3-4 апреля 2018
Российская Академия Наук. Тема: «Россия и мир: образ будущего»
Клемент Вольфганг
Ответственность экономики в вопросах формирования германо-российских отношений
Ответственность экономики в вопросах формирования германо-российских отношений

Начиная с шестидесятых годов прошлого столетия, у меня периодически появлялась возможность посещать Россию, сначала Советский Союз, а затем и Российскую Федерацию.

В течение этого времени я постоянно пытался понять Россию на различных этапах развития ее политики и ее политических отношений с другими странами. Правда, мне так и не удалось научиться понимать и говорить по-русски. Поэтому прошу прощения, что, к сожалению, вынужден обращаться к вам снова на немецком языке.

Думаю, что если сегодня говорить об экономических отношениях, нельзя закрывать глаза перед лицом того факта, то есть необходимо принимать к сведению, что конфликт в Украине довольно внезапно подверг тяжкому испытанию на прочность длительный этап интенсивных партнерских взаимоотношений между Германией и Европейским Союзом с одной стороны и Россией с другой стороны.

Мы в Европе в течение многих десятилетий исходили из надежды на то, что после ужасного опыта всех войн, за которые русский народ расплатился немалым числом человеческих жизней, на европейском континенте вряд ли возможно развитие событий в военном русле. Однако военный конфликт на востоке Украины и происходящие там события вынуждают нас признать обратное. Ежедневно там погибают люди и мирные жители. Города, деревни, имеющаяся инфраструктура разрушаются буквально в пух и прах.

Думаю, не стоит напоминать о том, что история наших народов многому нас научила. В особенности нас в Германии история научила тому, что военные конфликты бессмысленны по своей природе.

Мы знаем, что задачи обеспечения мира требуют приложения всевозможных усилий всех ответственных сил. И это правило действует и сейчас. Так и должно быть в случае с конфликтом на востоке Украины. Как мы знаем, недавно было достигнуто соглашение о прекращении огня. Несколько дней назад было заключено соглашение между министрами иностранных дел Российской Федерации, Федеративной Республики Германии, Украины и Франции, как минимум, об отводе тяжелых вооружений. К сожалению, до сегодняшнего дня это соглашение не соблюдалось. Смертоносная атака на город Мариуполь, приведшая к 30 человеческим жертвам, стала новым потрясением. Генеральный секретарь ООН по праву обратил на это внимание и предъявил серьезные обвинения также и сепаратистам на востоке Украины.

Я говорю это для того, чтобы подчеркнуть в каком тяжелом положении мы все находимся, а также то, что потребуются серьезные усилия всех сторон для того, чтобы исправить ситуацию. В этих условиях большой вопрос, сможет ли экономика на базе высокого уровня развития отношений между обеими нашими странами внести свой вклад в дело преодоления этого кризиса, а также сможет ли она это сделать, невзирая на введенные Западом санкции и принятые Россией контрмеры. Это тот самый вопрос, который сегодня встает перед нами в полный рост.

И сначала я хотел бы сразу сказать следующее: я убежден, что стоит предпринимать любые усилия, искать ответы на все вопросы. Не в последнюю очередь ввиду экономических последствий нынешнего кризиса многие люди в Российской Федерации, как и в Украине, а также в государствах-членах Европейского Союза, пусть разным образом, но все же ощущают воздействие этих санкций и соответствующих контрмер. Я сам родился в Рурской области, в промышленном центре Германии. Моя политическая карьера начиналась сначала с журналистского, а затем и политического сопровождения Вилли Брандта, который не раз проводил переговоры с тогдашним советским руководством. Поэтому мне знакомо значение силы предпринимательства в отношениях между народами. Это с давних пор так, однако, в отношениях между Россией и Германией эта сила утвердилась и сумела серьезно зарекомендовать себя. Взглянув в историю, следует вспомнить об очень интересном моменте, а именно о так называемой сделке 1970 года «газ-трубы».

С конца пятидесятых годов прошлого столетия выдающиеся представители немецкой индустрии стремились принять участие в этой сделке и, в конце концов, заставили политиков ее реализовать. Тогдашний контракт, заключенный в 1970 году между Газпромом, концерном Рургаз и группой немецких банков стал своеобразным ледоколом холодной войны. Этот ледокол пробил брешь для начатой тогда Вилли Брандтом политики разрядки в Европе, в рамках которой германо-российские отношения смогли развиваться в обстановке сохранения мира и взаимовыгодного партнерства. Ключевым словом, лозунгом тогда было „Товар через торговлю“. И этот лозунг оправдал себя, и мне кажется, он и сегодня способен оправдать себя.

Я твердо убежден в том, что никто в России, да и в Германии, как и во всем Европейском Союзе не заинтересован в возрождении холодной войны. Разве кто-то может быть в этом заинтересован? Поэтому я очень рад тому, что федеральный канцлер Германии и вице-канцлер недавно использовали площадку Всемирного экономического форума для того, чтобы возродить предложение о создании общего торгового пространства от Владивостока до Лиссабона – предложение, которое в свое время исходило от Президента Путина и тогдашнего Президента Европейского Союза г-на Проди.

Я также рад тому, что и канцлер и вице-президент объявили о начале кооперации между Евразийским и Европейским союзами. Мне было бы приятно, если бы это предложение, этот импульс серьезно воспринимался немецкими политиками и был ими принят. Понятно, что задача политики и дипломатии состоит в том, чтобы расчистить путь к этому проекту будущего.

Хочу еще раз отметить, что для всего этого необходимо прекращение боевых действий в украинском конфликте. Однако это ни в коей мере не снимает ответственности с тех лиц, которые занимают ответственные посты в экономике наших стран. Более того, это должно побудить их использовать имеющиеся у них по-прежнему возможности в области германо-российских отношений. А такие возможности имеются, причем при наличии доброй воли и решимости с обеих сторон, невзирая на продолжающие действовать санкции и контрсанкции. Ибо мне известно, и я смог наблюдать это в течение многих десятилетий, что в области экономических отношений имеются апробированные возможности продолжения диалога и базирующееся на них возросшее доверие.

Хотел бы в связи с этим использовать эту возможность для того, чтобы обратиться к экономическому руководству наших стран, как об этом уже говорил господин Тишендорф, чтобы его представители не рассматривали себя просто в качестве объектов и в определенной мере жертв политического кризиса, а сами что-то предпринимали, взяли инициативу в свои руки и не допускали подавления политическим кризисом их предпринимательской активности. Естественно и в германо-российских отношениях главенствующая роль принадлежит политике, однако ужатые санкциями и контрсанкциями рамки оставляют все еще немалое пространство для игры, которое следует использовать. Занимая различные политические посты в правительстве земли Северный Рейн – Вестфалия, а также в федеральном правительстве под руководством федерального канцлера Герхарда Шредера я содействовал реализации различных инициатив, целью которых была диверсификация российской экономики, и которые, таким образом, выходили за рамки промышленного использования российской сырьевой индустрии, сокращали имеющуюся зависимость от нефти и газа и способствовали развитию скорее через использование потенциала среднего класса. При этом я осознаю, что это намного тяжелее воплотить в России, чем в такой густонаселенной, наполненной городами стране как Германия. Тем больше уважения у меня к деятельности небольших и средних предприятий, а также их добровольных объединений, будь то в Москве, Петербурге или Нижнем Новгороде.

Уважаемые дамы и господа, многоуважаемые коллеги, работы действительно много и с той и с другой стороны. Экономические задачи, стоящие перед обеими сторонами, Россией и Германией, огромны. Их предстоит решать обеим нашим странам. И у нас есть все основания стремиться выполнить эти задачи, эти экономические задачи.

Я могу и хочу здесь выделить лишь три важнейших с моей точки зрения сферы. Это политика в области энергетики и климата, в вопросах по которой предстоит найти множество ответов и которая касается наших стран особенным образом. Также хотелось бы назвать демографические изменения, которые затронут общественные условия, как в России, так и в Германии как в никаких других странах особенно глубоко. Следующий пункт это революция цифровых технологий, которая революционным образом изменит, в частности, промышленность и транспорт. Именно в этих областях, но не только в них, возможно развитие партнерских отношений между немецкими, европейскими и российскими компаниями. И этому партнерству должно и дальше уделяться первостепенное значение.

Что хотелось бы особо отметить, так это деятельность направляющей силы компаний, а именно хозяйственных ассоциаций, палат, как например, та, где мы находимся сегодня в гостях. Также это муниципалитеты и региональные институты, являющиеся исследовательской и научной силой обеих сторон, знающих, что любой кризис это в том числе и шанс. Знающих, что именно на таком критическом этапе как сейчас следует проявлять активность, а иногда и двигаться против течения.

Убежден, что такой подход в экономике с обеих сторон затронет также и политику и откроет перед ней новые возможности и перспективы, что сейчас особенно необходимо для германо-российских отношений. Поэтому и нам и вам не следует терять время.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: