3-4 апреля 2018
Российская Академия Наук. Тема: «Россия и мир: образ будущего»
Друзьяк Любовь
Новое – это хорошо забытое старое
Новое – это хорошо забытое старое

Уважаемые участники Московского экономического форума, сначала мы все, и, в первую очередь, руководство страны должны дать себе честный ответ не для галочки, для красивого словца, нужно ли стране машиностроение. На разных уровнях часто звучит фраза «Машиностроению надо дать спокойно умереть». Если кто-то не слышал, то я извиняюсь, я очень часто слышала. Когда знакомлюсь и представляюсь директором машиностроительного завода, меня спрашивают: «А что, у нас есть еще машиностроение?». Вот хотелось бы, чтобы наш честный ответ был в пользу машиностроения, так как постиндустриальное общество нам пока не по карману, мы доллары не печатаем.

Еще вопрос: нужно ли нам усилить государственное участие в экономике? Да, нужно. Главное – какой вектор этого участия: на развитие экономики или на ее сворачивание. Сейчас, когда враги сняли маски и вслух называют нашу страну бензоколонкой, надо внимательно почитать, что рекомендует всем МВФ и ВТО для того, чтобы сделать все наоборот.

Несмотря на принимаемые документы – и Доктрина продовольственной безопасности, Стратегия развития отраслей на 2008-2013 годы, – сначала потихоньку, а затем открыто нашим государством финансируются закупки иностранной техники, тем самым не только отбирая рынки сбыта у отечественных производителей, но и ставя под вопрос саму цель их существования. Разговоры о степени локализации постепенно свелись на нет, да и сам этот вопрос о локализации подразумевает только производство иностранной техники. Но у нас есть и отечественная от стадии проектирования до пуска в эксплуатацию. Вот на первых выступлениях было хорошо сказано, что локализация бывает разная, и ее обязательно нужно смотреть, и для технологической независимости страны необходимо все-таки продвигать ту локализацию, которая на базе созданного нами продукта дополняет только его теми новшествами, которые мы можем взять из-за рубежа, что, в принципе, и делалось в советское время – никогда не финансировалось то, что можно произвести у себя в России.

Таким предприятием, о которых я сказала, я считаю, что, в первую очередь, нужна поддержка государства, так как именно они растят инженерные и рабочие кадры. Но хочу привести пример субсидий, которые у нас, например, в регионе Московской области, и, скорее всего, по всей стране субсидии выдавались на региональном уровне, и мы участвовали по трем направлениям: это и приобретение новой техники, и экспортный потенциал, и участие в лизинге по приобретению той же техники. Выиграли мы субсидию по одному направлению, как экспортно-ориентированное предприятие, но в этом же году мы вступили в ВТО. Естественно, объем упал независимо от нас, и эти субсидии с нас требуют теперь вернуть. И если бы это только было у нас. Вот у всех, кого я знаю, субсидии требуют вернуть. То есть такая поддержка, которая уже вернется не на это направление, чтобы поддержать другое предприятие. Если бы так, то ладно. Поэтому я считаю, что та поддержка – иногда лучше пусть не поддерживают, если не могут просчитать заранее. Мы, например, то, что вступление в ВТО осуществится в прошлом году, не только не могли взять, но мы всячески… К сожалению, выступавший до этого говорил, что мало смелых. Нет, площадки есть, и площадки эти проводятся давно, и Константин Анатольевич собирает очень много смелых людей, которые на этих площадках все высказывались о ВТО, называя конкретные причины отрицательного воздействия на всю нашу промышленность. Касательно субсидий участие государства, я считаю, здесь непродуманное.

Что касается передовых технологий, то здесь хочется напомнить тоже одно хорошо забытое старое, такое, как приобретение лицензий, что гораздо дешевле, и организация производства в стране. Мало того, что это гораздо дешевле для России, но решает сразу несколько задач дополнительно технологической независимости, социальной занятости и мультипликативного экономического эффекта. Примеры приведу из 70-х лет.

Были приобретены лицензии на воспроизводство оборудования фирмы «Buhler», той перерабатывающей отрасли, машиностроению которой принадлежу (это для строительства элеваторов), и воспроизведено это оборудование на всех предприятиях страны, и вся элеваторная база была построена за три года нашими предприятиями, и которые на сегодняшний день вы… выполняют максимальную нагрузку, не сопоставимую с тем, что было построено вот за эти годы. Необходимо напомнить и о планировании, незаслуженно забытом в России и активно используемом на Западе и в Китае. Вот здесь говорилось, что очень неудачный был метод применения стратегий. Да, он очень неудачный, просто удивление вызывает, как никаким образом это не отслеживается, то, что совершенно не выполнены эти государственные программы.

Я увидела, что Счетная плата с жёсткой критикой госпрограммы развития сельского хозяйства выступила, но поймите, что предприятия готовились к выполнению этих госпрограмм, а здесь была расписана инфраструктура и выделены под нее деньги, и ничего этого, конечно… Развитие инфраструктуры – это строительство дополнительных элеваторов, и мы, получается, понесли убытки в связи с этим.

Планирование. Кто этим будет заниматься на региональном уровне – непонятно. Большинство Министерство промышленности в регионах стали называться Министерствами инвестиций, изменились и их функции, то есть получилось Министерство финансов – это министерство денег, и Министерство инвестиций – это тоже министерство денег, Министерства промышленности просто не стало, и теперь целая группа отраслей, таких, например, как автомобилестроение и сельхозмашиностроение, включая перерабатывающую промышленность, ведут в России два-три человека и только на федеральном уровне. Мне кажется, мы давно уже должны были понять ошибочность стратегии «Рынок все расставит», так же, как делая ставку на инновационность, не надо отрываться далеко от земли и не забывать о хлебе насущном. Многообразие отраслей экономики намного шире, и их взаимозависимость намного сильнее, чем это видится из одного-двух кабинетов, и за всем этим стоят люди, их уверенность в завтрашнем дне, планы на образование и участие в созидательном процессе, либо на отъезд из страны. Последние политические события показали, что мы многое можем, и на этом подъеме сейчас надо строить достойную нашей страны промышленность.

Большая радость от последних политических событий, но радость со слезами на глазах, потому что на Востоке Украины тоже остались люди, которые нашей подвижкой, нашими словами, вдохновившись ими, не боясь каких-то преследований со стороны руководства страны выступили, и на сегодняшний день, конечно, не знают, что делать. Поэтому поддержка, как я считаю, хотя бы на уровне промышленников, промышленников той страны, и просто русских людей должна обязательно продолжиться. Спасибо за внимание.

Сергей Серебряков: Спасибо. Я так понимаю, все, и Любовь Ивановна, в том числе, говорит о, по большому счету, трех вещах: это качестве управления, качестве управления и качестве управления.

Любовь Друзьяк: Планирования.

Сергей Серебряков: А это вытекает из качества управления.

Любовь Друзьяк: Но вчера сам термин «планирование» был подвергнут критике Русланом Семеновичем.

Сергей Серебряков: Но это его мнение, у нас есть другое мнение в этом плане.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: