30-31 марта 2017
«Шуваловский корпус» МГУ. Тема: «Поворот мировой истории. Новая стратегия России»
Шакиров Раф Салихович
Кому нужны российские товара на другом конце железной дороги?
Кому нужны российские товара на другом конце железной дороги?

Добрый день, коллеги. Наша дискуссия, наша пленарная сессия называется «Евразийский экономический союз. Как реализовать возможности?». Прежде, чем перейти к докладам, презентациям, я бы хотел сказать, что режим санкций, который сейчас существует, и особое положение, в котором мы оказались, как ни странно, может и должно сыграть роль катализатора в развитии евразийских интеграционных процессов.

Другое дело, что как и в самом Российском правительстве, так и в среде экономистов есть разные точки зрения, и мой опыт работы в дискуссионном экономическом клубе «Диалоги» показывает, что либералы с государственниками спорят по чисто теоретическим вопросам, чиновники не хотят никого слушать, потому что знают, что все скажут, и вся эта дискуссия не крутится вокруг реальных проектов. Второй изъян этих дискуссий заключается в том, что люди не хотят рассматривать конкретные проекты, идет общетеоретическая дискуссия. Это, я считаю, очень большое зло для нашей экономической мысли, а главное, для того, чтобы выработать некую стратегию.

Приведу несколько примеров. Когда мы говорили о реконструкции БАМ и «Транссиб», все почему-то думают, что это только наше внутреннее дело. И теоретики, и члены Правительства, и наши конкретные производители говорят о том, сколько они перевезут угля и т.д., забывая, что Россия находится между двумя огромными центрами. Мы, к сожалению, не думаем о том, что в перспективе нас ждет создание огромного центра, как зона свободной торговли США и Европа с одной стороны, и с другой стороны Тихоокеанская зона свободной торговли. Между двумя этими монструозными зонами нам предстоит жить и занимать особое место. Если же мы будем рассматривать свой пупок изнутри, как говорят в йоге, то мы так и останемся в своих внутренних проблемах. В этом смысле очень интересно, как же будет развиваться Евразийский экономический союз, на каких принципах его строить, какую роль он займет в международном разделении труда.

Шакиров Раф: Это здорово, и это был большой шаг вперед, и 32 млн., как вы предлагаете, и, как и все мы, когда чиновник уходит, таможенник, а если бы еще и гаишники ушли, мы бы вздохнули легко, почувствовали разницу. Но беспокоит следующее. Посмотрите, такой прорыв свершился, а потом на какое-то время процесс интеграции носит почти дискретный характер.

Была ЕврАзЭС, сейчас другая структура, когда-то ГУАМ создавался и т.д. Мы обращаемся к этому конъюнктурно. Сейчас у нас режим санкций, и мы повернулись на Восток, и решили: «Давайте мы будем развивать евроазиатскую интеграцию». Не кажется ли вам, что здесь все-таки должен быть иной подход?», почему я и задал вопрос, на каких принципах нужно развивать этот союз. Может быть, именно стратегически думать, чтобы у глав государств и у экспертного сообщества было стратегическое целеполагание? Если посмотреть на тот же самый Китай, который внимательно к этому относится, вы же прекрасно понимаете, что танкерный флот там был заложен десятилетия назад для того чтобы сейчас возить нефть, Панамский канал китайцы за свой счет расширяют уже давным-давно. Северный морской путь, о котором мы сейчас только задумываемся, китайцы почти на 60% готовы его обслуживать. Вот оно, стратегическое мышление – заложенные решения десятилетия назад. Сейчас мы удивляемся, почему китайцы так вырываются. Они думают об этом, и они эту программу реализуют.

В перспективе, если говорить о евроазиатской интеграции, наверное, будет очень мощным фактором так называемый «Шелковый путь». Хочется узнать, как можно изменить ситуацию, как можно перейти от таких спорадических реакций на неблагоприятную конъюнктуру, к стратегическому планированию, а главное – к реализации?

Шакиров Раф: Никто не снимает с повестки дня успехов, достижений, но вопросы, которые я поставил, они остаются. И если говорить про ЕС, если мы будем 40 лет заниматься интеграцией, боюсь, упустим ту самую ситуацию, о которой я сказал: у нас в отличие от Европы нет такого большого лага, нам не дарит история такой возможности, нам нужно действовать быстрее. Возможно, процесс интеграции по всем пунктам, согласование законодательств, таможенных правил – это очень долгий процесс. Так, может, как раз перейти к другой тактике – вычленить самые стратегически важные для союза проекты и сконцентрироваться на них?

Шакиров Раф: Несмотря на разницу моделей развития, о которых вы сказали, есть нечто, объединяющее и США, и Китай – это стратегическое целеполагание. И когда мы упомянули предложение РАН, которое Фортов передал президенту. Там у нас космос, ядерные технологии, суперкомпьютер и инфраструктурные транспортные проекты, связывающие скоростными нитями Европу и Сибирь.

Когда мы говорим о проектах подобного рода, вы совершенно справедливо сказали, что у нас везде назывные предложения. Называем программу такую-то, а когда мы говорим о программе, то у чиновника возникает какой вопрос? Процесс – всё, цель – ничто. А целеполагание, например, когда Обама говорит: «К 2020 году снизить энергозависимость до 60%» и т.д. – это точное целеполагание.

Когда Китай строит свой шелковый путь, он говорит: «Мы будем доставлять ваши товары, товарищи японцы, за пять дней». Это целеполагание. Как вы достигаете этой цели – это очень важно, а у нас до сих пор даже по БАМ, Транссиб дорога доходит до порта, а порт не готов по инфраструктуре. Никто не думает, где экспортные возможности, где связка с мировой, требуется ли наш товар, условно говоря, на том конце железной дороги. Это целеполагание – очень важный момент.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ: