3-4 апреля 2018
Российская Академия Наук. Тема: «Россия и мир: образ будущего»
Сигал Павел
Хорошо заниматься тем, чего нет
Хорошо заниматься тем, чего нет

Добрый день, коллеги! Спасибо за приглашение выступить на этом замечательном форуме и на таком замечательном круглом столе. Я действительно представляю самую крупную общественную организацию предпринимателей – «Опора России», которая представляет малый и средний бизнес, но как-то сама тема «Инструменты взаимодействия власти и общества в процессе становления института лоббизма в России» для меня абсолютно новая и неожиданная.

Слушая предыдущих докладчиков, я, честно говоря, ничего не понял. Выступления были яркие, интересные, каждый говорил о себе любимом и о своем любимом, но какое это отношение имеет к инструментам лоббизма, я не понял. Я вообще выходец из научной среды и 4 года назад создал кафедру инновационного предпринимательства и финансового менеджмента, а вообще-то, я технарь по образованию. Я как-то привык, что если заявлена тема и какое-то направление, то надо обсуждать эту тему.

Один уважаемый коллега рассказывает, как он замечательно занимается благотворительностью. Поклоняюсь ему, но при чем здесь лоббизм? Другой рассказывает, как он замечательно в Думе борется с наркотиками. А лоббизм при чем здесь? Мы же говорим про инструменты лоббизма. Мы же говорим про системный вопрос или системную проблему, или мы просто собрались поговорить, так сказать, познакомиться и рассказать о том, какие мы хорошие? Помните, есть такой замечательный фильм «Гараж», который снял наш выдающийся режиссер Эльдар Александрович Рязанов?

Я тоже похвастаюсь. Я с ним лично хорошо знаком. Там одна героиня, которую играет Ольга Остроумова, сказала другому герою. «Чем ты занимаешься?» – «Я занимаюсь сатирой». Он говорит: «Хорошо заниматься тем, чего нет». Это для советского времени очень популярная фраза, так вот хорошо нам обсуждать то, чего нет. Легального, официального, нормального, цивилизованного лоббизма в России нет. То, что сейчас происходит, это никакой не лоббизм, а это продвижение группами, отдельными лицами, чиновниками, депутатами, бизнесменами своих интересов. Это не лоббизм.

Я рассчитывал, что мы будем здесь обсуждать, как создать механизмы лоббизма, какой должен быть закон об официальном лоббизме или какие-то другие нормативные акты. Я думал, мы будем обсуждать, как общественные организации, которые имеют какой-то опыт цивилизованного лоббизма, как общественные организации предпринимателей, не предпринимателей, какие-то другие – вот как эти инструменты сделать цивилизованными, прозрачными и правильными, а мы здесь обсуждаем, так сказать, разговор на свободные и вольные темы. У меня нет рецептов. Я не знаю, как должен выглядеть этот закон. Я просто, честно говоря, об этом не думал.

Я могу только сказать, как «Опора России», хотя мы себя гордо называем крупнейшей организацией предпринимателей, как мы лоббируем. Когда мы создали ее 12 лет назад, то мы были счастливы, что нас стали иногда приглашать чиновники средней руки, чтобы послушать, что мы им скажем: покивали и разошлись. Потом мы были счастливы, что нас стали приглашать руководители уже первого уровня. Я помню, как первый раз к нам пришел министр. Тогда еще Греф был. Потом первый раз мы встретились с вице-премьером, потом с премьером, потом с президентом, стали создавать общественные советы. Мы очень гордились и радовались, что нас слушают наконец-то, даже какие-то решения принимали, пока мы не поняли, особенно в последние годы, эффективность нашей работы.

Это не только к нам относится. Кстати, так сказать, великая РСПП, про которую здесь говорили, что РСПП слушают. Поверьте мне, не слушают. Бизнес-сообщество сейчас никто не слушает: ни больших, ни малых, ни средних. Мы продолжали и продолжаем сейчас по мере своих сил не давать возникнуть плохим, скажем так, нормативным актам и законам. Я могу привести один пример из моей вчерашней работы. Я вхожу во всевозможные экспертные группы, советы, при Госдуме и где только угодно.

Вчера мы на одном из экспертных советов в Госдуме рассматривали 10 законов, которые уже внесены в Государственную Думу, в том числе и депутатами уважаемой ЛДПР, поскольку это был комитет по финансовым рынкам, по финансам, по банковской системе и так далее. Это один из профилей моей работы. Значит, суть большинства этих законов: все взять и отменить или все взять и поделить. Один закон, который другими словами был выражен, звучит примерно так: «Давайте современную банковскую систему ликвидируем и начнем все это регулировать сверху».

Мы битых три часа грамотно, и опытные специалисты сначала пытались как-то найти в этих законах рациональное зерно, а потом вынуждены были просто принять решение, что тут нечего обсуждать, потому что нечего обсуждать. Это тоже какой-то элемент лоббизма, но я не уверен в его эффективности, ведь эти законы или часть из них может совершенно спокойно проскочить в Думе, и мы получим очередное счастье в виде нормативных актов, с которыми потом дружно будем бороться.

Конечно, общественные организации, советы и такие структуры, как механизм обратной связи между обществом и властью, абсолютно необходимы, но когда мы говорим про инструменты лоббизма, мы, наверное, должны, прежде всего, думать не о том, как мы красиво выступаем, а о том, чтобы заставить, допустим, Думу принять закон, который эти общественные советы наделит определенными полномочиями. Например, если есть профильный совет по какому-то направлению, то если он категорически против чего-то и он представительный, то по крайней мере к этому вопросу та структура, которая генерирует нормативный акт, должна вернуться. Сейчас этого нет.

Поэтому, коллеги, я вас призываю: когда вы все, профессионалы, занимаетесь вопросами лоббизма, займитесь или давайте вместе займемся, если, так сказать, придусь ко двору, созданием механизмов и инструментов, то есть созданием того, чего сейчас нет. Вот тогда что-то может получиться. Спасибо.

Модератор: Спасибо большое, Павел Абрамович. Я надеюсь, вы присоединитесь к нашей последующей активности.

Павел Сигал: Постараюсь. Спасибо большое. Мне, к сожалению, на самолет нужно, поэтому я вас покину.

Из зала: Понятно, что не всегда удается достучаться и не всегда удается рассказать, но, тем не менее, какое-то движение со стороны государства бывает. С кем конструктивнее удается общаться?

Павел Сигал: Вот по тем вопросам, по которым мы общаемся, с Министерством экономического развития. Собственно, это структура, которая по своему регламенту, по профилю должна как раз заниматься бизнесом. Мы работаем достаточно эффективно с профильными технологически, скажем так, министерствами. Я имею в виду Министерство энергетики, промышленности и так далее. Раньше было очень трудно работать с Министерством финансов, но поскольку сейчас уже финансов нет, то есть денег нет, поэтому там пока работать, так сказать, но нельзя сказать, что какие-то министерства особо противодействуют.

Вы знаете, есть одна поразительная черта российской управленческой системы. Значит, в принципе все руководители высшего и среднего звена – это образованные и умные люди, индивидуально они все понимают. Когда ты с ними говоришь индивидуально, неважно, официально или полуофициально, то понимание есть, но когда дальше они начинают уже без нас формулировать мнение ведомства, то как будто, так сказать, совершенно другие люди. Вот это вот главная проблема. Спасибо.

Модератор: Есть еще один вопрос?

Из зала: У вас было какое-то категоричное утверждение того, что действительно сегодня не слышно ни РСПП и другие организации, потому что если говорить про «Опору России», она действительно присутствует на всех экспертных площадках – не только Государственной Думы, но и практически любого министерства. Мне просто удивительно слушать от вас то, что сегодня столь весомое мнение «Опоры России» абсолютно не учитывается при принятии тех или иных решений. Есть какие-то конкретные примеры, может быть, из недавнего опыта?

Павел Сигал: Пожалуйста. Это коснулось всех. Значит, введение, вернее, повышение ЕСН для предпринимателей, которые находятся на упрощенной системе налогообложения, или повышение ЕСН для индивидуальных предпринимателей с небольшим доходом. Это уничтожило 20% предпринимательства России. Сколько мы ни бились, так сказать, ничего не помогло.

Я же говорю про КПД. Я понимал бы, если бы, скажем, 10-20% наших предложений, так сказать, реализовывались, это было бы замечательно. Понятно, что мы как профессиональная организация предпринимателей отстаиваем свои интересы, и они не всегда должны совпадать с интересами других групп населения, и это совершенно нормальная ситуация. Я сейчас не буду говорить в цифрах, так сказать, какой КПД, но он значительно ниже.

Кстати, могу вспомнить один пример, он меня поразил. Это было много лет назад, сейчас не помню, может, 10-12 лет назад. Я в составе делегации каких-то очередных, так сказать, деятелей был в Соединенных Штатах. Мы знакомились с их опытом работы муниципальных заксобраний и объединений предпринимателей. Мы в городе Портленде встречаемся с организацией типа «Опоры России», только с местной.

Он нам рассказывает, что когда городской совет города Портленда планирует принять какой-то нормативный акт, он обязательно присылается на согласование с этим городским объединением предпринимателей. Это было еще в самом начале существования «Опоры России». Я задаю наивный вопрос: «А если они хотят принять акт, который, допустим, повышает налоги и вам невыгоден, вы же его не пропустите? Поэтому они в этом случае тоже посылают?»

Он говорит: «Да, конечно». Я говорю: «Подождите. Но ведь они же себе усложняют жизнь. А что, есть обязательный закон, что они обязаны посылать?» Он говорит: «Нет». Я говорю: «А тогда зачем они посылают?» Я задавал вопросы. Он не понимал, что я спрашиваю. Он говорит: «А как они могут нашему сообществу не прислать? В конце концов, мы просто сделаем так, что никого не переизберем потом или не дадим жить им спокойно». Тут же, видите, обратная связь: не только чиновники должны работать, как мы хотим, но и мы должны работать так, чтобы они работали, как мы хотим. Если мы слабые и хилые, если мы не умеем отстаивать свои интересы, то тогда этих интересов и не будет.

Распечатать статью


ПОДЕЛИТЬСЯ:

Читайте также:

Евгений Корчевой
Рецепты лоббизма
26.03.2015

Дмитрий Носов
Ответственность за лобби
26.03.2015

Владимир Жириновский
Коррупция – это инструмент управления
27.03.2014

Марат Баширов
Риски, санкции, лоббизм
26.03.2015