3-4 апреля 2018
Российская Академия Наук
Морозов Александр
Меры государственной поддержки могут быть не только стимулирующими, но и бюджетоэффективными
Меры государственной поддержки могут быть не только стимулирующими, но и бюджетоэффективными

Со стороны федерального органа исполнительной власти, который отвечает за развитие гражданского машиностроения, например, автопрома и сельхозмашиностроения, я хочу привести сравнение, две системы мер взаимоотношений между государством и двумя этими отраслями. В одном случае как пример беспрецедентной системы мер господдержки в случае автопрома, вызванную очень тяжелым состоянием рынка, связанным с резким снижением потребительского спроса. С другой стороны, сельхозмашиностроение, где мы только начинаем, в отличие от автопрома, реализовывать комплекс мер государственной поддержки. Мы тоже учимся вместе со всеми участниками после того волшебного вступления в ВТО, мы тоже приобретаем определённый опыт.

Я хотел бы показать краткий слайд того, где мы находимся в автопроме. Начну с прошлого года. Как видите, в прошлом году мы зафиксировали в районе августа резкое сокращение рынка, почти на 27 %. Вынужденно достаточно оперативно запустили с 1 сентября ряд мер государственной поддержки. Как видите, это программа обновления парка колесных транспортных средств, в рамках которой мы вместе с предприятиями и автопроизводителями организовали представление скидок на автомобили для физических лиц. И сделали дополнительные прямые закупки федеральным органам исполнительной власти. Также дали субъектам РФ субсидии на закупку автобусов и техники для ЖКХ, работающих на газомоторном топливе, и в том числе для производителей грузовых автомобилей и автобусов сделали временное послабление требований к выбросам, что позволило тоже увеличить дополнительно производство, в первую очередь автомобилей, которые эксплуатируются не в городах, в первую очередь на строительных объектах.

Таким образом с августа мы смогли вытащить автомобильный рынок в ежемесячном исчислении по отношению к 2013 году на +3 %. Понятно, что в декабре был еще волшебный ажиотаж, когда после 18 числа все кинулись покупать автомобили, но тем не менее, ряд мер государственной поддержки оказал значительную стабилизацию на рынке.

На что я хотел бы обратить внимание? Может, здесь я разойдусь немного с Андреем Павловичем, то меры государственной поддержки, в том числе субсидии, могут быть бюджетоэффективными. Например, программа обновления парка. Если по программе обновления парка мы даем возможность просубсидировать закупку автомобиля в размере 10 % его стоимости, и мы привлекаем новый класс потребителей, которые вчера не могли купить машину, потому что просто не было денег, то каждый новый автомобиль, только что сходящий с конвейера, сразу в федеральный бюджет платит 18 % НДС. Не считая различных региональных налогов, сборов, создания рабочих мест, выплаты зарплаты, отчислений в социальные фонды и так далее. Меры государственной поддержки могут быть не только стимулирующими, но и бюджетоэффективными.

Ситуация в первых двух месяцах в этом году еще более трагична, чем в прошлом. Мы видим падение рынка на 32 % и падение производства на 23 %. Что здесь важно? Об этом мы будем дальше говорить. Ситуация такова, что сегодня, спустя 7 лет массированной государственной программы развития автомобильной промышленности и заключения соглашений так называемой промышленной сборки, где крупнейшие предприятия взяли на себя обязательства перед государством локализовать не менее 60 % себестоимости к 2017-2019 году в зависимости от даты заключения соглашения.

Сегодня, если вы посмотрите на автомобильный рынок, то 7 из 10 новых автомобилей, которые продаются в РФ, произведены в России. Все уже привыкли, что KIA, Hyundai, Toyota,Volkswagen, Reno, Nissan – все имеют заводы в РФ. Если еще три года назад говорили о том, что это сборочные заводы, где привинчивают колеса, то сегодня приезжайте на завод в Калугу или Санкт-Петербург, полного цикла производства. Например, про завод Volkswagen. Открывают в этом году официальный завод двигателей. Это не сборка двигателей. Завод двигателей для легковых автомобилей в РФ не строили последние 50 лет.

Что это значит? Volkswagen привел своих иностранных поставщиков второго, третьего, четвертого уровня. Они разместили свои производства. Алюминиевое литье нового типа сверхвысокопрочное делается в Ульяновске, металлические детали для двигателей делаются в Ульяновске иностранной компанией. Металлические детали и компоненты для двигателей делаются в Набережных Челнах, тоже иностранная компания, ну и что? Это производство созданное. Все эти вещи едут в Калугу, и на новом заводе двигателей собираются, тестируются и ставятся на машины, которые произведены.

Это пример того, что сегодня мы можем вполне серьезно говорить о том, что у нас создана автомобильная промышленность. Это при том, что уровень достижения требований локализации по соглашению еще не наступил.

Каким мы ожидаем этот год? Черный верхний график – 2014 год с пиком падения в августе -27 %, и две линии, зеленая и красная. Это наш прогноз. Мы видим, что если мы сегодня не будем применять меры государственной поддержки рынка, то в связи с резким сокращением покупательской способности (а мы зафиксировали в январе-феврале падение посещаемости автосалонов больше чем в два раза, люди просто не заходят посмотреть даже на машины), мы получим 50 % падение рынка. При этом если будем реализовать меры государственной поддержки (я говорю о бюджетоэффективных мерах), то мы сможем удержать рынок, создавать дополнительный спрос и обеспечить его падение не более 24 %.

Какие меры господдержки мы экстренно запускаем сейчас? Меры весьма разные. Часть из них направлена на формирование и стимулирование спроса, это работа с рынком. Часть направлена на создание доступного предложения для покупателей. Часть, в первую очередь за счет специальных форм финансирования, направлена на получение доступного финансирования для производителей, чтобы могли дешевле произвести.

Правильно сказали коллеги сегодня, как Евгений Степанович говорил, в энергетике 30 % просили рентабельность. Рентабельность машиностроения обычно болтается в пределах 15 %, поэтому 30 % стоимость кредита – понятно. Завод легче закрыть.

Тем не менее, меры государственной поддержки есть. Что мы запустили уже? Мы возмещаем часть затрат на модернизацию, а именно компенсируем часть процентной ставки по кредитам, привлеченным на техническую модернизацию или техперевооружение. Мы субсидируем часть затрат РЖД на перевозку автомобилей, произведенных во Владивостоке в европейскую часть страны. Мы ввели запрет на допуск техники производства иностранных государств для госзакупок. Мы запустили программу обновления парка, которая была в прошлом году, запустили в этом году колесных транспортных средств.

Мы в этом году опять выдали субсидии субъектам федерации на стимулирование закупки техники, произведенной на газомоторном топливе. В данном случае это только часть.

В настоящий момент до конца марта этого года мы выпустим еще дополнительный пакет мер господдержки. Блок промышленных субсидий, в рамках которого мы оказываем поддержку предприятиям автомобильной промышленности, где мы субсидировали часть затрат на энергоносители, часть затрат на содержание персонала с ежеквартального переходит на ежемесячную , где мы даем возможность пополнить их запасы оборотных средств.

Запускаем программу обновления парка транспортных средств для государственных нужд. Еще одну такую делаем программу. Мы собрали заявок с федеральных органов исполнительной власти потребностей в автомобилях, автобусах, и МЧС, и Росприроднадзор, и рыболовства, и так далее. Потребности в закупке специальной технике на 55 млрд рублей. Выделили нам 10 млрд, но это тоже очень важно.

Обновление парка транспортных средств для муниципальных служб. С 1 апреля, будем объявлять отдельно, планируем запустить программу льготного автокредитования, где физическим лицам будем компенсировать часть процентной ставки, чтобы стоимость кредита на покупку нового автомобиля не была равной 25-30 %.

Запускаем льготный автолизинг для юридических лиц, для малого и среднего бизнеса. Обращаю ваше внимание, что это программы, все, которые я перечисляю, бюджетоэффективны.

Представление госгарантий группе ГАЗ. Группа ГАЗ провела мощнейшее техперевооружение. На конвейере, где производились раньше "Газели", сегодня вперемешку выпускается Mercedes Sprinter и "Газель" Next, нового поколения. Естественно, банки тоже в январе им прислали "письма счастья" о том, что ваши кредиты, которые вы взяли на техническое перевооружение, с 8 % становятся 28 %. Сейчас мы даем госгарантии группе ГАЗ.

Естественно, программу обновления парка мы планируем продолжить и на второй квартал этого года. Такой комплекс мер позволит нам, по нашим прогнозам, оказать существенную поддержку рынка, и задача государства в этой ситуации – обеспечить минимизацию этих точек экстремума.

Что касается сельскохозяйственного машиностроения, если смотреть по прошлому году, ситуация не так трагична, как в автопроме. Если мы посмотрим на рынок сельскохозяйственной техники, то он у нас в рублевом исчислении вырос в прошлом году по отношению к предыдущему году. Если мы посмотрим по группе техники в первую очередь собственного производства, увидим, что у нас происходит существенный рост по ряду номенклатурных позиций. При этом важно отметить, что такой рост, под 58 % по тракторам для сельского хозяйства происходит от очень низкой базы. Сегодня, несмотря на то, что мы обеспечить необходимый уровень продовольственной безопасности, экономической безопасности, развивая собственное машиностроение, о чем говорили здесь выступающие, промышленность с высоким уровнем добавленной стоимости, у нас из 10 единиц новой сельскохозяйственной техники, продающихся сегодня нашим колхозникам, 6 единиц иностранного производства.

При этом мы себе отдаем отчет, что пахотных земель и рынка сельскохозяйственной техники достаточно, чтобы строить полную локализацию производства. Тем не менее, такую работу мы ведем.

Какие меры мы запустили в прошлом году? Надо отдать должное, что мы пытаемся не как-то конфликтовать с отраслевыми ассоциациями, а пытаемся как-то помогать друг другу, пытаемся слышать друг другу. Большое спасибо отдельное "Ростсельмашу" и ассоциации "Росагромаш". Мы видим в этой ассоциации партнера, с которым можно обсуждать и вместе проходить эти тяжелые ситуации, когда надо у кого-то выпросить денег в другом ведомстве федеральном.

Что мы сделали в прошлом году? Мы умудрились из федерального бюджета получить 1,5 млрд на субсидирование скидки покупателю, сельхозтоваропроизводителю техники. Обращаю внимание, эта мера бюджетоэффективная. Только по федеральной части налогов скидка, которую мы даем, меньше, чем НДС, который уплачивается. Это буквально выгодно для бюджета.

В рамках этой меры господдержки мы произвели в прошлом году больше 1500 зерноуборочных комбайнов, это современная дорогостоящая техника, и кормоуборочные комбайны, и трактора.

Мы в прошлом году запустили три больших проекта по НИОКР. Безусловно, развитие и научно-техническое развитие – это база для любого машиностроения.

"Ростсельмаш" на условиях софинансирования с государством разрабатывает кормоуборочный комбайн нового класса, производительностью не менее 200 тонн в час, и что самое главное, это будет автопилотируемый агрегат, без человек, который будет сам по ГЛОНАСС ездить по полю и делать все операции.

При этом Петербургский тракторный завод и компания "Миконт", концерн тракторных заводов разрабатывают соответствующие трактора нового поколения, 3-4 тягового класса, тоже с использованием механизма автопилотирования.

Что интересно, мы попытались впервые использовать наш собственный опыт работы в ВТО и ввели квоту на импорт зерноуборочных комбайнов, согласовали это с Белоруссией и Казахстаном. Думаю, что хотя формально её можно обходить, но тем не менее, мы тоже пытаемся работать в условиях ВТО.

В этом году мы попытались немного дополнить эти меры содержания. Мы продолжаем программу стимулирования спроса со стороны сельхозтоваропроизводителей. Кроме 1,9 млрд рублей, которые были запланированы в этом бюджете, мы через антикризисную программу добавили туда 2 млрд рублей. Отдельно внесли в уставной капитал "Росагролизинга", чтобы сделать льготную программу лизинга 2 млрд рублей, это распоряжение уже вышло. Также продолжаем реализовывать квоту на импорт новых зерноуборочных комбайнов. Что интересно, выпустили 12 марта этого года постановление № 214, в рамках которого мы субсидируем предприятиям сельхозмашиностроения 2/3 ключевой ставки по кредитам, привлеченным на пополнение оборотных средств. Мы понимаем, что 30 % - деньги для предприятия неподъемные.

Я думаю, что это только начало, и мы постараемся дальше по аналогии с автопромом, с нашим опытом развития мер государственной поддержки сформировать необходимые задачи по развитию отрасли сельхозмашиностроения.

И что самое главное, что сегодня нам мешает, это банальная вещь, которая называется стереотипы. Чиновники из Минсельхоза, мои коллеги зачастую вместе с руководителями крупных агрохозяйств считают, что российская техника урожай собирает, половину теряет или через каждые пять минут её надо ремонтировать. Вот этот стереотип, когда мы говорим о том, что российская техника сегодня является как бы отставшей или устаревшей, мы пытаемся ломать. Это очень медленно, но это задача, которая стоит перед нами всеми, если мы хотим развивать экономику России. Определенного здравого смысла патриотизма достаточно.

Сегодня тот же "Ростсельмаш" продает комбайны в Канаду, Америку и Германию, родину сельхозмашиностроения. Поэтому я надеюсь, что меры, которые будут реализовывать федеральные органы исполнительной власти, в данном случае будут идти в унисон с пожеланиями промышленности. Спасибо.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: