30-31 марта 2017
«Шуваловский корпус» МГУ. Тема: «Поворот мировой истории. Новая стратегия России»
Платцек Маттиас
О кризисе и дружбе
О кризисе и дружбе

Я прошу разрешения сказать пару этих предложений, уважаемые дамы и господа, то это потому, что мне ясно, что 2015 год будет совершенно особым годом, в том числе и в нашей совместной истории. Правда, еще несколько месяцев назад я думал, что этот год будет обладать совершенно иным характером.

Я предвкушал, как буду 9 мая праздновать с нашими российскими друзьями и многими другими людьми что-то вроде европейского праздника мира и буду благодарить Россию, других участников и союзников за освобождение от фашизма. Полагаю, что это желание, то, как я его себе представлял и мыслил, тяжело будет реализовать. Я полагал, что 3 октября буду отмечать вместе с нашими российскими друзьями 25-ую годовщину, совершенно особую дату германского единства и при этом отдельно буду благодарить за ту особую роль, которую сыграла Россия при становлении этого германского единства. Без преувеличения можно сказать, что без дальновидности тогда еще советской стороны вряд ли состоялось это германское единство таким вот образом. Вот так я представлял себе 2015 год, события, которые его наполнят, так его представляли себе мы в германо-российском форуме, председателем которого я являюсь. То, что это будут основные события, вокруг которых будут строиться все остальные мероприятия, наши общие мероприятия, а эти события будут являться их фундаментом на ближайший год для нашего хорошо функционирующего общего дома – такие у меня были представления.

Сейчас же мы фактически занимаемся тем, что дробим этот фундамент на части, разрушаем его вместо того, чтобы создавать общий дом. И моя просьба, здесь я следую просьбе модератора, уважаемые дамы и господа, состоит в том, чтобы мы попытались именно в области политического пространства время от времени отойти на шаг назад, а не шли напролом с захватывающей дыхание скоростью процесса, того быстро идущего процесса взаимного удаления друг от друга. Это то удаление, которое уже ощутимо между Европейским Союзом и Россией, а также между Германией и Россией, которое в итоге приведет к тому, что многое из того, что старательно нарабатывалось вместе, просто будет разрушено. Чем дальше мы друг от друга, чем меньше мы знаем друг о друге, тем быстрее растут предрассудки и тем быстрее растет противостояние. И пока еще у нас есть шанс, если каждый из нас остановится, и каждый останется при мысли «возможно, я что-то сделал не так на протяжении последних двенадцати месяцев“. Однако это должна принять каждая сторона, я имею в виду остановиться и предпринять то, что мы можем сделать совместно в будущем.

Я знаю, да мне и мои русские друзья говорят, что идея о совместном гуманитарном экономическом пространстве от Владивостока до Лиссабона слишком поздно поступила в виде предложения. Я не верю, что уже слишком поздно, так как фактом является то, что эта идея все равно полезна для Европы и России и может наполнить своим содержанием это столетие. Это то, что касается усилий вокруг этого совместного пространства. И это именно тот проект, который может уничтожить некоторые кризисные очаги – ведь их больше чем только Украина – есть еще Грузия и Молдавия, если мы найдем общий язык в сотрудничестве в более тесном контексте.

Я мог бы много говорить об этом, а также о том, что мне в высшей степени тяжело, что когда пытаешься понять другую страну, партнера, бывшего друга, как это делают многие из моих друзей в России, что это становится причиной для роста подозрений в Европе и Германии, и слово Россия получило совершенно иное звучание, потому что, произнося его, подвергаешься серьезному подозрению. Все это для меня еще двенадцать месяцев назад было непредставимо. Но сейчас я подхожу к прямому ответу на вопрос и возвращаюсь к теме доверия. Начиная с 1990 года, я занимал должности во всех земельных правительствах федеральной земли Бранденбург, это самая восточная федеральная земля Германии вокруг Берлина.

Нашей самой большой проблемой в первые годы, когда мы были вынуждены констатировать крах всех структур, и безработица подходила к уровню 30%, так вот, нашей самой большой проблемой была проблема приукрашивания безработицы. Фактические цифры были выше той, которую я назвал. Нам необходимо было, прежде всего, выработать доверие, создать систему правовой безопасности, иначе бы к нам не пришла ни одна компания. Необходимо было четко обозначить надежность и нам пришлось решиться на сложный для всех правительств шаг, а именно пойти на децентрализацию. Так как процесс восстановления экономики, современного народного хозяйства, которое будет устраивать людей на работу, хорошо будет их оплачивать и кормить, этот процесс, и мы это понимали, нельзя было реализовать централизованно. Нам приходилось учиться уступать, передавать ответственность и нам приходилось кусочек за кусочком передавать регионам эту ответственность. Хочу назвать несколько пунктов, которые подверглись регулированию. Мы естественно допускали ошибки.

Одной из самых дорогих ошибок, которая нам стоила миллиарды, была попытка спасти доставшиеся по наследству старые структуры, которые вообще больше не могли существовать на рынке. Мы их еще эксплуатировали несколько лет с мыслью о том, чтобы не оставить всех людей безработными. Это была благородная точка зрения, которая, однако, опустошила нашу казну, и это нужно честно признать. Мы всего лишь 12, 13, 14 лет как вышли из длительного кризиса, который был у нас с 1990 года. Мы выходили из него постепенно, шаг за шагом, решив инициировать совершенно новую систему экономического стимулирования, государственной поддержки экономики, которая опирается на то, что мы уделяем внимание только тем отраслям, которые способны выжить в будущем и что мы развиваем только те технологии и отрасли, которые находятся в тесных отношениях с наукой. Для нас это означало, скажу совершенно практично, несмотря на наличие многих традиций, отказ от таких вещей, как производство мебели, текстильных изделий и многих других отраслей. Сегодня мы являемся в плане экономики динамичной федеральной землей, хотя, чтобы не было заблуждений, скажу, что мы пока не перегнали ни Баварию, ни Баден-Вюртемберг. Но по динамике развития Бранденбург был крупнейшей в 2014 году землей и мы живем тем, что мы является крупнейшим производителем двигателей в Германии. До 1990 года в нашей земле не производился ни один двигатель, авиационный двигатель, а сегодня фирмы Rolls Royce и MTU производят самые современные двигательные установки. Мы являемся одним из крупнейших производителей продукции в области биотехнологий. Вместе с компанией Bombardier мы производим современный рельсовый транспорт и являемся лидером среди всех федеральных земель в области возобновляемых источников энергии – энергии ветра, солнца и биоэнергии, и производим тем временем 100% энергии регенеративным способом. Все это привело к тому, что безработица быстро снизилась, благосостояние населения за последние годы существенно выросло и имеет место высокая степень удовлетворенности населения, что и является, в конце концов, целью любой политики. И я с радостью готов, когда мы позже начнем дебаты, сейчас я не хочу надоедать больше, все пояснить, так как все естественно состоит множества элементов, частиц, которые надо собрать воедино.

Важна и интернационализация экономики в Бранденбурге, о которой мы раньше не имели представления. Сегодня наша экономика находится на высоком уровне интернационализации. Все это элементы, которые привели к определенной стабильности и к хорошему фундаменту. Хотел бы еще кое-что сказать, хотя господин Тишендорф уже подозрительно на меня смотрит, что было упущено в моих словах ранее и чему мы сейчас придаем совершенно иное значение.

Мы будем развивать, и это является также ахиллесовой пятой нашего дальнейшего экономического развития, школьное образование с четким упором на естественные науки, причем современными, качественными методами, а также на высококлассное профессиональное образование. В нашей маленькой земле имеется девять университетов и высших учебных заведений, но мы обратили внимание на то, что если эту систему не дополнить отличным профессиональным обучением, тогда толку от выпускников высших школ будет довольно мало, так как также требуется много высококвалифицированных рабочих. Сейчас это та ниша, которую нам следует заполнить. А пока благодарю вас за внимание.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: