Жириновский Владимир
Коррупция – это инструмент управления
Коррупция – это инструмент управления

Мы берем более узкую тему – коррупция. Поскольку я буквально год назад сделал вывод, я считаю, имеет какое-то значение политологическое, что коррупция – это инструмент управления. Поэтому, если мы хотим с ней бороться и должны, и правильно – надо найти замену этому инструменту. Потому что коррупция – она первозданная, с этого началось, это, скажем, родоплеменные отношения. Естественно, мы начинаем платить ближе тем, кто ближе к телу – руководителю племени, его обслуживать. Отсюда она идет. Почему я говорю, что это инструмент управления. Когда мы это считать будем – коррупция, а где это оплата труда? Там не было штатного расписания. Поэтому, когда появится в ХХ веке штатное расписание: вы получаете свои 20 тысяч и вдруг у вас 30 тысяч за март. Тогда смотреть: откуда 10 тысяч? Премий не было, того не было.

Поэтому, по-русски мы не назвали, потому что по-русски звучит очень грубо: «продажность». Вроде, коррупция – какая-то научная даже есть оболочка, а продажность – это уже такое бытовое. Но зато оно имеет смысл, что данный чиновник, руководитель, просто функционер назовем его, потому что не обязательно, чтобы взятки брали руководители, это может быть рядовой чиновник совершенно. Вот значит – начинается эта коррупционная схема. Во-первых, это, повторяю еще раз: мы должны понять, что это инструмент управления. Деньги запускаются на коррупционные схемы, они закладываются в теневые бюджеты, которые не обязательно на бумаге и не обязательно, чтобы они утверждались парламентом или какими-то органами власти. Но исходят из того, что все должно быть…

Простой пример: я еду сюда, чтобы мне не нервничать, ни о чем не волноваться, мой помощник дает взятку какому-то здесь местному чиновнику. «Слушай, все организует, там встретит, сюда провести, чашку кофе подать, все… время все. – Можно без взятки сделать? – Нет». Видите, как я приехал? Я разнервничался. Никто не встречает. А чего встречать? За это же премию не будут давать? Не будут. Кто отвечает? Никто. Модератор у вас кто? Вы? Вы же не будете отвечать за технические вопросы: вы должны заниматься ведением дискуссии; а технические: где вход, где машина, как сюда проехать? Нужно через автостоянку, я такое первый раз встречаю, прямого подъезда нет. Поэтому легче дать взятку 5 тысяч рублей и это сохранение моего здоровья стоит дороже: за эти 15 минут я потерял здоровья на 25 тысяч рублей. Поэтому я сам буду требовать – дайте деньги, но чтобы я сохранил здоровье, ибо на врачей я потрачу потом больше, ибо врачу я специально дам 50 тысяч, потому что он должен работать хорошо для меня.

Поэтому, я еще раз повторяю: взятка, как инструмент управления – это плохо, но сама по себе коррупция, мы берем как общее название – она неискоренима никогда, как преступность. Потому, что каждый новый чиновник думает: «Никто не узнает, что я получил». Тем более, дача взятки сегодня, она имеет универсальный характер: зачем в карман совать, в конверте? За границей и не деньги на его счет, счет можно увидеть в банковской операции, а купил обезличенные акции и где-нибудь на чужом курорте, на чужого родственника, ему отдал, и он получает дивиденды с этих акций, где нигде его фамилия не фигурирует.

Ни в каких списках, нигде ничего не найти. Поэтому зафиксировать дачу взятки очень тяжело. Поэтому лучше ее предотвратить ее. Ибо человек алчный, жадный – это естественно. Самый честный человек страдает, но он честный, ему скоро на пенсию. И что он имеет? Один костюм, двухкомнатная квартира, на трамвае на работу. Все соседи смеются: «Ну и что ты провел жизнь, чем ты будешь хвалиться?» Поэтому, конечно, человеку хочется, чтобы у него хоть что-то было лучше. В этом смысле моральный аспект, воспитательный нужно проводить аспект. С детства, отвращение к взятке. Я бы даже ввел для чиновников, для людей награду: грамота, благодарность, какая-то медаль, как мужество: «Устоял в коррупционных схемах».

Простой пример сейчас я наблюдал: два субъекта пробивают решение на строительство дороги под Москвой. Один и тот же район, одно и то же поселение. Один 17 дней тратит, дает взятку, другой – два года. Ну, устоит человек, на будущее? Два года жизни потратить за бумажку, разрешение на строительство дороги. Лучше дать взятки – через две недели получишь все. Он один раз два года прождет, оформляет, в другом месте два года. «За что жизнь проходит? Лучше я дам взятку, я все сделаю». То есть, государство провоцирует дачу взятки в лице чиновника на самом маленьком уровне. Но, мы можем прижать этого чиновника, поскольку достаточно двух свидетелей – его завели. Но психологически трудно обеспечить этих старых чиновников.

Воспитывать молодых надо. Мы должны с молодости отвращение, показывать это все. Воспитательную работу не только с будущими чиновниками, но когда чиновники давно работают, на них уже трудно, он уже приспособился, у него уже все сделано: где, когда взять, намекнуть. Работаем с семьей, жен приглашаем сюда, я им через день, говорю: «Девушки, вот ваши мужья у меня начальники департамента, замы и так далее. Новый год приближается, вы хотите, что бы вы встречали Новый год в одиночестве? Он будет сидеть в тюрьме. Подумайте. На всех ваших мужей уже лежат дела уголовные, мы ждем только очередной дачи взятки, и они будут сидеть в тюрьме. Вам хорошо: покупаете новые шубы, машины, отдыхаете везде, но вы же его погубите и позор для всей вашей семьи». И показать фильм, когда жена кончает жизнь самоубийством.

И такой случай был реальный. По-моему, это жена Щелкова была, она до его ареста застрелилась сама, зная, сколько он хапал. А он делал для жены, для дочери: каждый день свежий букет цветов. В зимнее время в Москве это же дорого стоило, это сегодня везут со всех концов. Каждый день. И что дочь, жена не знает, чтобы такие условия жизни создать отец и муж берет взятки? Поэтому воздействие на семью обязательное.

Если я говорил, первый вывод, вы его записали, что, к сожалению, взятка, коррупция как механизм управления всеми процессами, то второй аспект воздействия на предотвращение взятки – воздействие на семью. Жена и дочь – первые провокаторы взятки. Сын понимает судьбу отца, он сам хочет какую-то иметь карьеру, а жена и дочь прикидываются дурочками: «Ну, папа, там соседи, у них новая дача, у них новая машина». В чем здесь еще момент: мужчина больше любит дочь и жену, чем сыновей или других родственников, потому что он, как мужчина, связан со своей женой. Жену он любит и в дочери он видит тот экземпляр, одушевленный объект, идеал, который он хотел. Но отношения хорошие, он ее обнимет, поцелует, ему хотелось бы: вот такой должна быть его жена, но этот этап уже прошел, ему уже 50-60, поэтому он идет на все ради дочери. Пример – Ельцин. Сына нет, жена – старуха, а вот две дочери. Одна старшая уже отошла, а младшая Танечка все приходит и папочке на ушко: «Папочка, ну давай, убери Барсукова, убери Сосковца, убери Коржакова, давай Анатолий Борисович, еще кто-то…»

Папа млеет, млеет, он сидит, вспоминает свою юность. Ему хочется иметь какие-то отношения такие чистые. Дочь – не надо ее уговаривать, у них не будет половых отношений. А дочь, как элемент, объект той самой прекрасной дамы, о которой он мечтал всю жизнь. И он идет навстречу. Горбачев: жена и дочь. Вот в чем проблема, что роль женщины и дочери в лице мужчины-чиновника. Это вывод, которому ни одна диссертация не посвящена. Ни одна, а это главное очень в борьбе с коррупцией. Поэтому здесь кадровый вопрос: мы должны чиновника вести по жизни. Во-первых, воспитание в школе, везде антикоррупционное, специальные курсы, во-вторых, отслеживать его, но чтобы он не ушел в другую сферу – мы ему должны дать социальный пакет мощнейший.

10 лет честной работы – квартира в лучшем районе Москвы, все. Не надо брать взятки. Она стоит, допустим, эта квартира 30-40 миллионов, а мы тебе дадим бесплатно. Зачем тебе брать взятки каждый год по миллиону 20 лет, когда мы тебе через 10 лет дадим натурой эту же квартиру, дадим машину со скидкой. То есть, мы бартер ему дадим, мы его поощрим: медали, санатории, учеба, лечение. Чиновник работает, у него есть социальный пакет. Вы отвергаете грязные деньги, потому что вы не бандиты, воры, вы сохраняете честь. Это момент, который нужен.

У нас этого нет. Чиновники всегда получают мало и сегодня многие рвутся в чиновники, понимая, что это более быстрый путь обогащения, чем заниматься бизнесом. Это как бы вопрос. Сейчас у нас с вами, в этом году 6 триллионов бюджетных денег они будут распределять – чиновники, эти алчные варвары, 6 триллионов. Все те министерства, службы, агентства. Уже известно: откат 20% норма. Представляете, триллион рублей, они растащат. Это мост между Таманью и Крымом, они украдут в этом году целый мост, который соединил бы два субъекта и, вообще – триллион рублей, это 10% бюджета. Они разворуют сегодня и мы не найдем этих день, потому что все они потом рука руку моет, все это банки замешаны, заграница замешана и так далее.

Заграница – что они делают? Они поощряют коррупцию. Вот вам Ленин, Керенский, Троцкий: деньги, пожалуйста, паспорта, работайте. Съезды проводить. Все съезды за границей – это что такие дурачки на Западе? Пожалуйста, большевики, против царя, пожалуйста, гостиницы лучшие, залы проводите, все съезды до 1917 года были за границей. Это что партия патриотов? Это партия мерзавцев, преступников. Как сегодня сидят в Лондоне и те, кто Майдан организовали, и у нас Болотную. Вот, им коррупция. Потом они нас упрекают: «У вас коррупция». Так кто ее породил? Вы засылаете политические силы, они совершают переворот и потом вы удивляетесь, что в стране коррупция. Вы во главе государства поставили коррупционеров вами взращенных.

Это как Толстой в «Воскресении: он ее изнасиловал, потом ее сует на панель – она убила очередного клиента. А кто ее лишил девственности, кто совратил? Так и здесь: вы совратили страну, Российскую империю, поставили коррупционеров у власти и через 50 лет говорите: «Да у вас коррупция, какой бизнес, да что вы?» А те деньги, которые шли? Дефолт помните? Клинтон дал денег. Потому что Ельцин не стал компромат на него использовать, против Клинтона. Дали 4 миллиарда долларов. Где? Даже не дошли до России, даже не дошли. Все Чубайс разложил там для своих товарищей. Гайдару стало стыдно, он умер раньше Чубайса, потому что совесть есть, сын писателя, а Чубайс сын НКВД-шника, чего ему умирать.

То есть, коррупция, инструмент управления в детском саду, в ДЭЗе, в маленьком поселении, в стране, в мировом масштабе, в Организации Объединенных Наций. Где там берут деньги? Взятки. Санкции. Как только вводятся санкции против какой-то страны, чиновники в ООН знают: все, сейчас будут деньги у них у всех. То есть, за контролем за санкциями, чтобы они не нарушались, чиновники ООН сидят там, где товар может проходить, например, нефть иракская под контролем ООН целая программа – «Нефть в обмен на продовольствие и лекарства», чиновники сидят и пропускают. Условно говоря, 10 миллионов баррелей, 11-й нельзя.

Прошел, прошел, прошел. Прямо суют в карман, он пропускает 11-й, 12-й, 13-й, все. То есть, любые санкции, любое эмбарго, любые демократические выдумки – это коррупция, этого нельзя делать. То есть, они будут нарушены, все санкции, обогатятся все чиновники и развращенные в международном масштабе, как большевики у Ленина, как сегодня организаторы Майдана. И во время санкций эта зараза проникает во все сферы жизни, в армию. Говорят, что американцы, запросто захватили Ирак. Почему? Да никто не оказал сопротивления, армия осталась в казармах. Это мощная армия. 400 тысяч – это гвардия Саддама Хусейна, они порвали бы на части этих американцев, они воевать не умеют. Но команда генералов, 9 иракских генералов подкупили, сейчас живут в Лондоне, получив взятку, чтобы армия осталась в казармах и американские бравые солдаты по асфальту, как туристы прокатились до Багдада.

Вот вам война – коррупция, революция – коррупция, Майдан – коррупция, наша Болотная – коррупция, от 1905 года. Посмотрите: гигантское вооруженное восстание, кто его возглавил, кто руководил? Где историки наши? Большевики в Таммерфорсе, Финляндия проводят свою конференцию. А кто же восстанием руководит? Это что – челноки поднять? Все делали внешние силы, большевики учились еще делать будущую Октябрьскую революцию, то есть, и здесь коррупция. Поезжайте в метро 1905 года, памятник московским рабочим, участникам декабрьского вооруженного восстания, в руках у них что? Винтовки. Какого образца? Английского. Где это в русской армии английские винтовки? Скульптор делал натуральное, он брал с рабочего с винтовкой, а винтовка английская. Это все завозили еще в 1904-м, 1903-м на коррупционные деньги японские, американские, английские через Финляндию, Прибалтику, и спровоцировали ту первую русскую революцию. Но все же было охвачено, вся страна была охвачена. Можно тогда было свергнуть царя: остановили – ано еще, еще рано, некого поставить во главе русского государства.

Царя спихнуть – не проблема. Подкаблучник, размазня, только жена его интересует и его девочки, когда корью заболели, подгузники заменить. Царь – негодяй, подлец, негодяй, враг России, потому что не русский – немчура, подкаблучник. Можно убирать его, страна готова, революция марширует по всей, но некого поставить. Сталин еще не готов и Ленин. Вот когда их подготовили, гвардию бандитов, большевиков в 1917 году и народ разозлен. Японская война разозлила, но не так, а Первая мировая шарахнула: много пленных, много инвалидов, много дезертиров. Вот, условия хорошие. Поэтому большевик Ульянов говорит: «Вчера рано, завтра поздно, сегодня берем власть».

Кто берет власть? Финский спецназ. Кто охраняет государственные учреждения в Киеве? Американский спецназ. Частные охранные предприятия. И везде деньги. Деньги, деньги, везде тотальная коррупция. Это политическая дисциплина «Коррупция», ее должны читать такие профессора, как ваш покорный слуга, остальные ничего не мыслят, ничего не знают. Потому что и преподавательский состав берет деньги. Жалкие зарплаты. Ведь откуда появились диссертации фальшивые? 90-е годы оставили вузы без денег и маститые ученые – как им заработать? Они предлагали известным людям: «Давайте мы вам поможем с диссертацией». Человек думает: «Действительно, чего мучиться?» Знаний достаточно. В 50-60 лет любой крупный чиновник, известный деятель, его знаний для диссертации достаточно, поэтому здесь нет фальсификации в прямом смысле слова. Но ученые, они уже знают – рабочий аппарат диссертации, нужно сидеть месяцами корпеть, эту техническую часть они выполняют. Это, конечно, тоже уже является нарушением, но это не является элементом коррупции, они никого не подкупают, они получают деньги за свой труд. Но реально получает звание, ученую должность и степень человек, который реально не писал. Но ведь самые страшные не те, где можно плагиат найти, а те, где вы вообще плагиата не найдете, он вообще не писал. За него все сделали натуральную, органическую диссертацию, но поставили его фамилию – и все, нигде не придеретесь.

Действительно, это докторская диссертация. Вот страшно где. Это дурачки сделали, переписали, а настоящий ученый напишет настоящую диссертацию, он может. Тогда вы ничего не найдете никогда. Поэтому в этом смысле, как бы по-другому нужно бороться: разрешить представлять к защите диссертацию любого плана кандидатской должности только преподавателям, работающим в образовании, и ученым, работающим в научных учреждениях. Все. Потому что в любом коллективе, вы знаете, что преподаватель пишет, это его труд, и в научном центре. А кто со стороны? Депутат, чиновник. Где-то была женщина, глава управы – доктор исторических наук. Это какие исторические аспекты на своей управе нашла? Трубу канализационную XIX века или кустарник, посаженный жандармским полковником? Она доктор исторических наук, всем же понятно, что это липа. Как может доктор наук работать директором управы? Любая лекция доктора наук – зарплата будет такая же, но чего ж ты доктором наук не работаешь?

Это вот, как бы… Значит, с чем мы сейчас столкнулись с вами? Молодежь, они уже выросли в состоянии взятки, для них это вообще нормально: «Давай, приготовим 50 тысяч, 100 тысяч, 200 тысяч». Это нужно поломать, такую моральную обстановку. Какие меры, я уже сказал: социальный пакет. Всем чиновникам, чтобы он понимал: 10 лет я честно проработаю, и у меня будет все то, что я куплю за эти взятки, но я честный. Дальше – сроки рассмотрения всех заявлений. Вот, уже вам говорил: два года не давали разрешения на дорогу и две недели за взятку. Это мы должны чиновника арестовать, раз он два года не дает разрешения. Срок – месяц, все. Через месяц возбуждается уголовное дело. Чиновник скажет: «Все, давай, бери». То есть, элементарно сверху – установить сроки выдачи разрешений, решения всех вопросов, связанных с тем, чтобы граждане могли работать, стать владельцами недвижимости, земли и так далее. Жесткие сроки, которые нельзя нарушать. Штраф, увольнение с работы или уголовное наказание. Все счета данного служащего только в России. Мы уже отсекаем иностранный элемент, чтобы они не влияли.

В целом глобальная борьба с коррупцией – наш бизнес. Я много раз предлагал: давайте создадим условия для банковских вкладов у нас, гарантируем 100% банковскую тайну, кроме уголовных дел. Если уголовное дело – прокуратура, следственный комитет запрашивают банки, но если нет уголовных дел – полная банковская тайна. Люди с удовольствием будут у нас хранить, потому что у нас процент великолепный. В 90-е было 18%, за 5 лет вы удвоите сумму. У вас было 10 миллионов, через пять лет уже 20 миллионов, у вас было 100 миллионов –200. Это сказка. Сейчас меньше, но 8%. Ни один иностранный банк не даст. 2% – все, предел в Европе. В четыре раза больше дает своя родная страна, но гарантируйте банковскую тайну.

И Запад, опять подлость: если вы говорите, что в России коррупция, на Украине коррупция – так прекратите брать деньги у них и сообщайте: «Чиновник с такого-то министерства открыл счет, швейцарский банк тот, другой, третий». Деньги берите, но сообщайте, хотя бы по линии посольств, чтобы страна знала. Как Олбрайт пришла к Ельцину и положила на стол списки всех, кто имеет счета за границей. И что сделал Ельцин? Ничего не сделал. Потому что он понимает, что его команда, что они его уничтожат, если он начнет их, так сказать, прижимать. Информация есть, но кого они надо им, они, конечно, прикроют там, на Западе, это, конечно, отвратительно.

Контрольные органы: все должны занимать только от оппозиции. Мы не допустим ни одного движения влево, вправо. Счетная палата, это у нас контрольно-ревизионные все службы, Министерство финансов, все контрольно-счетные функции – только оппозиция и тогда будет порядок. Или начальник, а зам от оппозиции. Пример, в Смоленской области: наш губернатор Островский, он от ЛДПР, три зама от трех парламентских партий: единорос зам, коммунист и «Справедливая Россия». Все, проблема решена. На всех уровнях Смоленской области создана многопартийность.

Не для того, что это подарок: вот, смотрите, можно обеспечить многопартийность, а для того чтобы предотвратить хищение финансов области. И где пресса? Продажная пресса пишет об этом? Нет. Потому, что им тоже заплачено, чтобы про ЛДПР хорошее не писать, а за плохое получишь деньги. Напиши плохое – на тебе деньги, не пишешь хорошее – на тебе деньги. То есть, журналист честный зарабатывает тем, что не пишет о хорошем про ЛДПР и за это получает деньги. Ведь, коррупция не обязательно за определенные действия, коррупция – за бездействие.

Отлично для любого чиновника: ничего не делаешь и получаешь деньги. Это соответствует, может быть, твоей должности, ты не должен делать, а тебя еще просят с другого конца – не делай этого, хорошо? Две зарплаты. Это вообще идеальная кормушка для чиновников. Он ничего не нарушает, он просто согласился с тем, кто просил не делать что-то. Вот, в данном случае не писать хорошо про ЛДПР, все – и он получает деньги, а кто плохо – получает деньги за то, что пишет плохо. Это все тоже вариант коррупции. По стране это уже перебрасываем, 5 лет максимум. И все прокуроры, судьи, ревизоры, все двигаются по стране, это тоже предотвращение, потому что коррупция – это там, где сидит. Он сидит и облепил себя всеми.

Вот, Москва, мер Москвы Лужков – 18 лет разве можно на одном посту? Белгород, Савченко 25 лет сидит, и везде еще таких человек 10 есть. 5 лет. Мы предлагали, я не просто говорю, в виде проектов законов, ничего не принимает «Единая Россия». Я дал универсальный проект закона: 5 лет для любого руководителя: министр, президент, губернатор, лидер партии, депутат, судья – 5 лет на руководящей должности. Вот в МГУ: рядовой преподаватель может сидеть до смерти, а ректор – 5 лет и все, декан 5 лет – все, завкафедрой 5 лет – все. Это сразу может уменьшить коррупцию, но не делается, поэтому если только застой в кадровой работе, значит идет коррупция снизу доверху. Коррупция везде, где застой.

Не должны быть чиновники в руководстве каких-то коммерческих структур, это чудовищно. Бизнес отдельно, чиновники отдельно. Рабскую психологию надо искоренять. Опять нужна реальная многопартийность. Рабская психология в формате однопартийного режима: все коммунисты рядовые старались перед руководящим составом выслуживаться. Поэтому все заплесневело, и народ с удовольствием распрощался с КПСС, но вместе с ней потеряли страну, к сожалению. Сейчас я еще пункты перечислю и потом вопросы. Фирмы-однодневки – самая жесткая борьба, до сих пор продают дипломы в метро. Что это? Чего вы хотите? Показывают, где можно купить любой диплом. Сокращать число в ГАИ, больше камер, а оставшихся сотрудников можно повысить.

Самые страшные откаты – это аукционы. Что они делают? Дают самую дешевую цену и самый короткий срок для строительства. Проходит два месяца, дружок-чиновник подает: «Вы знаете, там структура почвы, будет стоить дороже». Хорошо, дополнение к соглашению, резко удорожается строительство и сроки: «Вы знаете, не получится, граждане протестуют». И сроки удлиняются, все. Подлец-коррупционер выиграл, обманув комиссию, дав самые хорошие условия дешевле и короче, быстрее. На самом деле дороже и дольше, но чиновник-организатор этого процесса заработал деньги. Поломать нужно, эту схему. Объявили: аукционы позволят отбить нечестных людей. Самые нечестные и используют аукционы. Как только слышите фамилию, что кто-то выиграл тендер, аукцион – разу говорите: жулик. Выиграть может только жулик, только коррупционер, все. Потому, что иначе он не мог выиграть.

Наконец, есть конвенция ООН по коррупции, что возвращать в страну происхождения активы, полученные в результате коррупции. Но в отношении России этого не делается. И та же конвенция требует закрепить в национальном законодательстве, у нас этого нет, что сделки, где была коррупционная схема, признаются недействительными изначально. Все, он будет бояться эту сделку заключать, все потеряет. Заставляют сносить 100-этажные дома с нарушением построек.

Дал взятку – получил разрешение, нельзя. И сносить 100-этажное здание – он разорится на всю оставшуюся жизнь. Это должно быть в законодательстве иначе он даст взятку еще раз тем, кто нашел какие-то нарушения. Это прочный круг, который невозможно. Наконец, коррупция уничтожает нашу с вами безопасность, это всем понятно.

Главное, это отбор кадров. Кадры, но кадры при многопартийном реальном режиме, ставку на молодежь сделать, чиновников среднего. старшего возраста не перевоспитать, они будут из гроба давать взятки и брать взятки, их уже бесполезно, у них это в крови. У молодежи есть честность, они не хотят свою жизнь считаться коррупционером, у них есть будущая жена, дети, честь. Средний возраст и старший уже, к сожалению, это уходит. Нужно воспитательный процесс поставить, комиссии определенные, чтобы работали, самые разные. Но самое главное, ни одна мера, 20-30 мер мы предлагали, не пройдет, пока борьбу с коррупцией мы не отдадим в руки оппозиции.

Я буду рвать на части «Единую Россию» каждый день. Если их прокуроры, судьи, аудиторы, ревизоры, ничего не получится, и вы видите: они потихонечку убирают коррупционеров-губернаторов, но вместо них другие коррупционеры губернаторы; набирают следователей, прокуроров, снова другие. То есть, они проблему не решают, это видимость, это для простых людей: «Смотри, посадили, так вот». Это ничего не дает. Нужно убрать болезнь, нужно хирургическое вмешательство. Терапия ничего не даст. При однопартийном режиме, как у нас сейчас, к сожалению, методы терапевтические. Радикальные хирургические – только если мы контрольные функции, не все, навсегда отдаем оппозиции. А на выборах честно пускай побеждают любые партии, любые деятели. Все, давайте вопросы и я убегаю.

Дмитриев О.В.: Владимир Вольфович, большое спасибо [нрзб.] (00:37:05), я думаю, что мы еще дадим слово представителям правящей партии «Единая Россия», чем они занимаются.

Жириновский В.В.: Они здесь?

Дмитриев О.В.: Да, безусловно у нас есть. Я думаю, алаверды будет как раз с этой стороны.

М: Может товарищ Жириновский ответит?

Жириновский В.В.: Нет, мне дайте вопросы, и я уйду, меня ждут еще в определенном месте. Лучше потом. Ему будет легче без меня выступать. Он будет меня поливать сейчас, а оппонент будет стесняться, поэтому лучше отдельно. Я не знал, что он есть. Я честно говорил, открыто. Если бы мне сказали, я бы тогда думал – о чем говорить. Куда он побежит? У меня встреча с премьер-министром 15-го, он скажет: «Дмитрий Анатольевич, там Жириновскому скажите, что нельзя на форумах столько говорить». Видите, должна быть информационная безопасность, только сейчас мне сказали, что присутствует единоросс. А я помогу ему, я уйду, и он будет раскрепощен. Вы не сможете ему парировать, потому что вы не знаете подноготной. Подноготную знаю только я. Давай, три вопроса.

Ганов А.: Антон Ганов, Воронежская область. У вас стоит вопрос: каким образом реальный сектор экономики может противостоять коррупции? Я бы задал вопрос по-другому: а зачем? Основываясь на простом примере: я являюсь частным предпринимателем, я пытаюсь два года подключить газ. Я сразу сказал: «Я взятки давать не буду». Второй год, газа у меня до сих пор нет. Прошел четыре инстанции, каждая по полгода. В результате на последней оказалось: «А у вас уже просрочен первый этап, который был два года назад». Ну и что? А зачем?

Жириновский В.В.: Поэтому я и говорю, что создана такая система, что порождает ее. Поэтому мы должны ударить по родильному месту, мы бьем по детенышам. Мы одного убиваем, а еще родили. Одного убиваем – еще. Поэтому, удар нужно нанести только по родильному месту. Коррупцию можно победить только, если мы дадим возможность оппозиции в этом участвовать. Пока не будет оппозиции, а все дело идет к тому, что они снова побеждают в 2016 году, они выборы проведут досрочно, может быть и в этом году, они будут всегда побеждать. Они всегда будут меняться таким образом, пока у нас свой Майдан не появится, тогда они испугаются и могут отступить. Они не понимают, что можно власть удержать, но не надо ее удерживать. Потому, что одни и те же люди, они надоедают, они противны. И даже в семье: если надо расходиться – расходится. Говорит: «Надо жить, мы же прожили вместе». Но ему противно жить, он не может жить, жить надо в одной кровати, он этого не может. «Нет, давай-давай».

Ну, он умирает. Вдова сидит и довольная. Завела в могилу своего мужа. «Я всю жизнь прожила, мы были вместе». Ты его угробила, в могилу загнала его, стерва. Все мужчины на кладбище. Вся страна одни женщины, старухи везде стоят, идут везде, бунтуют. Майдан – это тоже старухи бунтуют там и эти негодяи, как Ярош и Музычко. То есть, вы абсолютно правы, я сказал уже: можно все меры пробовать и, все равно, эти подлецы вам ничего делать не будут.

Я сам столкнулся. Я 16 лет пробивал легализацию подключения к электричеству и с газом. Что происходит? Мы подключаемся без них, пошли вы на три буквы, по-русски. Но мы хотим платить по счетчику, мы хотим быть честными. Режим не дает нам быть честными. Вы понимаете, что делается? Он заставляет дать взятку, чтобы оставаться связанным со взяточниками, чтобы сын этого, кто мешал подключаться – тоже станет взяточником, и ты, кто дал. То есть, порождаем целую сеть гнилую, которую трудно перебороть. Поэтому решение только одно – хирургическое, иначе можем камеры поставить везде, но мы не можем камеры поставить по всей стране. Они встретятся на улице, на тротуаре, они уедут куда-то далеко. Мы же не можем во всех лесах камеры поставить. Техническими средствами, телефоны взять, все можно. Они будут без телефона, они где-то уйдут куда-то и, все равно, они договорятся.

Поэтому, мы же знаем, что он берет взятки. У меня пример: при советской власти, я вел частным образом клиентов, были чеки «Внешпосылторга». Я купил дубленку. Там мне нечего больше покупать, я вторую дубленку куплю. На роботу пришел в одной дубленке – терпимо. Прихожу во второй – уже косо. Одну нельзя достать, у него две. Все, уже пошел заклад: у него две дубленки, как он это купил, где он достал? Сейчас бесполезно это, сейчас у всех все есть. При советской власти мы могли по костюму определить, по ботинкам, может быть на кухне какое-то питание, так они что делают: гости приходят – обычное угощение, гости уходят – открывают холодильник, другое угощение для себя. И вы их никак не поймаете. Поэтому, проблему, когда гнилая сеть везде – можно разрубить только благодаря оппозиции.

Дмитриев О.В.: Второй вопрос.

Кретов С.И.: Кретов Сергей Иванович, Российская академия предпринимательства. Конечно, вы ярко все продемонстрировали, но я хочу сказать, что у коррупции есть две стороны: берущая и дающая. Вначале вы замечательно показали, как формируется коррупция: для того, чтобы проехать на стоянку, надо дать 5 тысяч рублей, это начало коррупции. Естественно, с этой точки зрения, я с вами согласен. Все мы, 100% населения являются коррупционерами и сажать надо всех, потому что нет ни одного человека, который не носил подарок в школу или еще что-то.

Но, дальше давайте мы посмотрим, так как я ученый, давайте посмотрим на политэкономию, вы говорили о законах. Хорошо, но смотрите: если все 100% населения преступники, коррупционеры, то, наверное, здесь есть какой-то другой момент. Момент состоит в следующем, что эта система отношений – барщина, как вы сказали дешевые чиновники, кормление его дается и обруб. То есть, у нас азиатский способ производства, никакого отношения к рынку мы не имеем. Но, если мы говорим о том, что у нас феодализм, то рыночными методами, рыночными законами феодальные отношения изменить нельзя. Значит нужно что? Репрессии, как в феодальном государстве. Мы должны вернуться к этому и законы должны быть того строя, в котором мы находимся. Спасибо.

Жириновский В.В.: Этого они на Западе и хотят – чтобы Россия не вылезала из кровавых восстаний, бунтов. Вполне оправдано. Нам одели феодальный хомут и не дают возможности ни экономику сделать рыночную, когда решает покупатель и продавцы ориентируются на покупателей, ни демократию. Они все сделали специально, они уже пошли отступную: «Ребята, в России, вы не бойтесь, Крым ваш. В НАТО Украину не возьмем и Грузию. Дербаньте их дальше. Топите в крови Грузию и Украину, только на Запад не лезьте и покупайте у нас всякий хлам. А нам отдайте ваш уран, плутоний, что нужно для развития». Все. Для публики пошумели: «Русские, Крым, не позвали, санкции, что такое?» На самом деле это игра, большой сценарий. Завернули Крым, Абхазию берите, Донбасс берите, каждый год берите. Будем шуметь. Зарплата дипломатам, журналистам, социологам. Пусть славяне в этом говне еще 100 лет, 200 лет возятся.

Вот проблема. Вы правильно говорите. Нам не дают возможности не социализм настоящий построить - долбанули в 1991-м, ни капитализм – долбают каждый день сегодня. Ведь в нормальном капитализме мы бы сегодня стали бы великолепной страной, но специально не дают. Специально навязывают однопартийный режим. Вот, он сидит, ему стыдно, он знает. Специально. Чтобы люди мучились. Где демократия? Опять эта «Единая Россия», опять. Часть Майдана – это ненависть правильная к Януковичу и «Партии Регионов», остальное – это враги, но часть людей вышли недовольны. Поэтому, вы все правильно сказали.

Но, я вам говорю, что если оппозиция получит наконец нормальное дыхание, то мы поломаем этот феодальный хомут. Вот, они больше всего этого боятся, что России все-таки станет мощнее и сильнее. Даже в условиях царизма, социализма сталинского и нынешнего капитализма и демократии, мы наращиваем мускулы. Это их пугает. Поэтому они все нам устроили специально. Вы думаете, Янукович не понимал, что он делает? Они заранее подкупили всю команду Януковича через местных олигархов, все чужими руками. Все сделали 21 февраля так, что Янукович сбежит, что придут нужные люди, а Россия будет защищать русских, все по сценарию. Нет ни одного факта в событиях в Киеве, который внезапный. И Ярош нужен – напугать всех, и Музычко нужен, и потом убить его нужно, все идет по сценарию. Но, лишь бы было хорошо им в Вашингтоне и Брюсселе.

Вот это наши коммунисты не понимают. Зачем вы пугаете весь мир коммунизмом, кому это нужно? Это же невозможно. Или наша Болотная не понимает, что мы бы рады иметь демократию как у них, да они не позволяют этого делать, они нам кровавую бойню строят. Но нормальную демократию они не допустят, страна станет сильнее, чище, благороднее. Это все сценарий. Вы правы, нам не дали освободиться даже от феодальных пут, мы не успели зародить капитализм, мы не успели насладиться социализмом, нас снова бросают назад. Назад, русские, воевать русские, готовиться русские, убивать русские. Вот, все идет война. Но уже не Гитлер – Барак Обама: «Мы накажем, мы посмотрим, мы не пустим, мы отменим, я не поеду». Все мягко, тихо и спокойно? Гитлер, дурак, орал и поэтому получил полный разгром. Давай. Последний вопрос.

М: Вопрос такой: Владимир Вольфович, вы сами возьмете сейчас взятку в качестве книги, как компенсацию 10 минут времени, чтобы вы послушали о том, что, в принципе, есть основания считать, что системная коррупции лежит в основе самой либеральной демократии.

Жириновский В.В.: Согласен с вами. Вы забыли начало моего выступления. Я вначале сказал, что коррупция – это элемент управления. И сегодня там взятка, в этом свободном либеральном западном обществе, она обречена так, что напрямую не надо давать. Вам дают высокий пост, где высочайшая зарплата и делать ничего не надо. Зачем же брать взятки? То есть, конечно, чем больше развивается то западное общество… Но возьмите закрытое общество – Китай, коррупция никогда не умрет. В Китае потому, что однопартийный режим и у нас, а на Западе, потому что есть возможность у дурачков-соседей русских, украинцев, албанцев, вытягивать деньги и раздавать своим чиновникам, своим гражданам, своим общественным организациям, в университеты.

Вы знаете, что в Швеции бесплатно учат вообще? Иностранцу деньги дают, чтобы он остался и женился на шведской девушке. Рай, шведский социализм… Кто туда прорывается, он наслаждается жизнью: учись бесплатно, стипендия высокая, хорошее общежитие – женись, дадим дом, квартиру, деньги. Вот это либеральный, западный коммунизм, то, что мечтали бы наши рабочие, наши чиновники. Они построили, но деньги выкачивают из нас. Все остальное – колонии их, но название другое уже. Демократию развивайте, конечно, либерализм. В основе, это же смысл какой – свобода. Свобода, кроме насилия. Не убивай, бери взятку и давай взятку. Чего убивать? Все в денежных отношениях. Есть у тебя счет – открывай счет. Сколько у тебя доходы. То есть, они все стараются людям дать. То, о чем мечтали наши люди.

Но мы не получили, мы получили кулак. Получили Гайдара, Ельцина, а они получили деньги. Потому, что все деньги наши там и все наши революционеры живут там. От Герцена, подлец сбежал в Лондон и он там начал свой «Колокол» выпускать. Вот декабристы появились – повесили их, вот разночинцы – разогнали их, вот царя убили, вот большевики. Наконец Запад уже понял, что Россия их сама уничтожает. Вот помогли так, чтобы все-таки… Вторая революция не удалась, третья в октябре 1917 года – удалась, но потом четвертую сделали – 1991 год. Зачем такое мощное государство? И пятую – 1993-й: коммунисты уже не нужны, их прижать и запустить коррупцию. Давайте, вы хотели.

Федоров К.И.: Уважаемый Владимир Вольфович, я очень рад, что вы очень хорошее выступление тут преподнесли.

Жириновский В.В.: Напишите об этом в Администрацию президента.

Федоров К.И.: Моя фамилия Федоров Константин Иванович из Кишинева, эксперт международного конгресса промышленных предпринимателей, 25 лет работал прокурором, был прокурором и по борьбе с коррупцией и с комиссиями, поэтому это мне не понаслышке. Очень важные вопросы. Есть такой момент: чиновники по истечению года, есть предусмотрено законодательством, чтобы они давали информацию о доходах за предыдущий год? Это была бы эффективная мера по борьбе с коррупцией.

Жириновский В.В.: Есть. На 1 апреля сейчас все чиновники и депутаты сдадут декларации о доходах за истекший год, это все есть. Но все можно спрятать, вы можете понять? Спрятать можно все.

Федоров К.И.: В Молдове, я вам сейчас скажу, в Молдове и судьям, и прокурорам, идет гласно, через масс-медиа, кто какие дома имеет, идут споры и пресса. Есть эти вопросы. Может быть, надо в этой плоскости, Владимир Вольфович, больше работать, чтобы и пресса писала, и так далее. И у нас там, вообще, прокуроры, я просто знаю, я в квартире живу, я поэтому говорю, что есть, а другие живут в больших домах, или судьи. И сейчас идет целый предмет: а за что, какие зарплаты? Понимаете, в чем вопрос идет.

Ну, еще такой момент: в Молдове значительно подняли заработную плату судьям и прокурорам в противодействие коррупции. Может быть вот так. Третье, вы правильно сказали: при социализме было, когда прокуроры, им давали квартиру, судьям давали квартиры социальные и тогда он, конечно, не мог…

Жириновский В.В.: Потерять боялся.

Федоров К.И.: Да, потерять работу. Может быть, это очень хорошие моменты, которые вы сказали, очень хорошие. Может быть действительно надо, дай бог вам здоровья и дальше, чтобы можно было сделать очень хороший механизм противодействия коррупции. Вот, те эти идеи…

Жириновский В.В.: Еще раз, заканчивая, вам говорю: самый отличный механизм мы можем отработать, если мы будем выслеживать их дачи, машины, мебель, одежду, хорошее питание здесь – они все переведут за рубеж. И еще раз обогатят всю Европу, ибо все у них будет там. Вот в чем проблема. Они могли бы нам их заложить, им не выгодно – мы поставим честных чиновников. Им выгодно, чтобы эти коррупционеры оставались здесь. Поэтому, надо бить именно так, чтобы он не мог брать. Если председатель суда городского московского от «Единой России», к примеру говорю, то все его замы от всех остальных партий. А сейчас что делают? Председателя городского суда Москвы Егорова, который делал липовые дела при Лужкове, сейчас находят еще выше. Понимаете, что делают? Феодальный хомут. Не убирают судей из коррупционных схем, а повышают в должности. Ведь, нельзя было пробиться в московские суды при Лужкове. Почему? Она была – Егорова. Так Лужков ушел, она осталась, а сейчас идет выше.

Федоров К.И.: Как эту систему хирургировать?

Жириновский В.В.: Только оппозиция. Мы должны все, без Майдана, но сказать: или оппозиция будет реальной силой, у каждого начальника, замы от представителей других парламентских партий снизу доверху. Вот президент, глава администрации от оппозиции и начальники управлений, допустим Морозов, начальник управления политики внутренней политики от «Единой России», три его зама – от трех других парламентских партий. Министр от «Единой России», если условно так она может пока делать, все его замы от других партий. Губернатор, мы в Смоленской области эту модель сделали. Там нет ни феодализма, ни социализма, ни капитализма, но там нет денег, потому что деньги в Минфине, а туда губернаторская власть не доходит.

В маленьком регионе России мы что-то сделаем хорошее, то без Москвы это хорошее расцветать не будет. Поэтому надо что сделать? Ударить по штабам. Я так шучу, говорю, конечно. Так делал Мао Цзэдун. Я был молодой, думал: что же он делает? Миллионы уничтожил. Иначе, он понимал – ничего нельзя будет сделать. Саботаж. 100 миллионов уничтожил руками молодежи, потом эту молодежь разогнал и Китай сегодня – вторая экономика в мире. Кроваво все это, конечно, это плохо, но человечество…

Вся беда – эта левая идея. Она везде у нас. Там, где коммунисты, социалисты, левые – все непробиваемо, все коррумпировано. Потому что Маркс был первый коррупционер и Энгельс. Энгельс зарабатывал честно и содержал Маркса, вот пошла первая коррупция в марксизме. Бездельник Маркс, полусумасшедший, ничего не делал, жил за счет эксплуатации британского рабочего класса, текстильной фабрики. И от Маркса до Зюганова вся эта левая камарилья все это разъедает, весь мир разъедает. Левых поддерживают бездельники, кто не умеет работать, коррупционеры, все они… Национальный вопрос как решался? Коррупция. Ребята, бери Узбекистан, бери Грузию, делай там все, что хочешь. Поэтому рухнул Советский Союз, они заплатили брежневской команде и взяли себе вотчину – 15 республик, тотальная коррупция, полное бесправие, полное бесправие. И они еще хвалятся дружбой народов. Какая дружба народов?

Вот на Майдане сейчас дружба народов. «Русских уничтожим ядерным напалмом». Вся ваша дружба народов закончилась, когда с той стороны заплатили больше. Сейчас заплатим больше, снова будут кричать: «Русские хорошо, будем жить с Россией вместе». Запад заплатит больше – буду кричать: «Русские плохие». Я заканчиваю, тема бесконечная. Я пять раз был кандидатом в президенты. Вы избрали меня? Нет. И будет еще 50 лет: «Как же нам делать? Феодальный хомут. Не могу пробить, газ не могу пробить два-три года, все берут». На выборах нужно думать. Вот в 2016 году думайте, за какую партию голосовать. До свидания, все.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ:

Читайте также:

Дмитрий Носов
Ответственность за лобби
26.03.2015

Павел Сигал
Хорошо заниматься тем, чего нет
26.03.2015

Евгений Корчевой
Рецепты лоббизма
26.03.2015

Марат Баширов
Риски, санкции, лоббизм
26.03.2015