3-4 апреля 2018
Российская Академия Наук. Тема: «Россия и мир: образ будущего»
Пищик Виктор
Нынешняя модель глобализации себя исчерпала
Пищик Виктор

Я оптимизирую свое выступление. У меня оно построено по схеме «Глобальные дисбалансы современной воспроизводственной модели, и особенности национальных стратегий финансово-экономической политики». Я акцентирую внимание на требуемых модификациях в изменении стратегии нашей валютно-финансовой и монетарной для того, чтобы ее было удачнее и легче адаптировать к современным вызовам глобальной экономики. Эти вызовы очевидны. Мы видим, что эффект глобализации мировой экономики, мировых финансов исчерпывает себя. Это признают не только на экспертном уровне, но и на уровне Международного валютного фонда. Ищутся новые подходы, новые пути к выходу из сложившейся ситуации.

Эта нынешняя модель глобализации себя исчерпала, потому что все методы взбадривания экономики новыми инструментами количественного смягчения, нетрадиционные политики центральных банков себя не оправдывают. Неслучайно появился термин «феномен новой нормальности развития экономики», прежде всего, развитых стран, когда признается, что темп 1-1,5 % – это действительно те темпы, на которые может реально рассчитывать экономика развитых стран.

Действительно ли это так или нет, последние события будут в какой-то мере отвечать на этот вопрос. Мы с вами знаем, и сейчас много дискуссий развивается вокруг новой экономической политики, стратегии администрации Трампа, который меняет эту стратегию подхода от неолиберальной политики к политике неопротекционизма, но тоже основанной на рыночных методах, на принципах неоконсерватизма. Она сродни политике рейганомики. Но на международном глобальном уровне особенностями этой политики является то, что акцент делается на перенос производств извне на территорию США, обеспечение более полной занятости, развитие инфраструктурных проектов, снижение налогов и даже ограждение себя, пока только на декларируемом уровне, таможенными пошлинами от ввоза на свою территорию импортных товаров.

Насколько это удастся или не удастся Трампу реализовать на практике, посмотрим. Но сейчас мы видим, что не очень удается ему. Буквально недавно было наложено вето на отмену программы Obamacare, которая предполагала расходование в течение десяти лет свыше 1 трлн долларов на эту программу, и это влечет за собой по цепочке другие проблемы, а именно запуск программы снижения налогов. Поскольку не удается реализовать эту программу, отменить эту программу, естественно, программа снижения налогов на 20 % тоже под вопросом. Максимально, на что могут рассчитывать бизнес и предприниматели, это 10 %.

Я бы хотел акцентировать внимание на влияние новых мер политики Трампа на мировую валютно-финансовую систему, которая, в свою очередь, влияет и на нас, на Россию, на нашу валютную и финансовую стратегию.

Какие основные позиции, и как они могут повлиять на валютную ситуацию?

Отказ от глобальных торгово-экономических проектов, типа Транстихоокеанского партнерства, Трансатлантического. Это объективно снижает заинтересованность в использовании доллара, по крайней мере, на этом пространстве, в Тихоокеанском регионе. Это один аспект.

Курс на реиндустриализацию экономики страны с развитием инфраструктурных проектов и т.д. Но для этого потребуются огромные финансовые вливания. Если эти средства будут расходоваться во многом из бюджета, то повысят долговую нагрузку на американскую экономику, а она и так весьма значительна, и постоянно увеличивается. Это может привести к дефициту долларовой ликвидности на мировом финансовом рынке, как одно из средств.

Снижение налогов на прибыль. Здесь мы можем рассчитывать на снижение не на 20 %, а, по крайней мере, на 10. Как следствие – это обострение в течение ближайших лет проблемы бюджетного дефицита и ослабления доллара. Это как объективное следствие.

Отмена секвестра военного бюджета, перевооружение и увеличение численности армии. Это может дать эффект – оживление экономики, рост ВВП, но эффект этот будет, скорее всего, краткосрочным, имея в виду, что вопросы сбыта продукции военной, рынки сбыта достаточно ограничены. То есть мы не имеем конечного потребителя, за исключением только экспорта товаров вооружения и другой продукции оборонных отраслей.

Все эти факторы создают определенно новые вызовы для функционирования мировой валютно-финансовой системы.

Каковы будут позиции доллара на перспективу в том случае, если эти позиции программы Трампа будут реализованы? Видимо, сфера доллара будет постепенно сужаться по этим объективным причинам. Может быть, это будет временный эффект, может быть, кратковременный и среднесрочный, но это, безусловно, будет иметь место.

Какие вызовы в этой связи для России?

Прежде всего, в этих условиях нам нужно все же пересматривать постепенно нашу стратегию и валютно-финансового регулирования, и стратегию монетарной политики. Основной конфликт состоит в том, что наша стратегия внешнеторговая, валютно-финансовая и монетарная соответствует парадигме открытой рыночной экономики, которая делает уязвимыми наши отрасли экономики и наш рынок для спекулятивных притоков и оттоков капитала.

Мы знаем с вами пример carry trade – операции, которые сейчас получили огромное развитие. Возникал вопрос: «Почему сейчас рубль укрепляется?» Именно этот фактор и играет свою решающую роль в этом процессе – спекулятивный приток, большой спрос на рубли, вложение в наши облигации, в наши депозиты, во все, что угодно, поскольку прибыль баснословную получают иностранные спекулятивные фонды от этого, несмотря на то, что цены на нефть имеют тенденцию к снижению. Казалось бы, и рубль должен был бы снижаться.

С другой стороны, мы совсем недавно испытывали шоки очень быстрого и резкого снижения курса рубля. И эта повышенная резкая волатильность курса рубля крайне болезненно отражается на нашей экономике, на наших участниках внешнеэкономической деятельности, да и на населении то же самое.

Поэтому мы должны – основной вывод и резюме – перейти от стратегии прямого таргетирования инфляции, которая предполагает точечный ценовой ориентир в 4 %. В любом случае при любых обстоятельствах мы должны реализовать эту цель.

А зачем? А есть ли от этого польза для нашей экономики, или, все-таки, есть какие-то пределы, при которых снижение цен, снижение инфляции может оказать стимулирующее развитие на экономику?

В этой связи, совсем недавно, буквально позавчера, вышел доклад, уточненный прогноз нашего аналитического кредитного рейтингового агентства, которое было создано совсем недавно в 2015 году. Двадцать семь учредителей – это в основном крупнейшие банки и компании: «ВТБ», «Альфа-банк», «Юникредит» «Ренова» и целый ряд других компаний – которые со стороны реального сектора экономики, банковского сектора анализируют этот процесс ортодоксальной направленности на снижение инфляции. И автор доклада приходит к выводу, что снижение этой инфляции до 4 % и ниже едва ли принесёт положительный эффект для роста экономики. В отличие от прогноза Минэкономразвития и Банка России, которые прогнозируют в этом году рост ВВП от 1,5 до 2 %, прогноз этого агентства – 0,5%. И мотивируется это тем, что инфляция увеличивает издержки компаний, увеличивает издержки, прежде всего, на заработную плату, и ограничивает возможности экономического роста.

Кроме того, возможности факторов производства, таких, как рост рабочей силы, рост производственных мощностей, тоже крайне ограничены в своих масштабах. И взбадривание экономики путем снижения цен – как говорит председатель Центрального Банка, что инвесторы, участники хозяйственной деятельности, почувствовав ценовую стабильность, сами активно включатся в производственный процесс, вызывает большое сомнение, что это произойдет на самом деле.

Если же мы все же поменяем нашу стратегию на более гибкую стратегию, отойдем от ортодоксального стремления любым путем поддержать цены на этом уровне, и придем хотя бы к режиму мягкого таргетирования, то есть к диапазонному значению ориентира по инфляции, инфляцию мы можем допустить на уровне 5-7 %. Но это нам позволит снизить процентные ставки существенно, не на 0,25 %, как это было два дня тому назад, а может быть, до 5 %. Это стало бы действительно очень значимым стимулом для развития экономики. Но это одновременно предполагает введение уже не плавающего валютного курса, а хотя бы частично регулируемого валютного курса. И мы бы уже не испытывали таких шоков от резкого укрепления и резкого падения курса российского рубля.

На этом я закончу, спасибо большое.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: