюджета субсидирование вот этой повышенной кредитной ставки, и гарантии под кредит. То есть, так или иначе, все, что поддержка реальной экономики – это для того чтобы хоть где-то по каким-то направлениям преодолеть те ошибочные решения, которые уже приняты по предыдущим пунктам.

Все, что касается реальной экономики – это тоже достаточно смешно. Не могу не сказать по поддержке отраслей экономики. Там два пункта, по-моему, 34 и 35, или 35 и 36. Один называется «Приоретизация приоритетов по государственным программам», а другое называется «Корректировка приоритетов». И все остальные пункты вот такого же примерно содержания. То есть это слова и подготовка предложений. Что является сердцевиной антикризисных мер – это программы импортозамещения теперь. Что по антикризисному плану, когда мы конкретные меры, о которых говорил президент, будем иметь? К 1 июля отдельные предложения, к 1 августа программы, они должны быть только внесены, а это не значит, что они еще вообще… Там же тоже может быть «приоретизация приоритетов». То есть практически то, что является предметом борьбы с нынешней ситуацией, или использование нынешней ситуации для экономического роста – это импортозамещение, – по ней ничего нет.

Далее. Идут бесконечные разговоры – тоже не могу не остановиться, там просто мер никаких нет кроме тех, которые уже были задействованы, но вещь сама по себе вредная, поскольку как

Это тоже одна из ошибочных ориентаций, которая может быть реализована. Дело в том, что стимулирование высокотехнологичного экспорта в условиях санкций, сегодняшней ситуации – это абсолютная утопия, потому что новых ниш на рынке в области обрабатывающей промышленности в данных условиях найти практически невозможно. А что касается сырьевого экспорта, так вот как раз стимулирование экспорта сейчас в условиях девальвации рубля может привести к эскалации сырьевого экспорта, вымыванию сырьевых ресурсов из страны, и повышение цены на них внутри страны – то, что мы уже имеем по пшенице, в итоге вынуждены были ввести экспортные пошлины, и то, что может быть по металлам и по другим предметам сырьевого экспорта. Неправильный вектор, неправильная ориентация, поэтому говорить сейчас основным фактором роста – это, конечно, импортозамещение, на этом нужно все сосредотачивать.

Теперь что мы предлагаем в нашем антикризисном плане? Первое – отмена налогового маневра, то есть вернуться к ситуации, которая была, к тем проектировкам, которые были на 2015 год. Снова увеличение экспортной пошлины и снижение налога на добычу полезных ископаемых. 57% экспортная пошлина от разницы, и снова ставка 530 налога на добычу полезных ископаемых. Это даст снижение реального налогового пресса на внутреннего производителя, рост прибыли и рентабельности, и, соответственно, повышение доходов бюджетов субъектов и федерального в какой-то степени от налога на прибыль.

Следующая вещь – предлагается целая мера по налоговому стимулированию инновационного бизнеса. Фактически то, что предлагается распространение тех мер, которые реализованы для Сколково, то есть практически для пустого множества, на любые другие предприятия, которые могут быть отнесены к научным организациям и к инновациям предприятиям.

Мораторий на введение торгового сбора – предлагается отказаться, поскольку вещь абсолютно вредная.

Далее предлагается восстановление инвестиционной льготы по налогу на прибыль, хотя бы вводить ее секторально по тем отраслям, я их перечислила, которые вообще не вышли еще из кризиса 2008-2009 года, по отдельным отраслям обрабатывающей промышленности.

Далее изменение по упрощённой системе налогообложения, расширения границ возможности перехода на упрощенную систему налогообложения для предприятий и до 200 млн. по обороту, и по остаточной стоимости основных фондов до 300 млн. Причем эта норма – обращаю внимание, – пределы, они устанавливаются федеральным законом, а то, что предлагает правительство, оно предлагает так, чтобы малому бизнесу ничего не дать, все на откуп субъектам федерации.

Понятно, что субъектам федерации, у которых полтриллиона бюджета, без компенсации из федерального бюджета никаких решений значимых принимать по льготам малому бизнесу не будут, поэтому в нашем плане, с одной стороны, возможность федеральная предоставления льгот малому бизнесу или преференций через законодательство, но при этом обязательное решение вопросов сбалансированности субъектов за счет прямых перечислений.

Далее. Предоставление двухлетнее налоговых каникул малым предприятиям, для всех малых предприятий и без возможности исключения из списка, как это сделано в нынешней системе. Законопроект был только что отклонен, к сожалению.

Бюджетная политика. Во-первых, мы считаем, что никакого основания для секвестра бюджета нет, никаких трех триллионов сокращения доходов в бюджет, о которых говорит Правительство, тоже нет. В самом плохом варианте, который уже вряд ли будет реализован, 50 долларов за баррель и 65 курс рублей за доллар, максимальное сокращение по сравнению с утверждённым бюджетом, и в условиях спада, о котором говорит Правительство, они его могут добиться своими мерами, даже в этих условиях минус 4% спада и цена 50 долларов за баррель среднегодовая, потеря бюджета – максимум 1 трлн. рублей в рублевом выражении. А если идти по нашему плану, то мы вообще не видим. Там возможно некоторые сокращение доходов. Мы, в принципе, посчитали, но это в пределах погрешности счета, то есть по нашей антикризисной программе, если не допустить спада производства, и даже при расчете 50 долларов за баррель, 65 рублей курс, отказ от налогового маневра и реализация всех тех мер, о которых я сказала, то сокращения доходов можно не допустить. При этом идти сознательно на дефицитный бюджет, и его покрывать за счет профицита прошлого года и средств резервного фонда, то есть не размещая займы.

Далее целый ряд мер мы предлагаем в области реформирования госзакупок, главный из которых – отказ от тендера по закупкам до 60 млн. рублей, и переходить там, где это возможно, на долгосрочные контракты, стабилизированные по ценам и срокам.

Следующий момент. Все меры господдержки оказывать предприятиям, если они оказываются, в обмен на пакеты акций, и при определенных ограничениях по поводу увольнения сотрудников и заработной платы, поскольку мы считаем, что в условиях кризиса нужно четко придерживаться идеи о том, что Правительство делает все для того чтобы не было сокращения рабочих мест ни в коммерческом, ни в бюджетом секторе. Это, кстати говоря, тоже предполагается, поскольку это вещь вредная.

Целый ряд мер защиты населения от роста расходов на ЖКХ, мораторий на взносы на капитальный ремонт. Целый ряд мер, направленных на защиту населения от банкротства физического лица, мораторий на соответствующий закон, и целый ряд мер по защите заемщиков по валютной ипотеке, и не только.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: