3-4 апреля 2018
Российская Академия Наук. Тема: «Россия и мир: образ будущего»
Торрембини Витторио
Мы не довольны как развиваются экономические отношения между Россией и Италией
Торрембини Витторио

Я могу подтвердить, что итальянцы не совсем дисциплинированы. Мы не изменились. То, что в Германии слишком много дисциплинированы, тоже. Потому что иногда нас обвиняют, что мы не соблюдаем параметры [нрзб.00:51:57] для Италии. Германия слишком много соблюдает, до такой степени, что они не соблюдают именно наверх. Тем не менее второй фактор. Политика в Италии всегда была немножко не связана с экономикой. Итальянские предприниматели сделали самые лучшие сделки, когда был политический кризис. Я думаю, что то же самое.

В последние два-три года итальянский бизнес в отношении России очень близко к позиции нашего правительства, правительства Матео Ренци, до этого, новое правительство Джентилони. Наш премьер-министр был единственным, который приезжал сюда в 2015 году, в прошлом году на форум в Петербурге. В этом году уже состоялся визит министра иностранных дел. В начале апреля в Москву приезжает президент нашей республики Италия. В мае будет еще премьер-министр. То есть политические отношения очень близкие. Итальянский бизнес имеет хорошие отношения с Россией.

Тем не менее мы не довольны как развиваются экономические отношения между Россией и Италией. Недовольны как ассоциация, потому что мы считаем, что санкции спровоцировали большое падение товарооборота, спровоцировали психологический кризис. Вот это самый главный фактор. Очень многие наши фирмы, которые хотели создавать производства в России, тормозили этот процесс. До 2014 года в России открылось приблизительно 100 итальянских заводов. С 2015 года по сегодняшний день всего один завод. Естественно, в этом году будут какие-то новые компании, но процесс был заторможен. Тем не менее могу сказать следующее.

[00:55:04]

Падение товарооборота спровоцировано именно девальвацией рубля и падением цены на энергоносители, которые мы покупаем. Франция имеет здесь торговые сети, поэтому она увеличивает экспорт, благодаря именно торговой сети. Мы вот этой сети не имеем. Большинство наших компаний продает продукты через «Леруа Мерлен», «Ашан» и так далее, поэтому не фигурирует очень много товаров.

У нас 100 итальянских фирм имеют здесь заводы. На этих заводах работает 55 тыс. сотрудников. Оборот вот этой фирмы в евро в районе 7 млрд евро, то есть больше чем итальянский экспорт в Россию. К сожалению, несмотря на то, что мы всегда просим это тоже включать в показатели, статистика вот эти показатели не показывает. Только в последнее время благодаря нашим друзьям из фонда региона, из Академии наук, мы начали мониторить эти важные данные. Я считаю, что это важные данные даже для наших коллег французов, для наших коллег в Германии.

Что я могу сказать по поводу отношений между ассоциациями. У нас очень хорошие отношения с ТП. Несмотря на то, что итальянцы всегда разделяются на много ассоциаций, все наши ассоциации очень хорошо связаны с нашими коллегами европейцами и русскими. Есть одно маленькое но – это уровни предпринимательской культуры. Мы всегда говорим про импортозамещение, локализацию. Все регионы уже соревнуются в том, кто больше свяжется с ассоциациями и так далее. Для нас это очень важный фактор, кто может гарантировать рынок продажи.

Мы получаем кучу инвестиционных проектов, предложений. Ни один из этих проектов не имеет участок, где написано, кому мы будем продавать эти продукты. Вот это минус. Потому что крупные фирмы, которые уже продавали здесь, иностранные компании, они прекрасно знают, как сделать. Но если мы хотим развивать импортозамещение, и так далее, нам надо мониторить рынок. Это, к сожалению, на сегодняшний день в России не хватает.

Недавно было создано российское агентство по технологическому развитию. Это очень позитивный пример, как надо относиться именно к вопросу производства. Они анализируют 50 – 60 крупных российских предприятий. Они смотрят на уровень технологий, где они покупают комплектующие, кому они могут продавать или покупать эти комплектующие. Я считаю, что именно вот эта работа очень полезна, чтобы найти или хорошую технологию, или хорошего партнера.

Приведу небольшой пример. Челябинск, это одна из моделей, по которой у нас есть документ. Как ассоциация я потом могу распространять. Мы идентифицировали 4 разные модели по поводу инвестиций в России. Есть модель Липецк. Это фирмы, которые продавали здесь и рискуют потерять рынок. И они принимают решение создавать производство. Есть модель Челябинск. Вот это самый главный. Там «Транснефть», которая раньше покупала через крупную [нрзб.01:00:08] компанию за рубежом все вот эти комплектующие, оборудование для нефти и газа.

[01:00:16]

Учитывая то, что решило российское правительство, она создает совместное предприятие с самым главным производителем вот этой технологии, итальянцы, французы и так далее. «Транснефть» сама инвестирует, то есть сам клиент, который будет помогать поставщикам создавать производство здесь. И там есть такой индустриальный парк «Конар», где уже было создано 7 совместных итальяно-российских предприятий с участием «Транснефти» и других компаний. Вот эта модель очень интересна. Эта модель, которую мы советуем другим отраслям. Если мы так начнем работать, я думаю, что импортозамещение будет более конкретное и не такое наивное, как иногда, к сожалению, мы слышим.

Я могу сказать, что именно руководителя Агентства технологического развития вызывали как эксперта, представители ТП, разные ассоциации, поэтому это очень положительный эксперимент.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: