3-4 апреля 2018
Российская Академия Наук. Тема: «Россия и мир: образ будущего»
Гринберг Руслан Семенович
Отказ от политики рыночного фундаментализма – принципиальная задача для страны
Отказ от политики рыночного фундаментализма – принципиальная задача для страны

Я вообще-то не хотел сегодня выступать, на этой панели, но так случилось, Александр Владимирович меня попросил, я поэтому и не очень готовился. Но я должен сказать, что это и едва ли не самая важная панель в том смысле, что несырьевое будущее России – это понятно, мы все хотим, чтобы индустриальный ландшафт стал более-менее приличным, достойным для нашей страны, как это было в 50-60-70-е годы, но есть большая путаница по поводу того, для чего вообще экономика нужна. То есть мы, экономисты, впервые пытаемся сделать выводы, для чего вообще нужна экономика? Экономика для человека или человек для экономики?

У нас так получилось и в советские времена, несмотря на то, что уровень равенства был достаточно высокий, и уровень справедливости был высоким, хотя это часто оспаривается, но все-таки так случилось, что распорядители бюджета всегда исходили из того, что надо сначала накормить народ. Вот сколько я не встречался с ними по поводу финансирование культуры, здравоохранения, образования, они все время говорили, и отсюда такое слово появилось очень презрительное, ужасно я его ненавижу – социалка. Социалка – это что-то такое, что надо, конечно, но сначала надо экономику, ВВП…

Интересно, что причудливым образом вот эта философия жестких плановиков в командной экономике совпала с философией апостолов рыночной философии, апостолов свободного рынка. Мне довелось беседовать в девяностом году с одним из самых главных людей, которые заменили Маркса в нашей, как сейчас принято говорить, дискурсе, когда учение Маркса, как оно называлось, всесильно, потому что верно. Потом Маркса и Ленина заменили на Фридмана, Хайека и Мизеса, их учение верно, всесильно, потому что верно.

А довелось мне разговаривать с Милтоном Фридманом по поводу нашей трансформации. И там был такой спор у нас, это было в 90-е годы, что вот вы начинаете новую жизнь, и я говорю – да-да. И более того, я сказал, что у нас переход к рыночной экономике не будет столь болезненным, как это в Латинской Америке происходило или где-нибудь еще. А почему? Я наивно думал, что у нас, несмотря на все дикости плановой экономики, есть четыре достижения больших, а именно образование, наука, культура и здравоохранение. А посмотрел так, говорит: "Нет, это вы неправильно говорите". То развитое образование, развитую культуру, развитое здравоохранение вы не заслуживаете, ваш пирог очень маленький. Для того чтобы вы могли поддерживать на том же уровне вот эти четыре сваи, как вы говорите.

И точно, мне послышались такие же интонации плановиков, и точно такое же – вам ВВП надо. ВВП надо большое! А когда будет большой пирог, тогда будете отрезать культуре, здравоохранению, футболу, спортивным секциям, образованию. И мне это показалось удивительным. Вот когда-то Ленин говорил, до Ленина еще. У нас всё Ленин говорил – семь раз отмерь, один раз отрежь – Ленин сказал, а это вроде бы в Библии написано. Не важно.

Говорилось, что противоположности сходятся, и это точно так. Они сошлись. А на самом деле эти лютые директивные планомерщики и лютые рыночники сошлись. Меня это сильно поразило тогда. Но поскольку его влияние на развитие нашей философии и трансформации было неизмеримо больше, чем моё, и это вообще была мода большая, что свободный рынок всё решит, и оказалось, что первыми жертвами трансформации именно в соответствии с указанием Милтона Фридмана стали эти четыре сферы жизни человеческие: образование, наука, культура, здравоохранение.

Более того, эта мантра про эффективность, эти слова жуткие про эффективность всё время повторяются и нынешними людьми из правящего дома. Я вспоминаю, не буду называть фамилии, одного есть президентов нашей страны замечательной. Он любит встречаться с министрами. Они друг друга понимают, что они играют для народа. Вот министр культуры сидит и Президент страны. Министр культуры докладывает, что столько денег выделено у нас, там провели фестиваль, всё… А потом говорит: "Какие у вас проблемы?" – "А у нас проблемы с сельскими библиотеками, там что-то перестали финансировать, и это очень сказывается вообще на работе, низкие зарплаты, чуть ли не 2000 рублей". Президент сказал: "Да, мы вам будем помогать, но все-таки я вас очень прошу, у нас бюджетом большие проблемы, – у нас всегда большие проблемы, профицит, дефицит, баланс – всегда проблемы, – но я вас очень прошу, пожалуйста, вы постарайтесь все-таки организовать эти библиотечные отделы на селе на коммерческой основе.

Вот вы смеетесь, а это не шутка была. Это философия, которая и сейчас живет, которая все время склоняется к тому, что на самом деле надо коммерциализировать всё. И в этом не было бы ничего плохого, если бы все население могло позволить себе платить за всё, могло позволить себе платить за хорошее образование, за хорошую медицину, за театры и все такое прочее. И надо сказать, что мы чемпионы мира сейчас стали по недофинансирование вот этих сфер в соответствии с рыночной философией. Мы первое место в мире занимает, хочу сказать, по платным студентам. Я вообще считаю, что дикость большая, чтобы за образование платить в таком обществе, которые всегда привыкло к традициям равенства. И для меня европейский стандарт лучше. Но даже американский, мы всегда любим Гарвард, Массачусетский университет, Принстон, и вроде бы думаем, что это все ограничивается, а на самом деле учатся все. А у нас больше половины коммерческих студентов. А у них меньше половины, потому что штатные университеты есть и всё такое прочее.

Короче я что хочу сказать, что культура… В развитых странах поняли (может, поэтому они и развитые), что это не является остаточными сферами экономики, они сами, эти сферы, особенно сейчас являются условием для устойчивого экономического роста. Условия вообще для всего.

Мы говорили на первых двух сессиях, предположим, они нас послушают. Предположим. И давайте, вот говорите, придите, скажите, Бабкин там, Гринберг, Бузгалин, все наши организаторы, еще Глазьев… Скажите, чего делать, какие приоритет, мы им скажем. А потом выяснится, что их некому реализовывать, просто некому. И я могу себе представить, мне еще Горбачев тогда говорил, что все к нему приходили и говорили, что ты вот там дай только денег, а мы тебе построим там разные Google, Apple и всё такое.

А сейчас у нас возникает вопрос, что депрофессионализация колоссальная во всех сферах жизни, потому что их деньги стали богом. А если деньги стали богом, и к ним есть доступ без какого-либо профессионального роста, что на самом деле, к сожалению, сплошь и рядом происходит, тогда вы вообще теряете всякие перспективы, и тогда богатые люди начинают лечиться там, заведомо зная… И это ужасная перспектива.

То есть я хочу сказать, что в настоящем развитом обществе или том, которое хочет стать цивилизованным, развитым, по крайней мере, больше половины затрат на эти четыре сферы замечательные должно делать государство. Очень все просто. Если посмотрите американский бюджет с нашим и их государственные бюджеты, не частные, вот на эти четыре сферы, то вы увидите, что мы – самые рыночные в в мире страны, и это конечно большой позор. Спасибо.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: