30-31 марта 2017
«Шуваловский корпус» МГУ. Тема: «Поворот мировой истории. Новая стратегия России»
Болдырев Юрий Юрьевич
Механизмы сотрудничества в борьбе за выживание
Болдырев Юрий  Юрьевич

Прежде, чем ответить на ваш вопрос, должен сказать, что мы, жестко критикуя многие аспекты этой интеграции и политику своей страны, должны не выбрасывать с водой ребенка, и воздавать должное тем, кто это строил и строит. Они сейчас перед нами выступали.

Эти люди в некотором смысле герои, они это пробивали, некоторые в этой части уже не настолько удел, насколько хотелось бы. Мне кажется, мы должны воздавать должное их вкладу, и прошу их просто поблагодарить.

У нас сейчас конфронтация с Западом, и я бы хотел поспорить с представителем Польши. Уважаемый Гжегож сказал, что это не будет работать, т.к. коррупция, госкапитализм и т.д. Будет работать! Другое дело, что не в наших интересах, но работать будет и работает, к сожалению. Лозунг «Коррупционеры всех стран, соединяйтесь», к сожалению, работает. Наша с вами задача – сделать так, чтобы не допустить превращения нашей интеграции в такую пародию. В этом смысле я бы привел в развитие того, о чем говорил Сергей Юрьевич, такой образ. Он говорил, что 2/3 или ¾ интеграции – не просто. Таможенный союз, границы и т.д., а стратегия развития. Это мне напоминает ситуацию, когда люди работали, старались, выясняли расписание, купили билеты, а мы дальше билеты взяли и выбросили, никуда не летим. Такой ситуации быть не должно. Для чего нам нужна эта интеграция? Ценность, не ценность или проекты? Совместные проекты мы можем создавать с Новой Зеландией, и с Польшей, это не будет иметь никакого отношения к нашей интеграции. Интеграция- это другое. На первом заседании коллега Бузгалин говорил о том, что он не работает этот тезис Александра III, что у России нет других союзников кроме армии и флота. Я не ненавижу этот тезис, он о том, что мы должны быть ответственными, и не должны переваливать свою ответственность на кого-то другого, что мы должны быть сами, но, в то же время всякий, кто хочет выжить в современном мире, должен сплачиваться, находить союзников, не по разовым проектам, а долгосрочных союзников, и вкладываться в эту долгосрочную дружбу, здесь никуда не деться, а она может быть построена только на основе каких-то ценностей. Каких ценностей?

Мы говорим, что у нас альтернативная ценность. Оксана Генриховна в первой части говорила о засилье финансового капитала, деривативах и т.д. У нас с вами альтернативные Западу ценности? У нас, наверное, с этим лучше, чем у них? Как вы думаете? Я вам приведу цифру, которую привел абсолютно лояльный власти человек, ректор Финансового университета при Правительстве 1,5 месяца назад на заседании Вольного экономического общества. Цифры звучат так. «Концентрация финансового капитала в банковской сфере по разным странам». В Китае, в Бразилии, в США очень много, действительно засилье, о котором говорила применительно к общей модели Оксана Генриховна, до 60%. А как вы думаете, сколько у нас? Мы же альтернатива. Так вот цифра была приведена 85-90%. Так мы альтернатива в какую сторону?

Создать единое пространство для торговли деривативами много ума не надо. Нам же нужно другое. И здесь мы возвращаемся к более глубокой интеграции, к будущему финансовому союзу и так далее.

Как вы думаете, где легче отрегулировать финансовую систему: в союзе наших государств, или хотя бы для начала только у себя? Где легче?

Шакиров Раф: Да нигде не легче.

Юрий Болдырев: Наверное, в своем государстве все-таки должно быть легче.

Шакиров Раф: Теоретически.

Юрий Болдырев: А кто это должен делать практически? Нам тут же псевдопатриот скажет: «Национализируем Центробанк. Молодцы, в Думу придем, думцы гневно осуждают Центробанк, требуют и т.д... А если бы я сейчас выступал перед Думой, я бы сказал: «Ребята, а вы Конституцию читали? У нас кто осуществляет денежную эмиссию? Центральный Банк. А кто должен отвечать за то, как она осуществляется? Кто должен регулировать денежную эмиссию? Кто-нибудь помнит, что об этом в Конституции? А в Конституции кроме 75-й статьи о полномочиях Центробанка есть еще 71-я статья – «Предметы ведения РФ». Так вот денежная эмиссия отнесена к предметам ведения РФ. Это значит, законодатель должен не осуждать гневно ЦБ, а принимать законы не о функциях, а о целеполагании перед ЦБ, о критериях оценки деятельности, и создавать механизмы наказуемости руководителей ЦБ.

Распространяем все это на будущую глубокую интеграцию в рамках ЕврАзЭС. А как там собираются строить? Если у нас у самих конь не валялся в вопросах надлежащего регулирования в интересах развития нашей собственной финансовой системы, то как мы можем создать более общую интегральную финансовую систему, если даже подходов к этому никто не формулирует на уровне власти? Не здесь, на этом собрании.

Дальше следующий вопрос, касающийся институциональных аспектов этой евроинтеграции.

Кстати, вы спросили про ценности. О ценностях можно говорить очень многое. Я апеллирую к Веллеру, который здесь выступал. Мы все с вами для чего здесь? Мы же не получаем деньги за то, что присутствуем вы здесь, я здесь, дальше все вы будете выступать на комиссиях, конференциях и т.д. Мы все хотим быть приобщенными к большому делу. А какое у нас большое дело с позиции того, о чем говорил Веллер? Нам нужно спасать нашу цивилизацию, нам нужно не дать ее уничтожить – раз, и второе – нам нужно не дать ей загнить, нам нужно включить механизмы развития. Конечно, в любом обществе ведется какая-то работа над ценностями. Это не только предмет наших здесь заседаний, но, в конечном счете, мы должны понимать, что наша задача – не придумать что-нибудь обязательно противоположное тому, как живут, например, в Польше. Нет такой задачи. Польша предельно жестко национально ориентированное государство. Почему они не члены Еврозоны до сих пор? Потому что им это невыгодно. Они руководствуются не тем, что «Все в ногу, а мы должны быть не в ногу», а там, что им выгоднее иметь финансовый маневр в случае кризиса. Завтра, может, у них ситуация изменится – они передумают, но они руководствуются своими национальными интересами. Они не думают абстрактно о том, «Что бы нам придумать такое, чтобы в Польше были отдельные ценности от всех остальных», а эти ценности рождаются в процессе этой деятельности, в процессе развития. То же самое и у нас. Мы эту ценностную составляющую не должны выдумывать искусственно. Находясь в ситуации необходимости борьбы за жизнь и за развитие, первая ценность - создать механизмы сотрудничества в борьбе за выживание, и в процессе этой совместной работы ценности вырастут сами. Институты мы должны строить такие, чтобы у нас не было отдельно, что у нас есть основы Конституции (самые первые главы), а есть дальнейшая Конституция, и никто не должно противоречить этим основам. В то же время, мы вступаем в те или иные интеграционные сообщества, включая ВТО, или под вопросом, как это будет в евразийской интеграции, где даже и речь не идет об этих базовых ценностях. Получается, что мы их у себя как витриной, картинкой будем иметь, а ключевые решения будут приниматься совершенно другими людьми и на других основах. То есть эти институциональные вопросы о том, что мы должны строить и внешнее объединение в своих интересах, и на основе тех ценностей, которые правильно продекларированы в первых главах нашей Конституции – это тоже фундаментальный вопрос, который мы не должны забывать. Спасибо.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: