Эпштейн Давид
Подушка рентабельности
Подушка рентабельности

На вопрос «Почему и для чего индустриализация?» я не берусь отвечать, потому что мне это, в основном, представляется очевидным. И отмечу, что мы потеряли наше материальное производство не в силу опережающего роста производительности труда, и не потому что мы в каких-то отдельных отраслях так опередили, что получили какую-то суперренту, а мы потеряли нашу промышленность и материальное производство из-за того, что в условиях институционального хаоса, начавшегося где-то в 1988 году с реформ Горбачева, промышленность наиболее развитое материальное производство разрушается первым. Чем оно более технологично, тем скорее разрушится в силу потери институтов. Поэтому мы по всем направлениям тут отстали, и никакое креативное и высокоидейное производство не может обойтись без материи, без машин и средств производства, которые повысят там производительность труда. Это мне представляется насколько очевидным, что вопросы новой индустриализации и реиндустриализации кажутся мне настоятельными, необходимыми и не нуждающимися в доказательстве, разумеется, на новой технологической основе. Это мне представляется банальным.

Хочу пояснить, почему сейчас пошел неожиданный рост. Года четыре темпы падали, и вдруг, раз, промышленность начала дышать немного в 2013, в 2014 году. В начале 2015 года Правительство падает в обморок от кризиса, а тут где-то начали развиваться зачатки промышленности. Механизм предельно прост. Он также сработал в 1998 году после четырех-пяти лет.

Долгий период в силу того, что у нас экспорт ресурсов сильно превалирует над импортом, у нас долг дешевеет, у нас избыток долларов. В результате доллар 30 рублей держался примерно с 1999 года до начала или средины 2013 года – 14 лет. За это время у нас была суперинфляция.

В восемь раз выросли цены на российские, в среднем потребительские товары, в промышленности еще выше. Наша промышленность и продукция стала в 10 раз дороже за эти 13 лет, а если доллар остался на уровне 30 рублей, там небольшая инфляция есть и у наших конкурентов, и импорт за то же время, что мы стали производить в 10 раз дороже, они остались примерно на том же уровне. И каждый год наши товары становились на 10-15% дороже по сравнению с импортными, и импорт ежегодно вытеснял нашу промышленность, материальное производство. Вот что происходило благодаря удержанию этого дешевого доллара. Мы наслаждались им как потребители, при этом губили свое материальное производство.

И когда-то это должно было кончиться, и это кончилось сначала в 2013 году - доллар подскочил с 30 до 36 рублей, а теперь он подскочил сначала до 70, теперь вроде до 60. Правительство страшно радуется, что держит его, даже чуть опускает благодаря нефти. Но что происходит дальше? Доллар подскочил, и импорт сразу подскочил тоже. Значит, цены на российские товары тоже поползли за ним. Разумеется, так быстро они ползти не могут, и цена российского товара начинает обгонять его себестоимость. Во-первых, он резко становится дешевле импортного, во-вторых, образуется подушка рентабельности, потому что та составляющая, которая связана с российским производством, и главное с зарплатой – зарплата еще медленнее растет, это плохо для нас, но хорошо для экономики в данный момент, - образуется подушка рентабельности. Вот он базис, благодаря которому сразу начинается импортозамещение. И это мы увидели в 2013 году, и это продолжается в 2014.

Если Правительство своими «замечательными» мерами – повышением ключевой ставки, сжатием денежной массы – зарубит нам этот наш шанс импортозамещения и развития экономики, значит, мы снова окажемся в той же ситуации. В 1998 году, напоминаю, доллар подскочил в четыре раза, и у нас было пять-шесть лет роста. Потом начался этот процесс вытеснения импортом нашего производства. Если снова Правительство своим бездействием и своей приверженностью правой либеральной парадигме, сдерживанием денежной массы, удержанием дешевого доллара снова зарубит нашу промышленность, значит, нам максимум в этот раз уже только на два года хватит этого толчка роста. Исходя из этого, хоть нас и призвали политикой не заниматься, но если бы парни всей Земли могли бы однажды громко сказать: «Праволиберальные фигуры из Правительства – вон!», то это бы возымело тот эффект импортозамещения, который нам и нужен. Предлагаю в качестве конкретного пути не громко крикнуть, т.к. этот путь не помогает, а одним из решений создать некую петицию, под которой будут подписываться крупные ученые-экономисты и некрупные ученые, «наши обычные доктора с кандидатами», как говорил Высоцкий. И если эту петицию подпишут несколько десятков тысяч ученых – это будет тот бунт, к которому нас призвал Третьяков Виталий Товиевич. Думаю, что это надо сделать. Это не совсем бунт, и не борьба за власть, но это показатель того, что научная общественность показывает, куда идти, и, пожалуйста, товарищи из Правительства, прислушайтесь. Одним словом, нам сейчас нужен толчок для того чтобы эта праволиберальная политика ушла, и он частично дан девальвацией, частично дан удешевлением нефти, хоть это для нас и не подарок, и частично дан этими санкциями. Все это создает для нас возможность двинуть вперед нашу промышленность, наше импортозамещение, начать нормально развиваться. Это главное, на чем я хотел остановиться.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: