3-4 апреля 2018
Российская Академия Наук. Тема: «Россия и мир: образ будущего»
Мигранян Аза
Наиболее выгодными для России моделями могут стать Узбекистан и Казахстан
Мигранян Аза

Мое исследование ставит некоторые сомнительные вопросы, солидарные тем, которые сейчас прозвучали Артему. Так как я делала оценку макрофакторов за четверть века функционирования СНГ, попыталась разобраться в таких укрупненных моделях с точки зрения системы управления, с точки зрения источников, факторов и финансовых источников формирования экономической политики, стратегии развития стран СНГ, включая Грузию. Я не буду отдельно ее выделять.

Рассматривались три критерия. Это присутствие государства в экономике, точнее, участие с точки зрения долевых соотношений собственности в активах экономики. Это степень государственного регулирования. Результирующий показатель – это ВВП во всех его проявлениях, и в абсолютном, и в относительном, в реальном, номинальном. То есть ВВП в разрезе спроса, потребления, во всех номинациях, которые рассматриваются в макроэкономике. И самый главный критерий, который я для себя обозначила – это финансовая составляющая, которая формирует возможности роста и стимулирования экономики, в том числе ее модернизации и инвестиционной деятельности.

Перед вами темпы развития ВВП стран за 25 лет, с 1992 по 2015 включительно. Здесь у нас получается следующая картина. Мне удалось сгруппировать в 4 группы все страны СНГ по характеристикам ВВП. В качестве главного критерия я выделила соотношение двух показателей реального и номинального ВВП, по которым у меня возникли следующие группы. Страны с опережающим ростом развития по показателю ВВП, страны с высокими темпами роста, страны со средними темпами роста, страны с низким уровнем роста.

Картина, которая возникла, несколько не коррелирует с тем, что говорил Артем по модернизации. У меня получается следующая ситуация. Из всех стран СНГ единственная страна с опережающим развитием, то есть когда уровень валовых объемов экономики увеличился больше, опережая советский период, это Армения. Следующая группа стран с высоким уровнем, то есть когда удалось достичь дореформенного уровня последних лет советского. Это Азербайджан, Туркменистан, Казахстан, Таджикистан. Вот здесь феномен Таджикистана, потому что первые три страны абсолютно понятно. Они наращивали объемы производства за счет экспорта сырьевых продуктов, а вот с Таджикистаном совершенно иная ситуация.

Здесь возникла очень интересная картина, когда Таджикистан существенно увеличил темпы объема из-за низкой базы послевоенного периода, плюс тут совершенно другие источники роста. Это рост за счет увеличения внутреннего спроса. А вот источник этого спроса, понятно, что это в большей степени расходы населения для домохозяйственного потребления. Казахстан подтверждает свое звание и в реальном ВВП, то есть это означает, что дефляционный показатель здесь не играет роли, и в общем-то, это действительно рост.

Страны со средними темпами роста, это Россия, Узбекистан, Грузия, Беларусь, Азербайджан, Туркменистан. Азербайджан у нас перескакивает уже в качественном параметре исчисления ВВП в более низкий уровень. Средний темп роста – это когда сумели приблизиться к дореформенному уровню, и далее, начиная с 2012 года, после кризиса у этих стран наблюдается стагнационный фонд, когда темпы роста колеблются, компенсируя друг друга.

Понятно, что страны, которые не сумели восстановить экономический объем производства по ВВП, это Киргизия, Молдавия и Украина. И вот тут Таджикистан как раз попадает именно по дефляционному показателю в последнюю группу стран, потому что за счет увеличения объемов потребления ВВП наращивается достаточно искусственно. Это одни выводы.

Второй параметр, как я сказала, это участие государства в регулировании. Это тоже показатели по ВВП на душу населения. Я не буду повторять Артема. Просто здесь уже большой разброс по городам. И вот классификация. Просто пройдусь. По уровню ВВП на душу населения, если рассматривать в рамках СНГ, то у нас первое место ВВП на душу населения в текущих ценах занимает Казахстан. А по ППС, паритету покупательной способности, уже Россия. И они меняются местами. На второе место уходит ВВП Казахстана и так далее. И последнее место – 10, 11 – это у нас Молдавия, Киргизия, Таджикистан. Вот это группа стран, которая по своему характеру не добирает по качеству реформ и по изменению формирования модели.

То, о чем я хотела сказать, это третий критерий, это инвестиционные, финансовые возможности государства, за счет которых развивается экономика. В данном случае я рассматривала уже не абсолютные показатели, а соотношение инвестиционных показателей, характеризующее финансовые возможности с точки зрения устойчивости экономики и безопасности, то есть ликвидности в том числе, и с точки зрения возможности инвестиций. Вот здесь чистое заимствование, это как раз потенциал. И уровень внешнего долга – это то, что характеризует возможность государства с точки зрения привлечения средств и развития.

Сразу оговорюсь, что все страны, несмотря на все различия в моделях используют в качестве источника развития именно внешние источники финансирования. Исключением является Россия, но только по факту развития отраслей, связанных с обслуживанием общественного сектора. А вот что касается развития отраслей уже реального сектора, в том числе промпроизводства, и особенно технологически емкие, наукоемкие производства, то здесь в основном расчет идет именно на внешнюю инвестиционную базу. Это классификационная таблица по критерию достаточности инвестиционного потенциала для стран СНГ.

Я выделила три основных критерия. Это соотношение уровня инвестиций к ВВП и уровня внешнего долга при качестве чистых заимствований или чистого кредитования. В соответствии с этими критериями три модели поведения или стратегических подхода к формированию всех управленческих воздействий.

Первая модель – это модель расширенного воспроизводства на базе отложенного потребления. Это моя формулировка. Я очень долго над ней думала, но попыталась объединить в ней то, что в ней заложено. Это такая модель, при которой все стратегии направлены на увеличение объемов производства, валовых показателей, но при этом данный рост обеспечивается за счет внутренних инвестиций или гарантированных под внутренние обязательства на основе того, что при этом сокращается спрос населения.

Так называемая модель отложенного потребления, когда населению предлагается ужаться. В случае с Россией это увеличение налогового бремени, увеличение инфляционной составляющей, происходит сокращение и таким образом обеспечивается рост.

Вторая модель – индустриальное расширенное воспроизводство на основе интенсификации. Здесь уже совершенно другой подход, основанный на модернизационных подходах. Здесь мы совпадаем с Артемом, это Белоруссия и Армения. И третья модель заимствованного экономического воспроизводства на основе интенсификации. Это модель, которая предполагает расширенное воспроизводство, увеличение объемов валовых показателей при максимально возможном привлечении инвестиций.

К сожалению, все страны, которые здесь показаны, имеют только лишь внешние инвестиции, за исключением Азербайджана, который инвестирует включая экспортную выручку по нефтепродуктам. У Казахстана эта составляющая намного меньше. Но при этом здесь возникает парадоксальная ситуация. Этот инвестиционный источник, который можно классифицировать как собственный для страны, абсолютно зависит от внешней среды. Поэтому эти инвестиции тоже являются внешними.

Здесь есть еще одна причина для этих двух стран. У этих стран в основном все финансовые потоки по экспорту контролируют не национальные структуры, а именно иностранные компании. Долевое присутствие иностранных инвесторов во всех нефтедобывающих компаниях в этих странах достаточно серьезное.

Таким образом, сформулировала три основные стратегии. Россия формирует рост за счет экспортного потенциала, ужимания собственного потребления при том, что у всех стран источником или драйвером ВВП является именно рост потребления, но лишь только с изменением пропорций. Меняется пропорция потребления государства, то есть расходы государства, и соответственно, расходы домохозяйств. В случае России сокращаются домохозяйства, но при этом растут расходы государства, включая военные расходы.

Узбекистан, Туркменистан работают по экстенсивной технологии в полной зависимости от экспортной выручки. Но совершенно две разные стратегии, при том что обе страны называют авторитарными странами, где есть закрытая экономика. Разница в том, что Узбекистан имеет достаточно дифференцированную экономику и высокий уровень производства и потребления собственной продукции, так называемого национального содержания, а вот Туркменистан, наоборот, имеет монопроизводство, основанное на сырьевых ресурсах.

Молдавия, Украина у меня попали в одну компанию, потому что здесь при попытках расширенного воспроизводства за счет внешних источников у них абсолютное превышение долговых обязательств, при исследовании показателей по отношению к ликвидности и финансовой устойчивости. Это абсолютно внешне зависимые страны с точки зрения финансов. Что касается Белоруссии и Грузии, эти две страны применяют индустриальные модели и подходы, но в Белоруссии это интенсификация или, по крайней мере, попытка.

Источником в большей части являются российские вливания, которые имеют скрытый характер, это дотационная экономика. Грузия тоже дотационная экономика, но здесь источником являются финансы США и Евросоюза. При этом разница в том, что модернизация в Грузии идет в основном по сервису, это транзит, трубопроводы и пути. А Белоруссия все-таки пытается развивать индустриальное производство. Что касается Таджикистана и Киргизии, это очень похожие экономики, которые имеют в своей основе расширенный спрос внутри страны за счет экспорта трудовых ресурсов. Это их основной потенциал.

Отвечая на вопрос, какие стратегии могут быть применены для России, то я для себя сделала следующий интересный вывод. Очень интересен опыт Узбекистана по диверсификации своей внешнеэкономической деятельности и организации форм взаимодействия с внешними партнерами, которая позволяет сохранять безопасность страны на всех ее этапах: внешнюю, внутреннюю, финансовую и так далее. Там очень интересная политика, которая нуждается в серьезном изучении с точки зрения той кризисной ситуации геополитики, которую мы имеем.

И последнее я бы хотела сказать по России. Если мы говорим об используемых технологиях и стратегиях развития, то конечно, очень интересен опыт, как ни странно Казахстана, в смысле использования систем проектного подхода по формированию государственных программ развития и национальных программ развития. Вот этот подход тоже, мне кажется, мог бы быть интересен, мог бы вписаться в те стратегии, которые нам предлагают. Насколько мне известно, в стратегии у Кудрина, и где-то в стратегии и Глазьева эти подходы, так или иначе, представлены. Но не имею возможности оценивать как.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: