3-4 апреля 2018
Российская Академия Наук
Шульце Петер
О федерализме, технологиях и обновлении
О федерализме, технологиях и обновлении

Я хотел бы просто рассказать вам о трех основных темах. Первая – это продвижение федерализма и объединение технологий и услуг. Вторая тема покажет вам будущее, которая связана также и с Россией, особенно если вы реально относитесь к технологическим программам обновления. Третья – политическая тема, которая связана с реструктуризацией Европейского союза, и кто влияет на восточную политику Европейского союза.

Вот мир таков, каким мы его знаем сегодня. Вы видите, с 2016 года и дальше ВВП Китая и США будут примерно на одном уровне. Если вы не верите в это, посмотрите на данные секретной разведки США. Они иногда действительно очень продуктивно работают, и им можно верить, потому что в 2012 году они выступили с достаточно большим прогнозом о том, что будет с миром в 2035 году. Он показывает, что Европа будет в проигрыше. Китай вырастет в своем экономическом влиянии, а США, наоборот, снизит свое влияние, но с военной точки зрения является основным игроком в мировой политике, так что здесь у нас явно прослеживается биполярное мышление.

Как вы знаете, это ситуация с Западной Европой, особенно после волны интернационализации капитала. После того как это все произошло в Западной Европе в 1970-е годы, модернизация стала очень важным словом для всех европейских стран. Наверное, большая часть индустрии была потеряна в Европе просто потому, что мы ее не модернизировали, как, например, стальную промышленность, горнодобывающую промышленность и так далее.

Для того чтобы поддерживать страну экономически, вы должны либо найти каких-то внешних партнеров, найти что-то новое или модернизировать. Это была идея поддержания политики и экономики в Германии, а также во Франции, в Австрии и в Швейцарии.

Мы не можем конкурировать, допустим, с Индией по их программам, но нужно еще немножко чуть-чуть подняться, занять еще ступеньку выше с точки зрения ценности нашего производства. Мы не можем конкурировать, допустим, по производству дешевых автомобилей, которые производятся в Румынии или еще где-нибудь, но мы можем выигрывать за счет качества. Так, например, поступают наши автомобильные производители. С 1970-х годов государства Тихоокеанского региона стали наращивать силу.

Эти страны столкнулись, скажем так, в борьбе за конкурентоспособность и потеряли часть своего влияния на рынке. Сейчас, конечно, повлияло на эту ситуацию развитие технологий. Самое основное изменение – это не то, что вы носите какие-то очень модные смартфоны и так далее, а именно в производстве: отношения между человеком и оборудованием очень сильно изменились с точки зрения производства. В 1980-е годы Япония как раз развивалась, а Европа была почти что списана со счетов, честно говоря, но сейчас уже ситуация немножко меняется.

Немецкая индустрия производства была лидером. В 1970-е годы она была в упадке, но в 1980-е годы появился большой гигант Siemens, который начал разрабатывать новые технологии, однако не поспевал за другими игроками на рынке. Почему мы не поспевали? Потому что наша система образования не имела возможности предоставить компетентных навыков, компетентных специалистов, потому что у нас не было образования, которое было бы ориентировано на сектор высоких технологий. В основном эти сегменты образования развивались в США и в Японии, а в Германии не было такой возможности.

Во Франции попытались ввести какое-то такое образование по высоким технологиям, но у них также не получилось добиться высоких результатов. Сейчас федерализм или, скажем так, государство не имеет никакого влияния на развитие экономики. Сейчас за все отвечает именно региональное правительство. Региональное правительство выбирается, и выбираются парламенты. Они работают совместно с секторами промышленности и пытаются создать связь между промышленностью, бизнесом, наукой и исследованиями. Вот эти 3-4 фактора образуют кластеры, что, по сути, и спасает немецкую экономику с 1980-х годов.

Это, скажем так, не вертикаль правительства, потому что, скажем так, Москва не знает, что произойдет на Камчатке и так далее. Государство не вмешивается в экономику. Оно дает возможность развиваться самостоятельно, создает рамку и правила, в которых экономика может развиваться. Это интегрирующий фактор, когда, по сути, сейчас университеты пытаются создать новую базу данных и пытаются не давать просто какие-то теоретические знания, а быть более практикоориентированными. Это как раз то, как работает такой вид государства, когда вы даете возможность экономике развиваться.

Есть единственное исключение. Это касается уже децентрализованных регионов, которые отставали от общего уровня, и поэтому государство должно было вмешаться. После 25 лет уже экономика изменилась и стала выходить на новый уровень. Если мы говорим про будущее, мы говорим уже про такой термин, как «Индустрия 4.0». Это проект, который включает в себя использование высших технологий для улучшения показателей промышленности.

Конечно, мы хотим развивать нашу экономику. Конечно, мы хотим развивать производство. Мы хотим повысить количество рабочих мест. Сейчас достаточно большое количество людей работает в ИТ-бизнесе. Конечно, государство должно создавать необходимые условия для этого и отслеживать выполнение стандартов. Идея, на которой это все базируется, заключается в том, что у нас есть будущее, и будущее уже началось сегодня.

Вы можете приехать на любое автомобильное производство в Германии или в Китае, например, и вы увидите, что сейчас производятся очень качественные продукты и производство достаточно гибкое по своей сути. Не будет никаких нарушений или вмешательства в конвейер, например. Все отслеживается на компьютерном уровне, и идея заключается в оптимизации производства, в подстройке этого производства. Если что-то настроено неправильно, то можно его перенастроить. Должна производиться диагностика этого оборудования, то есть такая сложная работа выполняется за счет оборудования, а человек только отслеживает, мониторит этот процесс. Поэтому мы, таким образом, избегаем риска человеческого фактора, что, конечно, сокращает и издержки. Я не буду углубляться в детали.

Мой последний комментарий. Для меня это очень важная тема – отношения России и Германии. У нас было 25 лет достаточно приятных, скажем так, отношений: с распада Советского Союза в 1991 году до 2011 или 2012 года. Конечно, были взлеты и падения. Это нормально, и мы об этом слышали и на пленарном заседании. У Европейского союза никогда не было стратегии общения с Россией. Они не знали, враги они или друзья, или партнеры, или, допустим, конкуренты. Это время закончилось, начиная с 2012 года. У нас было очень глубокое изменение в большинстве европейских стран.

Я буду говорить про Германию. У нас были созданы пророссийские силы – социально-демократическая партия и консервативная партия. Честно говоря, сейчас на них очень сильно влияет масс-медиа, и сейчас у нас очень велики настроения против России. Возможно, потребуются годы для того, чтобы восстановить эти отношения. Поэтому очень важно, чтобы такие мероприятия, как нынешняя конференция, служили такими столпами, и чтобы их освещали полноценно, что здесь сейчас мы, серьезные все люди, обсуждаем такие важные моменты будущего развития России и Европы.

Мы должны именно с помощью таких мероприятий противостоять тому негативному позиционированию России, которое сейчас мы видим в иностранных СМИ. Мы должны каждый в своей соответствующей европейской стране говорить о том, что это полная ерунда то, что пишут иностранные западные СМИ.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ:

Читайте также:

Сергей Арбузов
"Гайдаровское" по-украински

Юрий Шушкевич
Биоэкономика
26.03.2015

Александр Бузгалин
О симулякрах и альтернативах
26.03.2015

Вячеслав Локосов
Качество жизни
23.03.2016

Аскар Акаев
Смена локомотива
26.03.2014

Валерий Фадеев
«Экспертное» мнение
26.01.2015

Джонатан Тенненбаум
Что такое реальная экономика?
26.03.2015

Георгий Цаголов
В России нужно установить правильный диагноз болезни и постепенно ее лечить
26.03.2015

Гжегож Колодко
О рыночных реформах
30.03.2017