Боглаев Владимир
Куда забивать гвоздь?
Куда забивать гвоздь?

Значит, я уже обозначил фразу, которую обозначил Владимир Владимирович Путин. Значит, есть 2 момента, которые принципиально важно понимать. Первый момент, это было давно, и ничего из того, что обозначил президент страны, вплоть до того, что подвинуться и подойти ближе, не произошло. Это говорит о том, что не существует в стране действующих механизмов достижения этих целей, которые поставил перед нами президент. Это первое.

Второе, что я хотел бы обозначить, то, что это, на самом деле, не касается образования. Это касается развития и выживания страны. Образование в данной ситуации оказывается как часть строительства кирпичиков под названием человеческий капитал, в качестве человеческого капитала. (нрзб.)(01:18:39) уровень образования сделать невозможно, поэтому мы на всех наших совещаниях, к сожалению, когда пытаются об этом говорить, все мне: «Да-да-да, надо что-то делать в профессиональном образовании». Значит, я в чем-то согласен с ректором «вышки», который говорит: нам инженеры не нужны. Потому что в профессиональном образовании все, что можем сделать, если оно есть, надо его полностью крошить, его надо кардинально менять. Поддерживать старые технологии в подготовке кадров нельзя. Но это отдельный разговор.

Значит, вернусь очень коротко к моей глобальной (нрзб.)(01:19:19). Вот та дырочка – страны, которые будут нами командовать или мы будем командовать, если нам повезет. Вот первый кубик, единичка, вернее, прямоугольник, извиняюсь – это знания. То есть страна, в которой этот угол становится тупым, расширяющийся, будет иметь право распределять ресурсы других, не только у себя. Поэтому вопрос не в том, какие мы компетенции даем отдельно взятому специалисту. Вопрос в другом, каким знаниями вообще должна владеть страна. Все остальное это уже вторично. Если мы не накапливаем, не расширяем угол в этом треугольнике, мы рано ли поздно из развивающейся страны становимся отстающей и деградирующей.

Значит, все было бы плохо, потому что если вернуться назад, мы четко попадаем в деградирующие, это очевидно. Если бы не то, что мы стоим на пороге технической революции. Значит, в верхнем правом углу вы видите структуру глобального выжима. Проблема в том, что сегодня инженер не нужен не только нашей стране, он не нужен нигде в мире, это парадокс, но это так. Почему? Потому что сегодня за счет того, что уровень знаний, технологий и (нрзб.)(01:20:50), что мир, в принципе, не нуждается в таком количестве производительных сил и производственных сил. И вот, кстати, Кирилл Сергеевич сказал о том, что мы построили два крупных предприятия новых, которым мы готовим кадры, и мы знаем, куда двигаться. Два крупнейших предприятия, которые построены в Вологодской области, они имеют потребность в численности при этом в 5 раз ниже, чес в один год выпускают училища. Поэтому говорить о стратегии 20-го года не имеет смысла.

Так вот, учитывая, что это не проблема нашей страны, а она проблема для мира в целом, понять, каким образом будут выходить все остальные из этой ситуации нестабильности, очень сложно. Никто не знает, как привести, какое соответствие привести в пирамиду для того, чтобы третий сегмент в пирамиде вписался в общую пирамиду. Никто не знает, как это сделать. Будет период нестабильности, будет период перераспределения ресурсов в мире, будет изменение правил, как будет это перераспределяться. Это будет, скорее всего, неспокойно, нестабильно и даже где-то воинственно.

Значит, о чем вчера говорили наши немецкие коллеги, о чем сегодня также говорят в мире. Значит, затраты на подготовку кадров сегодня не дают нужного эффекта. Дело в том, что если даже сегодня самый умный, самый современный ученый начнет учить студента, к концу обучения своего студента, он его подготовит уже по устаревшей технологии. Время жизни продукта сегодня короче, чем время подготовки специалиста, которое уходит для его изготавливания. Поэтому сегодня происходит некоторое насыщение графика подготовки специалиста, просто вливание туда денег не дает соответствующего эффекта. Потому то, что сказал Дмитрий Владимирович Афанасьев по поводу того, что проблемы стоят не только у нас, но и за рубежом, они в этом состоят. Да, другой уровень, но дальше трата денег бесполезна, она не дает нужного эффекта.

Значит, вернусь в полевую подготовку на заводе. Сам по себе эффект рассказывать не буду, показатели. Значит, о чем говорит наш проект. Дело в том, что у нас много было хозяев за последнее время, и я сделал подсчет, я уже эти заводом руковожу 10 лет. Никто точно не может сказать, чем мы занимаемся. Даже я, директор сегодня, если бы мне задали вопрос: «Хорошо. Что же вы выпускаете, что же вы делаете?». Я начинаю путаться в показаниях, потому что сегодня мы уже, по сути дела, действующий бизнес-инкубатор и технопарк одновременно. Мы постоянно ищем возможности выходить на рынок с новым продуктом, осваиваем. У нас несколько хозяев, мы идем в банк, берем кредиты, покупаем оборудование, выпускаем продукт, выпускаем на рынок, через 2-3 года я его снимаю с производства, запускаю новый. Что у нас будет через 3 года, я не знаю. Я знаю, что это будет другое, что именно, я не знаю. Такая политика позволила нам за 10-15 лет поднять объемы производства в разы, в десятки раз. Значит, таким образом, сложилась формально действующая экспериментальная площадка, на которой, в принципе, можно готовить не только кокаин, но попытаться готовить команды, которые, на самом деле, не нуждаются в том, чтобы их приняли на работу какие-нибудь собственники или олигархи. Они сами себе создадут рабочее место по образованию. Но это будут не одиночные специалисты, это будут группы специалистов. Коротко.

Значит, весь этот эксперимент дал позитивный результат на территории в несколько гектаров, то почему бы его не расширить на территорию города и на территорию области.

Зачем думать о том, какую профессию потребует тот или иной собственник или хозяин через 5 лет, если все равно вы не угадаете. Проще подготовить команду, которая сама себе придумает рабочее место, создаст товар, бросит на рынок, и еще вам заплатит налоги за то, что она работает. Дайте такую возможность.

То есть, те глобальные проблемы, которые сегодня у нас стоят перед миром, никто в мире не знает, как решить. Это глобальная проблема для всего мира. Теория не даст нам ответ, нужны эксперименты, для глобальной теории, проблемы, нужны глобальные лаборатории, глобальные масштабные эксперименты. Мы считаем, что эксперимент надо ставить в масштабе, как минимум, одного города, города, который имеет приличный кадровый потенциал, научный потенциал и неплохие (нрзб.)(01:25:51). Поэтому мы говорим, что опыт позитивный уже есть, мы говорим о том, что сегодня, в принципе, можно поставить задачу городу стать экспериментальной площадкой. Для этого надо получить ряд разрешений (нрзб.)(01:26:13), которая нам позволит экспериментировать, вернее, стать экспериментальной площадкой, социо-экономической лабораторией для страны, на которой будут отрабатываться возможности опережения в период научно-технической революции отряда наших конкурентов. Потому что, на самом деле, период революции всегда меняет лидеров и отстающих, у нас есть возможность им воспользоваться.

И что я могу предоставить в создание этого кластера индустрии, который на самом деле должен стать социо-экономической лабораторией генерального уровня. Я готов предоставить весь производственный бизнес-инкубатор (нрзб.)(01:27:09), я могу предоставить технопарк ЧЛМЗ.

Мы отстали в этом плане от Германии навсегда, потому что вопрос: почему у них, вообще говоря, с низкого старта происходит дифференциация уровня образования? Чтобы лишние деньги не тратить на всех подряд, они выбирают, кем они занимают, кем нет. (нрзб.)(01:27:31), поэтому мы всех, начиная с дошкольного возраста, учим одинаково плохо, в принципе, отставая от лидеров в этом плане. Но я еще раз говорю, почему вопрос сейчас этого отставания для меня не кажется катастрофическим. Вот сейчас мы вошли в период, когда то, что немцы или американцы нас обогнали, по большому счету, уже ничего не значит. Мы начинаем новый этап, и стартуем почти с одного и того же места. Поэтому в данной ситуации вопрос, как распределить ряд идей между верхушкой пирамиды и ее основанием, это не только образование, это образование в последнюю очередь, как инструмент. Кстати говоря, тот факт, что у нас специалист РАН, руководитель РАН института, который занимается проблемами социологии, на мой взгляд, это не случайно. Если уж так, то необходимо что-то делать в образовании. Образование не устает, оно молоток. Мы правильно понимаем, чтоб забить гвоздь, молоток нужен. А вот куда что забивать, это вы должны мне сказать, я сегодня, говорю, я молоток, мною можно забивать гвозди, а кто будет забивать гвозди, это должны сказать вы.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: