Делягин Михаил
Лежачее импортозамещение
Лежачее импортозамещение

Значит, уважаемые коллеги, вопрос про импортозамещение стоит так давно, что уже лежит. Когда в 1999 году тогдашний первый вице-премьер господин Аксененко поднял эту тему, а мне пришлось отбояриваться, говорить, что: «Нет, это не я подсказал», потому что уже тогда об этом говорили бесконечно. Откуда берется тема? Значит, наша экономика устроена недостаточно эффективно, она изнемогает под бременем коррупции, монополизма и с 2012 года – присоединения в ВТО на кабальных условиях. Соответственно, она не может по-человечески развиваться, потому что эти условия блокируют развитие сами по себе, а государство, по крайне мере, правительство Медведева, свои обязанности исполнять не собирается. В результате, чтобы не допустить экономического спада, приходится идти на девальвацию. Как это случилось в начале этого года, как это происходит сейчас. Ну, правда, девальвация непоследовательна, но, тем не менее, она идет. Потому что другого способа поддержать экономику в условиях, когда чрезмерная коррупция, чрезмерный монополизм, отсутствие развития, отсутствие государственной политики развития – нет. А экономический спад, он не приемлем по политическим причинам.

В результате девальвация естественным образом идет к импортозамещению. И правительство смотрит: «О, слушайте, а у нас импортозамещение происходит. Наверное, это в результате нашей выдающей деятельности». И начинают дружно говорить про импортозамещение, пока эффект от девальвации не проходит. В этом году девальвация была несильная, она была для спекулянтов, не для экономики, негативный эффект был огромный социальный, но, тем не менее, экономика уже в таком состоянии, что она не может быстро реагировать на девальвацию и эффект от девальвации к настоящему моменту сошел на нет. В августе промышленный рост – ноль. Соответственно, придется делать сейчас очередную волну. Вот то, что было, так сказать, некоторое преддверие.

Так, что тема есть, но, во-первых, нам нужно всячески разоблачать пассивность правительства и «Банка России», потому что они совершенно откровенно не исполняют свои обязанности, а в Уголовном кодексе есть чудесная статья: «Преступная халатность, повлекшая к особо тяжким последствиям». С моей точки зрения, половина министров под этой статьей ходит уже долгое время. Во-вторых, безусловно, необходимо везде, где можно – повышать пошлины, где нельзя повышать пошлины – вводить стандарты, и применять стандарты и технологические регламенты вместо пошлин. Но, нужно понимать, что этого недостаточно. Потому, что у нас экономика высокомонополизированная, соответственно, рыночные стимулы слабы. Если вы создадите бизнесу условия для развития и решите, что этого достаточно – получится, как с «Автовазом».

Поэтому необходимо еще формировать и требовать еще и дополнительные, прямые стимулы к технологическому прогрессу. Грубо говоря, принуждение к прогрессу умных экономическими методами, а всех остальных – методами даже и административными. Это бояться нельзя. Дальше нужно понимать, что у нас неконкурентная финансовая система, которая изначально ориентирована на подавление любого производства и на поощрение любой спекуляции, поэтому необходимо требовать перехода на проектное финансирование, и заодно – на изменение механизмов предоставления той государственной помощи, которая есть.

Я очень хорошо отношусь к идее субсидирования процентной ставки по кредиту, но вообще-то говоря, это поддержка не столько реального сектора, сколько это поддержка банковской системы. Я тоже люблю российские банки, некоторые из них вполне пристойны, но им сейчас помогают напрямую из бюджета, не говоря уже о том, что этим должен заниматься «Банк Россия». И в целом, разоблачая пассивность правительства необходимо стремиться к кадровому очищению правительства и «Банка России» от либералов, которые отличаются от тех, которые ходят по улицам маршем предателей только тем, что они, так сказать, прячутся. И в этом отношении они более опасны.

Проблема с санкциями заключается в том, что и нам ввели санкции на год, и мы ввели ответные санкции на год, за который ничего не может окупиться в принципе. Поэтому нам нужно отказаться от идеи, что ответ на санкции должен быть адекватным. Если вам в подворотни шпана плюет на ботинок и вы отвечаете адекватно, то вы с этой подворотни своими ногами не уйдете, поэтому санкции должны быть неадекватными – на 5 лет минимум. Это во-первых. И во-вторых, приведенные санкции ударили по периферии Евросоюза, то есть, по странам, которые никому в Евросоюзе не интересны. Если у поляков проблемы, то, скажем так, для немцев это праздник. Так что мы сделали хорошо немцам, и так далее.

Поэтому стоит предложить прекращение ввоза на территорию страны легковых автомобилей. Понимаете, это безобразие, когда импорт легковых автомобилей свободный, а российское предприятие, которое эти же самые легковые автомобили собирает в России, работает один день в неделю. Почему? Почему мы загружаем их рабочие места, но пренебрегаем своими рабочими местами.

И второе – это вино. Потому, что есть Латинская Америка, ЮАР, есть Новая Зеландия, бог с ней, с Австралией. И заменить ординарные столовые вина можно, а это почувствуют французы, итальянцы, испанцы, по машинам – немцы и чехи. В общем, это уже будет ответ адекватный.

Дальше: нам сделали огромный подарок с санкциями, потому что это форс-мажор и мы вполне можем сказать, что правила ВТО не действуют на время форс-мажора. Кому не нравится – идите в суд. И самое главное, что любое международное соглашение не действует, если оно основано на коррупционной мотивации. И после очищения правительства от либералов вполне можно будет расследовать мотивы людей, которые запихивали Россию в ВТО. Я думаю, что без коррупции не обошлось, просто я знаю многих из этих людей.

И последнее, здесь правильно говорили, что не нужно заниматься стимулированием всего, нужно сформулировать приоритеты, эти приоритеты должны обеспечивать суверенитет и инфраструктуру в первую очередь. То есть, SWIFT, национальная расчетная система, программное обеспечение, замена «Microsoft» на «Linux» и так далее. И, конечно, антимонопольная политика, потому что когда вы людям говорите про импортозамещения, они четко понимают, что для них это будет означать рост цен. Спасибо.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: